25.08.2018 | Иван Дмитриенко

Чему не учат в школе

Недостатки российской системы образования привели к процветанию теневого рынка репетиторских услуг

Фото: Shutterstock

Первого сентября учебный год начнется не только в российских школах и вузах: впереди традиционное оживление на рынке дополнительного образования. Частное репетиторство не новое явление: в дореволюционной России детям из зажиточных семей нанимали гувернеров, в СССР студенты «подтягивали» к вузу младших товарищей. Но сейчас, по оценке опрошенных «Профилем» экспертов, этот рынок достиг беспрецедентных масштабов.

Этому способствует как международный тренд на «персонализацию» образования, так и российское недоверие к школьной системе, которая, по мнению многих родителей, не способна дать ребенку достаточно знаний для будущей карьеры.

В итоге до 2014 года репетиторский рынок стремительно рос, во время кризиса сумел удержаться на плаву, а теперь наблюдается новый виток, связанный с развитием тематических интернет-площадок и дистанционного образования. При этом ни одна из имеющихся оценок его объема не может быть достоверной: большинство репетиторов работают в подполье и не платят налогов, а государство не слишком их тревожит.

Впечатляющая динамика

С начала века российский рынок репетиторских услуг вырос в 6 раз: с $300–350 млн в 2000 году до $1,7–2 млрд в 2017 м (около 120 млрд рублей), подсчитали в Центре экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований РАНХиГС. Как сообщила «Профилю» директор центра Татьяна Клячко, каждый год он прибавляет 3–5%. Похожие оценки предлагает Edumarket.digital в «Исследовании российского рынка онлайн-образования и образовательных технологий».

В 2016 году объем рынка дополнительного образования для школьников составил 130,3 млрд рублей, к 2021 му достигнет 149,2 млрд. Численность подростков, получающих такое образование, за эти годы вырастет с 6 млн до 6,9 млн человек. При этом сейчас к репетиторам ходят 40% учащихся 5–11-х классов.

Такие показатели – исторический максимум для нашей страны, говорит сооснователь и генеральный директор курсов ЕГЭ и ОГЭ Lancman School и «Хочу знать» Михаил Ланцман: «По моим наблюдениям, в старших классах дополнительное образование получают не 40%, а все 80% школьников. Только 20% никуда не ходят после школы. Это либо вундеркинды из профильных лицеев, которые готовятся сами, либо беспечные ребята, которые заранее готовы идти в армию».

Сеть рождает предложение

В начале 2000 х рынок рос естественным путем вместе с благосостоянием граждан. Затем свою лепту внес ЕГЭ. Изначально чиновники рассчитывали, что единый экзамен поборет теневое образование. Ведь прежде главным залогом поступления в нужный вуз были частные уроки с одним из его преподавателей за щедрую плату. В первые годы существования ЕГЭ казалось, что подобное «коррупционное» репетиторство ушло в прошлое.

Но постепенно рынок с лихвой компенсировал утраченные позиции. Изменился лишь его состав: необходимость обращаться к вузовским педагогам отпала, а благодаря стандартизации экзаменов на рынок вышла масса сторонних специалистов. Оказалось, что для занятий со старшеклассником не обязательно быть корифеем – достаточно уяснить специфические условия экзамена по тому или иному предмету и освоить техники «натаскивания» на результат.

«Когда приходилось идти к преподавателям вузов, рынок не мог стать массовым – «правильных» репетиторов было мало, они ценились на вес золота, – объясняет репетитор по английскому языку, автор блога по методологии преподавания Ольга Миллич. – Теперь же только по английскому языку ЕГЭ сдают 60 тысяч 11 классников ежегодно, и всем нужен свой репетитор. Предложить свои услуги, по сути, может каждый. Например, я никогда не работала в школе, но готовлю ребят к единому экзамену с момента его появления».

Дополнительным фактором роста послужил интернет, предоставивший педагогам-фрилансерам широкий выбор каналов продвижения: собственные сайты или соцсети, а также маркетплейсы – специализированные ресурсы-посредники (Profi.ru, Youdo, 5legko.com, «Ассоциация репетиторов», «Ваш репетитор», «Биржа репетиторов», Repetit-center, Preply). Заказчик и исполнитель, ранее ограниченные близким кругом знакомых, передававших ценные сведения по «сарафанному радио» (что не позволяло репетитору выйти на другой ценовой сегмент, а родителям ребенка – найти педагога за пределами локального сообщества), влились в обширный национальный рынок.

Особенно популярны маркетплейсы, частично сохранившие принцип «сарафанного радио», – там пользователи оставляют о репетиторах отзывы, а те тщательно следят за репутацией. По сути, каждый аспирант может заполнить анкету «на всякий случай» и не спеша подбирать выгодные заказы по мере нужды в заработке. Приятный бонус – можно не ограничивать себя школьной аудиторией, а работать со всеми желающими (деловой английский, курсы повышения квалификации для взрослых). В конечном итоге репетиторский состав заметно омолодился.

«Сколько людей репетиторствуют благодаря интернету, не сосчитать, – отмечает Ланцман. – Из одной Москвы можно найти более 100 тыс. предложений в Сети. Но часть анкет принадлежит студентам, которые когда-то подрабатывали, а теперь устроились в жизни и отошли от репетиторских дел».

Двоечник-кормилец

Главной же причиной популяризации репетиторов стало недовольство школьным образованием. Согласно июльскому опросу ВЦИОМ, 42% россиян не считают подготовку к ЕГЭ в школе достаточной. Школа пытается уйти от ответственности за результаты единого экзамена, полагает создатель курсов «ЕГЭ-Студия», автор книг по репетиторству Анна Малкова: «Иногда в школе собирают родителей старшеклассников и прямо объявляют, что их детей к ЕГЭ не будут готовить. Мол, задача у нас другая – дать программу согласно учебнику. А с ней можно сдать ЕГЭ на 60–70 баллов из 100. Все, что свыше, требует дополнительных занятий».

Впрочем, репетитора ищут не только для подготовки к экзамену, но и для освоения рядовой программы. Он становится своеобразным «костылем» для ребенка, не успевающего «схватывать на лету». И если в советские времена занятия с репетитором выглядели зазорно («Отстающий!»), то теперь это престижно – так демонстрируется забота родителей о своем отпрыске.

«Репетиторов ищут сознательные родители, которые хотят вытащить ребенка из вечных троек. Проболел или не понял важную тему, потом еще одну, и накапливается непонимание. Важно вовремя ликвидировать пробел», – говорит Анна Малкова.

Светлана Холявчук⁄Интерпресс⁄ТАСС
Введение единого государственного экзамена (ЕГЭ) должно было положить конец репетиторству в России. На деле эффект оказался обратнымСветлана Холявчук⁄Интерпресс⁄ТАСС

Такой рост репетиторского рынка стоит рассматривать как негативную тенденцию, уверен лингвист, автор курса по английскому языку Михаил Шестов. Ведь это маскирует низкое качество школьного образования. «Школа сознательно создает условия, чтобы без репетитора знаний у учеников не было. Например, в начальной школе стали изучать английский язык, но после года обучения дети не умеют ни читать, ни произносить иностранные слова. В итоге во втором классе начинаются походы к репетиторам. Советская же школа никаких репетиторов не требовала», – говорит он. Это подтверждается данными исследования Superjob: 16% родителей ищут репетиторов ребенку уже с первого класса.

Как уточняют эксперты, в этой ситуации повинны не отдельные недостатки российской школы. Проблема носит фундаментальный характер: нынешняя система образования все меньше соответствует требованиям XXI века. Она сложилась в индустриальную эпоху, когда граждан делали «под копирку». Поэтому учитель относился ко всем в классе одинаково. Сегодня же важен персональный подход к ученику, с учетом личностных качеств и особенностей восприятия, установлением эмоционального контакта. «Перед учителем сидит разнородная масса, – описывает Михаил Ланцман. – Один хочет в армию, другой – в МГУ. Одному нужна математика, другой хочет изучать историю. Ладно бы их было пять человек, но когда 30, уделить внимание каждому невозможно. Как государственная школа справится с этим кризисом, неясно».

Тренд на персональное обучение (private tutoring) заметен и за рубежом: по оценке Global Industry Analysts, мировой объем репетиторского рынка составляет порядка $100 млрд, рост достигает 7–10% в год. США и Южная Корея обеспечивают по 15% мирового рынка. Также в лидерах Китай, Япония, Сингапур, Гонконг.

Каверзный рынок

Задача репетитора – систематизировать знания подопечного, научить его мыслить шире школьных рамок, пробудить творческий потенциал. Но это в идеале. На практике отдача от внеклассных занятий заметна не всегда. «В 99% случаев занятие с репетитором сводится к банальной зубрежке. Никто не заботится о практическом применении знаний – сдать бы ближайший экзамен. Крайне редко репетиторы прибегают к внедрению новых и по-настоящему эффективных методик обучения», – рассказывает Михаил Шестов.

Причиной тому – родители, которые нередко приглашают репетитора для очистки совести, планируя решить школьные проблемы самим фактом его наличия. Времени и сил тщательно отбирать домашнего педагога, а затем контролировать процесс обучения у них нет: ребенок при деле, и хорошо. Обычно отсутствует и четко сформулированная цель занятий. С одной стороны, родители постепенно осознают эфемерность школьных отметок и не требуют сплошных пятерок. С другой – регулярно ставят перед репетитором сиюминутные задачи – подготовить к ближайшей контрольной, помочь с трудной «домашкой», – подменяя ими стратегические цели.

«Парадокс: рынок репетиторов переживает бум, но количество не переходит в качество, – констатирует генеральный директор MAXIMUM Education Михаил Мягков. – Когда возникает вопрос, где найти хорошего репетитора или курсы, четкого ответа нет. Родителям надо готовиться к кропотливой работе – отобрать несколько курсов и репетиторов, посетить открытые уроки, взять несколько пробных занятий, подготовить чек-лист с каверзными вопросами».

Со стороны репетитора же главная задача – понравиться родителям, создать положительный образ своей работы. Тогда есть шанс удержать клиента на годы. «Отношения с родителями – скользкий момент, из-за которого некоторые коллеги даже не берутся за подростков, – рассуждает Ольга Миллич. – Здесь нужно не попасться на удочку завышенных ожиданий в духе: «Я же плачу деньги, где результат?». Вместе с тем стоит быть в контакте с родителями, показывая, что тебе есть дело до их ребенка, ты к нему неравнодушен».

В конечном счете немногим репетиторам удается стать не просто «трансляторами знаний», но вдохновителями для своих учеников, признается Михаил Ланцман. «Часто говорят, что дети сейчас неправильные – ничем не интересуются, сидят в гаджетах и так далее. На самом деле проблема в том, что их в свое время не заинтересовали обучением. Роль репетитора – зажечь огонь в глазах, чтобы ребенок занимался не только ради баллов, а сумел полюбить предмет», – говорит он.

Знания оптом и в розницу

Репетиторский рынок сильно сегментирован: стоимость занятий зависит от множества факторов. Чем популярнее предмет, тем дороже обойдутся знания. Тройка самых востребованных дисциплин неизменна – математика как самый сложный предмет, русский язык как самый массовый (обязательный ЕГЭ) и английский как самый «амбициозный». По данным Superjob, в Москве за урок английского придется отдать до 1900 рублей (верхняя граница средней цены), занятие математикой и физикой обойдется в 1500, русским, литературой и биологией – в 1400, историей, обществознанием и химией – в 1300 рублей.

Татьяна Клячко из РАНХиГС классифицирует рынок по цели занятий: по ее данным, подтягивание по предметам в Москве стоит до 500–1000 рублей за урок, подготовка к ОГЭ – 1000–2000 рублей, к ЕГЭ – 2000–4000 рублей. Точный ценник зависит от продолжительности занятия (45, 60 или 90 минут) и места проведения (дома у репетитора или с выездом к ученику).

Есть и групповые форматы вне-школьного обучения. Они не слишком популярны у россиян: доля на рынке составляет всего 17% против 83% у занятий тет-а-тет. Коллективное обучение подразделяется на частные центры (занятия в мини-группах по 4–6 человек, стоимость вдвое ниже индивидуальных) и подготовительные курсы при вузах. По мнению экспертов, первый формат имеет свои достоинства.

«Мини-группа – это не только экономия, но и четкая программа, мониторинг успехов ученика, дисциплина и невозможность лентяйничать на занятиях», – поясняет Анна Малкова. Что же касается вузовских курсов, то их популярность сложилась во времена вступительных экзаменов, а теперь, в эпоху ЕГЭ, поддерживается в силу привычки и инерции. Хотя эффективность подобных занятий, проходящих в формате лекций на 20–30 человек, крайне низка.

Есть и внешкольные занятия иного типа – кружки по интересам, танцевальные, театральные, художественные и спортивные секции. По словам Татьяны Клячко, таким досугом охвачено более 65% школьников, но это уже другой рынок со своими законами.

Отдельный сегмент рынка – онлайн-обучение. Он, в свою очередь, тоже имеет несколько подвидов: уроки-видеоконференции в Skype, занятия с использованием сервисов для вебинаров (My Own Conference, Etutorium), платформ для дистанционного обучения (DistTutor Virtual Classroom, IDroo), онлайн-трена-жеров, обучающих мобильных приложений. В абсолютных цифрах онлайн-обучение оценивается скромно: в 2017 году оно охватывало 2,7% рынка дополнительного образования для школьников – 3,5 млрд рублей (Edumarket.digital). Причины ясны: отсутствие «живого» контакта пока еще воспринимается как серьезный недостаток, а технологии недостаточно хороши, чтобы моментально передавать информацию от репетитора к ученику (например, сложные формулы). Но темпы развития онлайна впечатляют самих репетиторов.

«Четыре года назад у меня было 70% клиентов офлайн и 30% онлайн. Сейчас пропорция полностью перевернулась», – рассказывает Ольга Миллич. «Мы проводили исследование на тему отношения родителей и детей к онлайн-формату. Итог – только 10% родителей доверяют такому формату, дети же, наоборот, не видят разницы. Они иначе относятся к онлайн-среде, воспринимают ее как нечто само собой разумеющееся», – отмечает Михаил Мягков.

В 2021 году объем онлайн-репетиторства составит 10,1 млрд рублей (6,8% объема рынка), прогнозирует Edumarket.digital. При этом занятия в Skype дешевле очных (в среднем на 30%), но репетиторы могут взять свое количеством, считает сооснователь образовательного холдинга «Нетология-групп» Алексей Половинкин: «Скайп-репетитор не ограничен своим городом, может искать школьников со всей страны. К тому же онлайн-занятия можно встроить в расписание максимально плотно, ведь не нужно ездить по домам учеников». Популярность Skype-уроков будет расти с проникновением высокоскоростного интернета в глубинку, стирая региональные различия рынка, заключают эксперты.

Цены вошли в положение

Пока же репетиторский рынок в регионах значительно отличается от московского. Чем меньше город, тем реже домашнего наставника ищут в Сети и чаще «передают» друзьям по эстафете. Львиная доля рынка охвачена школьными учителями, а в качестве фрилансеров выступают те же учителя, вышедшие на пенсию. Вместе с уровнем конкуренции падает и качество оказываемых услуг, замечает Михаил Мягков: «Есть учителя, которые могут неплохо натаскать на предмет, но с подготовкой к ЕГЭ есть проблемы. Причина проста – репетиторы в регионах не следят за обновлениями экзаменационных задач».

Расценки в провинции также скромнее московских. По словам Татьяны Клячко, средний чек в 2–2,5 раза меньше, и только Санкт-Петербург дешевле Москвы всего на 20–30%. Edumarket.digital приводит данные по расходу на репетиторов в месяц: 8,1 тыс. рублей в Москве, 5 тыс. – в городах-миллионниках, 2,4–3,5 тыс. – в малых городах, 2 тыс. – в селах. Среднее значение по стране, по подсчетам Международной лаборатории анализа образовательной политики ВШЭ, составляет 4663 рубля в месяц.

Кризис последних лет отозвался на репетиторском рынке заморозкой цен. Если до 2014 года они повышались стабильно каждый год, то теперь репетиторы умерили запросы. «Большинство репетиторов считают некорректным повышать цену для своих старых клиентов. Курсы ЕГЭ, обладающие хорошей репутацией, также не будут менять цену в течение учебного года, несмотря на кризисы и обвалы рубля», – говорит Анна Малкова.

При этом от услуг репетиторов не отказываются – в крайнем случае можно снизить частоту занятий. Решение зависит и от уровня образования родителей, рассказывает Татьяна Клячко: «Если есть высшее образование, сэкономят на чем-либо другом, но будут держаться за репетитора до последнего. Если же планка в целом пониже, то с репетитором попрощаются. Респонденты соцопросов, которые заявляют, что школа сама подготовит ребенка к ЕГЭ, как раз происходят из таких социальных кругов. Тем самым они снимают с себя ответственность за возможную неудачу. В особо трудных случаях ребенок после 9 го класса просто идет в профтехучилище, чтобы поскорее овладеть ремеслом и начать зарабатывать самостоятельно».

Доходная ниша

Во многом стоимость обучения зависит и от статуса репетитора: вузовский профессор возьмет за аудиенцию с учеником в 10 раз больше студента-старшекурсника. Однако при правильной организации дела регалии отходят на второй план. Еще в советское время ходили легенды про деловитых аспирантов, которые круглыми сутками натаскивали школяров и за месяц зарабатывали больше академика. Сейчас же доход репетитора в Москве составляет 80–160 тыс. рублей в месяц (оценки Superjob) – в 2–3 раза больше школьного учителя.

Как преумножить заработок? Найти наиболее доходную нишу на рынке: за одно и то же занятие в обеспеченных семьях заплатят больше. Проводить занятия в мини-группах: за то же потраченное время доход возрастет втрое. Следующий логичный шаг – открыть собственный учебный центр. Основная задача на этом пути – создать себе имя, выделиться из тысяч конкурентов. Известны и общие рецепты: ведение персонального сайта, личного блога, канала на YouTube и прочая медийная активность. Правда, реализовать их на практике удается далеко не всем.

«Личный бренд, созданный с помощью приемов маркетинга и пиара, принесет дивиденды преподавателю из Москвы или Санкт-Петербурга, – считает Алексей Половинкин. – В большинстве других регионов он не решит главную проблему – ограниченность клиентской базы. В этом случае единственный путь увеличения заработка – активная работа через Skype».

Тень независимости

Отдельный вопрос – оформление репетиторской деятельности. Ее теневой характер сложился исторически – в СССР репетиторство, как и любой бизнес, было под запретом. Сейчас, по словам Половинкина, всего 10% педагогов на фрилансе работают «по-белому» и платят налоги. Остальные с точки зрения закона занимаются незаконным предпринимательством (ст. 116 Налогового кодекса РФ).

При этом способов легализовать свою деятельность немало. Репетиторы входят в категорию самозанятых граждан, которым предложено добровольно встать на учет, получив освобождение от налогов до 2020 года (затем придется платить НДФЛ по ставке 13%). Но подобную сознательность проявляют единицы (за первые три месяца работы этой системы на учет встали 40 самозанятых по всей стране – помимо репетиторов в этой цифре еще и няни с домработницами).

Второй вариант – оформить ИП: либо приобретя патент (стоимость колеблется от региона к региону, в дополнение придется платить страховые взносы в ПФР), либо по упрощенной схеме с налоговой ставкой 6% от доходов. Третий вариант – договориться о франшизе с одним из образовательных центров.

По словам Ольги Миллич, репетиторы относятся к вопросу легализации беспечно: хотя и ходят слухи о том, что государство вплотную возьмется за самозанятых граждан, пока массовых проверок не было. «Я не слышала, чтобы налоговая инспекция кого-то оштрафовала, – для этого нужно установить факт передачи денег, – говорит она. – Хотя в интернете есть реклама услуг с расценками, сайты-посредники хранят историю заказов – при желании все можно доказать. Вероятно, у налоговиков пока не дошли руки – есть другие категории неплательщиков, у которых больше доходов. Лично я работала как ИП, но закрыла его. Теперь зарегистрировалась как самозанятая. Работать «по-серому» не могу: веду занятия дистанционно, клиенты переводят деньги безналичным расчетом. А подобные переводы между физлицами стали отслеживать и блокировать».

КОНТЕКСТ

23.06.2018

В который раз в учебный класс

Отмирание многих профессий подталкивает людей в любом возрасте к переобучению

22.09.2015

Путин поручил рассмотреть вопрос о скользящем графике начала учебного года

Путин поручил рассмотреть вопрос о скользящем графике начала учебного года

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru