23.10.2017 | Денис Ермаков | Алексей Михайлов | Ирина Сигова

Непростая русская баба

Сергей Кириенко продолжает готовить предвыборное шоу для Владимира Путина, привлекая такие яркие кадры, как Ксения Собчак

Фото: Илья Питалев⁄ТАСС

Ксения Собчак — главный оппонент Владимира Путина на президентских выборах от «либерального лагеря». Это не шутка, не фейк, не сценарий для очередного ток-шоу, кинокомедии или рекламной акции. Это вершина политтехнологической мысли, которой достигли люди, отвечающие в Администрации президента за его предвыборную кампанию.

Кириенко в шоколаде

Если бы в 2000 году, когда «система» помогла 47‑летнему преемнику Бориса Ельцина перевалить за 50‑процентный барьер в окружении десятка кандидатов, кто-то пофантазировал, что спустя 18 лет Кремль на выжженном им же политическом поле будет вынужден выставлять в качестве спарринг-партнера Путина Ксюшу, дочь его бывшего босса, ему бы покрутили у виска.

Но сегодня это реальность системы, деградировавшей от управляемого «фарса» Владислава Суркова до политического цирка. Тем не менее «замена» Алексея Навального на Собчак – пока главное, что смог придумать за год работы в должности первого замглавы АП Сергей Кириенко со всеми своими профессиональными «методологами», политологами, социологами и мозговыми центрами вроде ЭИСИ. Да и здесь Кириенко всего лишь прибег к старому «фокусу» своих предшественников – того же Вячеслава Володина.

В 2012‑м Кремль по аналогичной схеме использовал «своего либерала» Михаила Прохорова, канализировавшего недовольство «белоленточного» движения. Плюс миллиардер собрал часть голосов недовольного, но аполитичного городского избирателя, который нередко голосует за «звезду», «человека успеха» – будь то Прохоров или Жириновский. Прохоров занял на президентских выборах третье место (7,98%), но вскоре из политики его удалили, отжав партию «Гражданская платформа», а потом и медиаресурс – РБК. Лидера «Яблока» Григория Явлинского до тех выборов не допустили, чтобы не мешал сценарию (при участии обоих кандидатов Путин рисковал не набрать искомые 70%). При выдвижении Собчак шансы для основателя «Яблока» на повторение этой печальной истории увеличиваются.

Сейчас планка для президента та же. Осенью 2016‑го, вскоре после прихода в АП, Кириенко заявил на закрытом брифинге, что целью мартовских выборов «референдумного типа» являются показатели 70/70 – по явке избирателей и результату Путина, а также поведал о том, что президент представит к выборам некий «образ будущего». Экспертное и журналистское сообщество отметило тогда, что «утечки» в СМИ с этими откровениями были организованы АП несколько неумело. Противники Кириенко начали публично ставить под сомнение его профессионализм, сторонники в ответ пеняли на козни людей Володина, а также других «кремлевских башен». Сам же Кириенко из-за всей этой аппаратной борьбы резко ограничил общение со СМИ и сузил круг политологов. Но и это не помогло.

Кролик по частям

В спектакле с выдвижением Ксении Собчак оказалось такое количество ляпов и нестыковок, что остается удивляться либо непрофессионализму авторов сценария, либо действительно успешной работе антикириенковских «кротов».

Сентябрьскую утечку в «Ведомости», впервые засветившую тему о том, что Путину ищут для выборов соперницу-женщину, где впервые называлась светская «оппозиционерка» Собчак, действительно можно списать на борьбу разных башен Кремля. Команда Кириенко нашла-таки если и не искомый образ будущего России, то хотя бы «живенькую» заставку для скучнейшей выборной кампании. Их недруги немедля слили рекламное ноу-хау в СМИ. И, конечно, эффекта внезапного появления скандальной блондинки из пыльного ящика с выборным инвентарем не вышло. Фокусник не может вытаскивать кролика из цилиндра по частям! А тут именно так и получилось.

В то время как кураторы Собчак из Кремля перестраивались на марше, лихорадочно соображая, когда же теперь лучше объявить о ее явлении народу, либеральная публика, которую только и заинтересовала эта новость, немедленно разделилась на защитников и противников идеи «Собчак – в президенты». И пока сама потенциальная кандидатка с женским непостоянством то все отрицала, то прозрачно намекала, что в принципе не прочь, то решительно заявляла, что хочет попробовать сделать и ЭТО, они бились за и против прекрасной дамы всюду – от блогов на сайте популярной радиостанции до новостной рассылки медийного стартапа.

Предборьба так увлекла участников процесса, что и торжественное объявление (18 октября) о поединке года – блондинка против супермена – получилось смазанным. Отсюда и старый урл на сайте «Ведомостей» с программным письмом Собчак (аж от 30 сентября), и орфографические ошибки в тексте кандидатки, и путаница с ее возрастом – вот только что ей в газете было 35 и тут же в телеобращении – снова 36. Неаккуратненько сделано всё – и то, что проанонсированное важное заявление Собчак на родном канале «Дождь» было перебито выложенным на час раньше письмом в «Ведомостях» (видимо, у Кириенко в последний момент решили, что их кандидатке лучше заявиться в президентскую гонку не в формате хоум-видео, а через солидную бизнес-газету). И то, что на газетном сайте в письмо задним числом начали вносить правки. А в ряде анонимных телеграмм-каналов вскоре появились сообщения, что, мол, свое выдвижение Собчак с АП не согласовывала, это вообще не проект Кириенко, а некой другой «башни Кремля».

Но главное, непонятно, как поддерживать хайп вокруг гламурной блондинки еще два месяца, до официального объявления кампании. Если, конечно, задача не в том, чтобы она за это время надоела даже своим потенциальным избирателям еще больше основного кандидата Кремля.

Известна, как Путин

Возможно, операция «Собчак» и может добавить в нынешние «брежневские» выборы «движухи в кадре». Даже если в итоге она не будет зарегистрирована. Вот уже и Иван Ургант пародирует видеообращение Ксении Собчак на Первом канале.

Узнаваемость у бывшей ведущей «Дома‑2», «блондинки в шоколаде» и ведущей «Дождя» почти как у Путина. Согласно рейтингу ВЦИОМ за 2015 год, 95%. Но все же главное – ее высокий антирейтинг: 60% опрошенных относятся к ней «скорее отрицательно», и лишь 21% – положительно. Представителем же «несистемной оппозиции» популярную ведущую считают около 1%.

Большинство россиян в принципе не против участия «слабого пола» в политике. Но что касается готовности к женщине-президенту в ближайшие 10–15 лет, то, по данным сентябрьского соцопроса «Левада-центра», «определенно» за это выступают 11% респондентов и еще 23% – «скорее за». Против – 53%. В списке потенциальных кандидаток Собчак делит 7–8-е место с депутатом Натальей Поклонской (0,4%). В общем, какой-либо электоральной угрозы Путину очевидно не представляет.

Но раскол в «либеральную тусовку» своим возможным «спойлерством» Навального она уже внесла. Впрочем, коллеги если и журят Ксению, то максимально сдержанно. Чего не скажешь об Алексее Навальном, который еще до ее официального объявления заявил, что ее выдвинули олигархи и АП, которым нужен «карикатурный либеральный кандидат».

«Омерзительная кремлевская игра»

Будущее отношений Навального с Собчак теперь просматривается вполне определенно – друзьями, как раньше, они не останутся. «Мне будет очень легко ругать Ксению Собчак совершенно прямым текстом, несмотря на то, что я нахожусь с ней в хороших отношениях», – рассказал он в своей передаче «Навальный 20:18», размещенной в YouTube 21 сентября. Хотя на тот момент участие Собчак в выборах президента было лишь неподтвержденным слухом, оппозиционер оценил саму возможность такого сценария жестко: «Насколько я понимаю, она, похоже, приняла решение даже не выдвигать свою кандидатуру, а участвовать в этой довольно омерзительной кремлевской игре под названием «Давайте притащим на выборы такое либеральное посмешище, чтобы отвлечь внимание». […] Я буду очень огорчен и расстроен, если она будет в этом участвовать».

При этом теперь поводов для огорчения и расстройства у Навального оказалось даже больше, чем он предполагал. Речь уже не просто об участии Собчак в «омерзительной игре». Новоиспеченный кандидат в президенты, по сути, уже начала использовать Навального, рассказав, что будет добиваться его допуска до выборов, а если это действительно случится, даже готова снять свою кандидатуру в его пользу. В ситуации, в которой сейчас оказался Навальный, подобные разговоры выглядят откровенно циничными. Несколькими днями ранее глава ЦИК Элла Памфилова, общаясь с участниками Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Сочи, дала предельно ясные разъяснения насчет «кандидата Навального»: «Он сможет, пройдет этот срок десятилетний (поражение в правах из-за судимости. – «Профиль») – где-то в 2028 году, плюс пять месяцев, может вполне баллотироваться. А что сейчас за возраст? Вся жизнь впереди. Поэтому пусть исходит из этого. И флаг ему в руки!»

Sergey Ponomarev⁄AP⁄TASS
Задержание во время «народных гуляний» оппозиции в Москве 8 мая 2012 года и поездка в автозаке стали одними из главных политических приключений Ксении СобчакSergey Ponomarev⁄AP⁄TASS

Понятно, что в такой ситуации заявления Собчак в пользу Навального ни к чему не обязывают – закон и ЦИК представляются явлениями явно непреодолимой силы. Но Собчак уже примерила на себя часть тех людей, кто готов был бы голосовать за Навального на президентских выборах. Из ее объяснений следует, что она рассматривает и самого Навального, и его избирателей как своих союзников, которым она в случае «чуда» – как в свое время та же Памфилова назвала возможный допуск оппозиционера до выборов – всегда готова помочь и даже пожертвовать своей политической карьерой ради их успеха. Такие отношения по определению предполагают некоторую взаимность – я за вас, поэтому и вы можете на меня рассчитывать, если других вариантов не будет. Причем сделано столь прозрачное заявление о планах на избирателей Навального было именно тогда, когда он ничем ответить не мог, поскольку находился в спецприемнике, отбывая очередной административный арест.

Какую часть сторонников Навального сможет привлечь на свою сторону Собчак, трудно предполагать. Но одно безусловно – что хоть кто-то за ней да пойдет. Это как минимум те, кто не очень следит за информационной повесткой и не вникает в подробности взаимоотношений Навального с другими обитателями «оппозиционной поляны», ограничиваясь долетающими до них громкими заявлениями. А слова Собчак о якобы поддержке Навального уже прозвучали достаточно громко и наверняка будут повторены еще не раз. И протесты и ругань самого Навального на их фоне будут звучать не столь категорично и однозначно.

За против всех

Как сказал «Профилю» еще до появления новости о выдвижении телеведущей глава «Левада-центра» Лев Гудков, «Собчак – это фактор некоего раздражения, а не реальная фигура, не реальный кандидат».

Сама Собчак этого и не скрывала. Сразу попыталась обезоружить критиков сеансом саморазоблачения как доказательства искренности намерений. Ведущая не видит проблемы в том, что у нее нет ни партии, ни политического опыта (если не считать участия в нескольких «белоленточных» митингах и сидения в отделении полиции несколько часов), ни реальной программы. В этом она призналась в интервью британской The Guardian, отметив, что ее шансы на победу невелики и она будет действовать «в качестве громоотвода для всех, кто недоволен политическими порядками при президенте Путине».

«Я – кандидат «Против всех», – заявила Собчак в своей программной статье в «Ведомостях», – «вне жестких идеологических рамок» и «даже не за «Крым наш» и не против», а за то, чтобы «прекратилось тотальное воровство, появились настоящая политика, власть, подотчетная свободному волеизъявлению людей, которые сами решат, как им жить, и на равных со всем мировым сообществом и соседями решат, чей же Крым на самом деле».

Собчак также не делала секрета из своей недавней встречи с президентом. Она вообще не стесняется своих связей «наверху», более того, представляет это своим преимуществом. По ее словам, она лично знает «большую часть российского истеблишмента» и может собрать деньги на свою кампанию «среди элиты», в которой тоже не все довольны происходящим. Но при этом сообщения о том, что ее кампания связана с Кремлем, назвала спекуляциями.

«Я знаю, что я противоречивая фигура. Я журналист, блондинка в шоколаде, дочь реформатора, член координационного совета российской оппозиции – я, может быть, не ваш кандидат», – признается она в «Ведомостях». Но только для того, чтобы тут же предложить себя в качестве рупора тех, «кто не сможет стать кандидатом», готова «озвучивать претензии к существующей системе» и левых, и правых, «потому что проблема коррупции, проблема неподконтрольности и несменяемости власти – больше, чем наши идеологические разногласия».

«Графу против всех», за которую ратует Собчак, вычеркнул еще позапрошлый первый замглавы АП Сурков в 2006 году. Тогда власть испугалась, что осознанное протестное голосование как ответ на недопуск властью оппозиционных кандидатов может дискредитировать выборы. После 1,88% на выборах 2000 года в 2004‑м (когда Зюганов и Жириновский не пошли на выборы, прислав вместо себя «замены») против всех проголосовали 3,45% избирателей. Больше было только во втором туре 1996 года между Ельциным и Зюгановым (4,82%).

Каких-то серьезных нападок лично на Путина, который, как всем очевидно, и является творцом критикуемой Собчак системы, журналистка не позволяет.

По сути, она обращается к тем гражданам, которые выходили на Болотную. Причем с тем же посылом. На митинге «За честные выборы» на проспекте Сахарова 24 декабря 2011 года Собчак заявила: «Самое главное – это влиять на власть, а не бороться за власть. Вся оппозиция, которая существует сегодня, борется за власть, но, став властью, мало что может измениться… ». Тогда ее выступление 100‑тысячная толпа встретила оглушительным свистом. Тогда, как и сейчас, было очевидно, что Собчак может говорить почти все что угодно в адрес власти и ей за это ничего не будет. И, по сути, уже не важно, чем это вызвано – неожиданным прозрением, личными мотивами или профессиональным «внедрением» в среду оппозиции по заданию «центра». Ее фигура в среде недовольных по-прежнему ассоциируется с получением преференций от близости с действующей властью.

По следам денег

Ксения Собчак – небедный человек. Она привыкла распоряжаться крупными суммами и собственностью. В 2017 году, согласно российскому «Форбс», в рейтинге российских знаменитостей она заняла 10‑е место с доходом $2,1 млн. Она грамотно пользуется налоговыми лазейками, в частности, зарегистрирована как индивидуальный предприниматель с 2007 года, чтобы платить не 13% подоходного, а только 6% налога от ИП.

Совершала миллионные сделки с акциями и долями множества компаний – от «Евросети» до ресторанов и кафе. Имеет множество рекламных контрактов. В самом разнообразном бизнесе – много лет.

11 июня 2012 года в ходе обыска (не у самой Ксении, а у фактически проживавшего с ней тогда оппозиционера Ильи Яшина) следователи изъяли у Собчак деньги – около 1,1 млн евро, $522 тыс. и 485 тыс. руб., расфасованных более чем в 100 конвертов. На конвертах, как правило, были надписи «Собчак» и даты. Ксения заявила, что это ее личные деньги. Следственный комитет пытался доказать неуплату налогов или связь этих сумм с финансированием «столкновения с полицией» 6 мая в рамках «Болотного» уголовного дела, но не смог. Деньги Собчак вернули. «Пострадавшая» потом долго описывала, какой был «трэш и ужас» тот 6‑часовой обыск.

Но теперь ей предстоит серьезный подвиг – собрать средства на предвыборную кампанию. За месяц – с начала декабря до конца новогодних праздников – кандидату предстоит собрать более 300 тыс. подписей из более чем 40 регионов страны (если, конечно, Собчак не подберет себе партию – тогда ей придется собирать всего 100 тыс. подписей). Каждая подпись, по опыту прошлых кампаний, стоит до 200 руб. (не подписанту, а сборщику), плюс еще что-то на штабы, помещения, юристов, перепроверку по базам и т. п. В общем, $4–5 за подпись «вынь да положь». Это в районе полутора миллионов долларов. У Собчак, как показал обыск, такие деньги есть. Стартовать она сможет в любом случае. Но редко кто из кандидатов (даже бизнесменов) рискует личными деньгами в таких ненадежных предприятиях, как выборы: ведь, внеся их в свой избирательный фонд, обратно уже не заберешь. Крупные бизнесмены вынимают деньги из своих компаний, но Собчак вряд ли сумеет это сделать в значительных масштабах – ее бизнесы очень невелики, такой нагрузки не выдержат.

Предел избирательного фонда кандидата в президенты по закону – 400 млн руб. При этом предел пожертвований от физлица – 6 млн руб., а от юрлица – 28 млн руб. Навальный говорил, что он намерен собрать на свои выборы 1 млрд руб. (и уже собрал и потратил за 10 месяцев своей кампании 170 млн руб.) – с учетом всех расходов до избирательного периода. Откуда возьмет деньги Собчак?

В письме в «Ведомости» она сообщила: «у меня, вероятно, не будет времени собрать их по копейке с миллиона малообеспеченных людей, я надеюсь, что соберу их среди элиты», а потом пообещала формирование «фандрайзинговых команд». Но очевидно, что никакие «команды» денег собрать не смогут, а расчет на свои контакты в «элите», которые позволят быстро наполнить избирательный фонд, несколько рискован. Хорошие отношения во время интервью или на светских тусовках – это одно, а деньги – совсем другое. Потому что просто так в нашей политической системе давать деньги не принято, всегда надо сначала спросить у АП, можно ли. А то и «доктора» в гости получить можно, что ни одному здравомыслящему бизнесмену не нужно. Анонимные платежи (например, биткойнами) – как сейчас формируется значительная часть в фонде Навального – во время избирательной кампании запрещены.

И тут сразу встает вопрос, позволит ли АП Собчак собрать избирательный фонд. Скорее всего,  да. Она выгодный и удобный для власти кандидат: много голосов не соберет, у главного кандидата не отберет вообще ничего, а смягчить крики активистов недопущенного Навального сможет.

Благие намерения и немного путано

Никаких «довольно людоедских взглядов на политику и экономику» (так охарактеризовал их Навальный) новоиспеченный кандидат пока не проявляла. И тот эскиз программы, который она набросала в своей «кандидатской» статье в «Ведомостях», – вполне демократический и либеральный. Ни слова про то, что она «за платное образование, за платное здравоохранение, за платные парковки, за повышение пенсионного возраста», как описывал ее экономические взгляды Навальный.

В качестве главной экономической «фишки» – приватизация. «Все крупные госкорпорации должны быть приватизированы с антимонопольными ограничениями. Государство не должно контролировать никакие отрасли экономики, доля государства в предприятиях и отраслях должна быть ограничена блокирующими пакетами». Сказано мало, а вопросов уже много. Наверное, Ксения использовала термин «госкорпорации» как синоним «госкомпании», не понимая, что это совсем не одно и то же. Остается и еще пара вопросов – зачем, собственно, государству блокирующие пакеты в предприятиях, а уж тем более «в отраслях», и что такое «блокпакет в отрасли»? Вряд ли мы когда-нибудь получим ответы. Потому что это сказано Собчак просто для красоты и баланса, не более.

Юрий Белинский⁄ТАСС
Президент Владимир Путин не оставляет заботой семью своего бывшего шефа Анатолия СобчакаЮрий Белинский⁄ТАСС

Навальный выбрал для себя простой лозунг – повышение минимальной зарплаты до 25 тыс. руб., который, безусловно, будет пользоваться популярностью в народе. А Собчак – тот, к которому обычный человек относится заведомо с недоверием, сразу вспоминая ваучеры и залоговые аукционы 90‑х, а кто – и «народные IPO» нулевых. Навальный, несмотря на свой опыт «борьбы» с госкомпаниями, никогда не агитировал за приватизацию. Очевидный просчет Собчак с точки зрения технологии выборной кампании. Но сейчас для нее важнее «либеральное кредо», несмотря на заявления о том, что она – «вне жестких идеологических рамок». Возможно, в окончательном варианте программы упоминание о приватизации будет задвинуто в самый конец, а вперед выйдут перехваченные у Навального лозунги борьбы с коррупцией (вариант – с тотальным воровством) и тот же МРОТ в 25 тыс. руб.

Молодым везде у них дорога

В любом случае сомнительно, чтобы «пенсионеры» и «бюджетники» проголосовали за такого кандидата. С такими кандидатами уж лучше за Путина. Вряд ли и свистевшие «несогласные» ринутся голосовать за такого «оппозиционного кандидата». Да и времена нынче другие, посткрымские. Репутация блондинки в «путинском» шоколаде, скорее, заставит либерального избирателя остаться дома или проголосовать за Явлинского.

К тому же для большинства вне зависимости от политических предпочтений Собчак ассоциируется отнюдь не с протестом и КСО, а с гламуром и чужой «красивой жизнью» эпохи высоких нефтяных цен. У новой молодежи, у тех, кому 18–25, она не ассоциируется ни с тем, ни с другим. Большая ее часть не видела Собчак даже в образе ведущей «Дома‑2». Главный ее шанс, что за нее проголосуют как «за звезду» или «по приколу».

Впрочем, вся история в любом случае сработает на капитализацию звезды (потраченные на кампанию миллионы точно отобьются). Да и на Центральное телевидение, глядишь, вернут.

У Сергея Кириенко выбор ведь тоже был небольшой. Если под выборы хлеба (для бюджетников и пенсионеров) нет, то нужно хотя бы увеличить долю «зрелищ». Заодно подогреть внимание к выборам, чтобы достичь заветной 70‑процентной явки. Собчак фактически и агитирует за это. Не за бойкот выборов без Навального, а за необходимость прийти голосовать, путь даже игра и нечестная.

При помощи Собчак АП пытается создать не просто видимость политической конкуренции, но конкуренции в принципе. Особенно для молодых. Об этом – все последние инициативы Кириенко в рамках предвыборного «образа будущего». Начиная с его июльского выступления перед молодыми участниками форума «Территория смыслов», где он призывал их участвовать в общественной жизни через НКО. Заканчивая объявленным им недавно конкурсом молодых управленцев «Лидеры России». Все это позиционируется как социальные лифты для молодежи. Молодежная аудитория вообще активно используется АП в качестве предвыборной декорации для главного 65‑летнего кандидата. Путин в последние месяцы совершил множество «молодежных» встреч: «Таврида», центр «Сириус», офис «Яндекса», Всероссийский открытый урок, Всемирный фестиваль молодежи и студентов… В декабре Совфед готовится представить рамочный законопроект «О молодежи и государственной молодежной политике в РФ». Пусть все это и имеет примерно такое же отношение к реальной жизни, как заявления Путина и Медведева о восстановлении доходов населения или их рассуждения о цифровой экономике. Понятно, что открыть не одобренные государством НКО нельзя, так же, как получить работу по итогам победы на «фабрике звезд» для чиновников, не заявив о своей правильной патриотической позиции.

Возможно, что нынешние молодые конформисты все это понимают и готовы идти на компромиссы ради возможности попадания хоть в какой-то социальный лифт. Но вот избраться или даже претендовать на какую-либо высокую должность им явно не светит. По крайней мере, тем, у кого фамилия не Турчак (а папа не тренируется с президентом в дзюдо), не Собчак (а папа когда-то не был начальником президента) и не Миронов или Дюмин и кто не работал в личной охране президента. Но поймут это молодые конформисты, потенциальные избиратели Собчак, уже после 18 марта 2018 года.

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru