31.03.2018 | Екатерина Буторина

Уроки трагедии

Гибель десятков людей при пожаре в Кемерово выявила чудовищные недостатки в надзорной системе

Фото: Сергей Бобылев⁄ТАСС

Общенациональный траур, скорбные митинги в разных городах страны, цветы, свечи, соболезнования, слезы – страшный пожар в торгово‑развлекательном центре «Зимняя вишня» в Кемерово унес жизни 64 человек, 41 из них – дети. Еще 79 получили травмы и отравление продуктами горения. Погибли 200 животных из контактного зоопарка. 

Пожар произошел 25 марта, но дым от него не скоро развеется. Еще как минимум неделю будет длиться генетическая экспертиза – тела половины погибших без нее не опознать. Пройдут месяцы, прежде чем следствие закончит электротехническую, строительную и техническую экспертизы. Семерых уже арестовали. Никто из них вину не признал, и разбираться в этом будет суд.

Но уже сейчас понятно, что в надзорной системе царит страшная неразбериха. И об этом в экспертном и бизнес-сообществе говорят много лет, вносят свои предложения по наведению порядка, да только до сих пор к ним не прислушивались. И если сейчас проводить дополнительные проверки (а их уже инициировала Генпрокуратура), то, говорят эксперты, 95% торгово‑развлекательных центров в стране можно закрыть из-за несоответствия требованиям пожарной безопасности, а 100% кинотеатров и мест скопления детей нарушают обязательные Строительные нормы и правила (СНиП). «Профиль» попытался разобраться, почему так происходит.

Меры реагирования

Преступная халатность и разгильдяйство – причины, по которым мы «теряем столько людей», заявил 27 марта на экстренном совещании о ликвидации последствий пожара в Кемерово президент Владимир Путин. «Как это вообще могло случиться? В чем причина?», – спросил он. ТЦ «Зимняя вишня», как доложил глава МЧС Владимир Пучков, обосновался в здании 1968 года постройки, в котором до 2013 года была кондитерская фабрика. Перестраивали и подстраивали помещения под нужды ТЦ неоднократно. По ведомству МЧС с момента введения здания в эксплуатацию проверки не проводились, так как инспекторам предъявили документы о том, что ТЦ – предприятие малое, а значит, в рамках надзорных каникул на три года от проверок освобождено. О владельцах ТЦ президенту не докладывали. Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин упомянул только «главных спонсоров и соучредителей этого вновь образованного юрлица», один из которых, с 78% капитала ТЦ, «живет в основном в Австралии».

Александр Рюмин⁄ТАСС
После трагической гибели людей в Кемерово в торгово-развлекательных центрах страны начался рейд проверок...Александр Рюмин⁄ТАСС

В Госдуме тем временем заговорили об усилении проверок малого бизнеса – мол, слишком много у него преференций. «Мы, Госдума, очень серьезное дали послабление в свое время малому предпринимательству, – заявил в интервью СМИ депутат от Кемеровской области Александр Фокин. – Мы дали такие приоритеты, чтобы меньше было проверок и так далее. Наверное, надо сейчас эту ситуацию еще раз посмотреть». А прокурорам, устраивающим сейчас массовые проверки всех торгово‑развлекательных центров, дано указание: в случае выявления нарушений закона незамедлительно принять исчерпывающие меры реагирования, обеспечив их реальное устранение.

«Ужесточить и запретить – первое решение, которое приходит в голову под воздействием эмоций. Оно в корне неверное, – заявил уполномоченный по защите прав предпринимателей при президенте РФ Борис Титов.  – Существующая нормативная база и регламенты более чем требовательны в области противопожарной безопасности». Увеличить нагрузку на бизнес, связанную с получением различного рода разрешений и согласований, – первая реакция охраняющих и проверяющих, соглашается руководитель Национального института системных исследований предпринимательства ВШЭ Александр Чепуренко. «Судя по сообщениям в соцсетях, процесс «закошмаривания» бизнеса начался – уже проверяют, уже выносят определения в адрес предпринимателей», – говорит он.

«Даешь больше контроля? Куда больше?» – вторит член комиссии МЧС «по ликвидации излишних административных ограничений, затрагивающих интересы малого и среднего предпринимательства» Марина Блудян. Она привела данные, согласно которым, в 2017 году было проведено порядка 2 млн проверок предпринимателей, не считая ревизий таможни и налоговиков: 500 тыс. плановых проверок, 1 млн – внеплановых, 200 тыс. проверок Генпрокуратуры, 250 тыс. уголовных дел на предпринимателей ведет Следственный комитет (а это тоже своего рода проверки). «А предпринимателей всего 5875 тыс. – проверяют каждого третьего, – говорит эксперт.  – Сколько еще нужно проверок? Давайте еще введем проверяющих за проверяющими. Целый слой населения занимается только проверками. И за все эти проверки нужно платить».

В России огромное количество помещений, которые используются под торговые и развлекательные центры, построены очень давно и никогда для этих целей не предназначались, добавляет Александр Чепуренко. «Если подходить к ним с точки зрения соблюдения всех требований пожарной безопасности, 90–95% таких центров сегодня можно закрыть на том основании, что они этим требованиям не соответствуют», – говорит он.

По цепочке проверок

Начинать разбирательство причин трагедии в Кемерово ведомство Бастрыкина планирует с администрации города, «которая в 2013 году дала разрешение на преобразование этой кондитерской фабрики в торговый центр». «Видимо, с большими нарушениями, в том числе и строительными, – предположил глава СК.  – Будем проводить строительную экспертизу, разбираться до конца в этом вопросе». Тут, похоже, он зрит в корень.

Пока возмущенные взоры обращены в сторону МЧС: куда смотрел пожарный надзор? Однако оказывается, что Роспожнадзор и рад был бы присмотреться и к «Зимней вишне», и к другим подобным объектам, да только не мог. «Примерно 8–9 лет назад из актов подписания сдачи объектов в эксплуатацию почему-то исключили Роспожнадзор, оставили только Росстройнадзор и муниципалитет, – говорит президент Общероссийской организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России» Александр Калинин.  – Мы всегда говорили: это ошибка. Когда сдается крупный или опасный объект, Роспожнадзор обязательно должен подписывать такой акт. Ведь таким образом он берет на себя и ответственность за согласование принятых решений».

Неправда, что в «Зимней вишне» проверок не было, их было по меньшей мере шесть, утверждает Марина Блудян. Она рассказала, как именно это происходит. Инженерные изыскания, проектирование, строительство, сдача в эксплуатацию – всеми этими стадиями занимаются организации, которые в обязательном порядке, согласно градостроительным нормам, являются членами соответствующих саморегулируемых организаций (СРО). Всего их в стране три. Членство в СРО обходится каждому участнику в 1 млн рублей, эти объединения застрахованы, а из членских сборов они формируют компенсационный фонд. Каждая СРО занимается контролем и надзором за своими членами. Значит, на каждой стадии строительства и перепланировки СРО проверяли, что изыскали изыскатели, проектировали проектировщики, построили строители. Инженерные коммуникации для предотвращения опасных последствий при пожаре, например, закладываются на стадии проектировки. Еще один уровень контроля – госэкспертиза, при которой проверяется соблюдение всех норм. В финале – ввод в эксплуатацию, которым занимается Росстройнадзор. Ни на одной из этих стадий МЧС не присутствует. А надзорной документации СРО в открытом доступе нет, посмотреть ее нельзя.

Сергей Киселев⁄ АГН
...Но без системных изменений в структуре контрольно-надзорной деятельности на стадии строительства и ввода зданий в эксплуатацию эффективность их нулевая Сергей Киселев⁄ АГН

«Сегодня все известные вам кинотеатры и места пребывания детей нарушают обязательные СНиП, которые являются неотъемлемой частью технического регламента о безопасности зданий и сооружений, – говорит Марина Блудян. – Детские учреждения, места большого скопления людей запрещено размещать выше второго этажа». Владельцы ТЦ хотят, чтобы их проекты отличались от остальных. Они имеют на это право, но для этого они должны согласовать специальные технические условия в специальной комиссии при Минстрое. Она в стране одна и находится в Москве. Понятно, что в столицу доедет не каждый предприниматель, задумавший оригинальную постройку. «Вокруг этого организован так называемый бизнес так называемых экспертных организаций, которые смотрят эти специальные техусловия и проводят всю работу в Москве, – продолжает эксперт. – И ценник известен». Экспертные организации – члены этой же комиссии при Минстрое. «И если не получить у них заключение, то и комиссию не пройти, – резюмирует она. – Это коррупционный механизм. И вот к чему привело теперь строительное лобби».

Бремя личной ответственности

Журналисты и активисты на прошлой неделе устроили собственную проверку торговых центров – проверяли, открыты ли эвакуационные выходы, обнаружили множество запертых дверей. Но это инфантильный подход к проверкам, считают эксперты. Таким же инфантилизмом они назвали инициативу по ужесточению проверок малого бизнеса. Тем более что под малый бизнес, отмечает Александр Калинин, часто «мимикрирует крупный». «Крупный бизнес не должен пользоваться теми преференциями, которые государство дает для малого бизнеса, – считает он. – В частности, это и надзорные, и налоговые преференции, закупки у госкомпаний по квотам для малого бизнеса». Эта претензия, кстати, в числе предъявленных владельцам «Зимней вишни».

В первую очередь предпринимателям нужно самим повзрослеть и «перестать бегать наперегонки с контролерами», считает Марина Блудян. Бизнес несет личную ответственность за свои предприятия, за безопасность клиентов и посетителей, говорит эксперт. «Никакой «дядя» наверху за предпринимателей ничего не решит», – добавляет она. При этом эксперт подчеркивает, что, по статистике, 97% пожаров приходится на жилой фонд. «Большинство предпринимателей (есть проверки, нет ли их) сами этого не допускают, поэтому у нас не вся родина горит», – поясняет эксперт. Собственник или арендатор несет ответственность за автоматическую систему оповещения и пожаротушения, подтверждает эксперт по технической безопасности Национальной ассоциации фасилити операторов (НАФО) Денис Сороколетов. Так, собственник маркирует категории помещений по пожарной безопасности согласно проекту. «С началом эксплуатации объекта гендиректором назначается ответственный за пожарную безопасность, – говорит он, – если такого человека нет, то ответственность несет непосредственно гендиректор».

Эксплуатирующая организация по договору оказания услуг с владельцем отвечает за техобслуживание и ремонт оборудования, инженерных систем, добавляет он.

Трагедий, подобных кемеровской, действительно немного. Последний крупнейший пожар произошел в 2009 году в Перми, в ночном клубе «Хромая лошадь», когда погибли 156 человек. Тогда тоже устраивали массовые рейды по развлекательным заведениям. Уволили ряд чиновников пожарной службы. Владельца клуба посадили почти на 10 лет, исполнительного директора – на четыре, арт-директора – на шесть. Экс-глава пермского краевого Госпожнадзора отделался штрафом. Но были не только пожары. В 2006‑м обрушение кровли Басманного рынка в Москве унесло жизни 68 людей. Причина – «неправильная эксплуатация здания», ответственность возложили на директора рынка. А зимой 2004‑го рухнула крыша столичного развлекательного центра «Трансвааль-парк», погибли 28 человек, из них 8 – дети. Причина – ошибка проектирования. Ответственность понесли главный конструктор и начальник Московской государственной вневедомственной экспертизы.

Но предприниматели не всегда в состоянии определить, что именно правильно. «Я слышала, как предприниматели говорят: мы не пытаемся нарушать, нам инспектора и проектировщики навязывают нарушения, предлагают сделать что-то подешевле и деньги за это берут», – говорит Марина Блудян. И если проверки МЧС всегда прозрачны, их каждый может посмотреть в специальном открытом реестре, то по ведомству Минстроя это сделать невозможно – их реестр закрыт. «При такой системе мы даже не знаем, а были ли вообще заявлены специальные технические условия или все согласовали без них, – поясняет эксперт.  – Ведь на «Зимнюю вишню» таких точно не было, а здание точно нестандартное».

Умный контроль

Создать единую проверяющую комиссию Росстройнадзора и Роспожнадзора на всех стадиях строительства и ввода в эксплуатацию, сделать единый открытый реестр – требование, которое уже шесть лет выдвигается в ежегодном докладе бизнес-омбудсмена президенту РФ. Но реакции от властей нет никакой.

Единственное, чего удалось добиться, – принятия новой концепции контроля и надзора, рассказал Александр Калинин, введения принципа «умного контроля». Соответствующий законопроект сейчас находится на рассмотрении в Госдуме, прошел первое чтение, и, по словам президента «ОПОРЫ России», до конца весенней сессии его обещали принять. Суть заключается во введении риск-ориентированного подхода к контролю. Согласно проекту, все объекты подразделяются на шесть категорий по степени риска. К первому, в частности, относятся атомные станции, химические предприятия. Ко второму – торгово‑развлекательные центры, стадионы, места большого скопления людей. «Такие объекты должны проверять раз в два года, – говорит Александр Калинин. – Но какой смысл включать в план проверок крохотный офис, малюсенькую парикмахерскую, если на них никто не жалуется?». Такие попадают в последнюю категорию риска, и их будут проверять только в случае жалоб.

Сейчас план проверок верстается по юрлицам. «Условно, ООО «Ромашка» проверяется раз в три года, – поясняет Александр Калинин. – На этом предприятии, в офисе могут работать два человека, но тут же может быть шахта, на которой взрывоопасный метан». Правда, сейчас риск-ориентированный подход применяется на усмотрение контролирующих органов. «МЧС уже ранжировал объекты по категориям риска», – сообщил Калинин. Умная система контроля при этом эффективность своих проверок оценивает не по их количеству, не по суммам собранных штрафов, а по снижению числа погибших и потерявших здоровье людей.

Есть еще одна инициатива, принятия которой экспертное сообщество добивается уже почти 10 лет. Возникла она в ходе разбирательства причин пожара в «Хромой лошади» и называется «обязательное противопожарное страхование». Законопроект разрабатывали, перерабатывали, но в итоге так и забросили. «В экспертном сообществе постоянно твердят: пора переходить от контроля и надзора к страхованию рисков, – говорит Александр Чепуренко.  – Задача контролера, грубо говоря, набить свой карман и уйти. Задача страховщика в том, чтобы грамотно оценить риски и с их учетом предложить клиенту страховой продукт». По мнению эксперта, страховой бизнес такого рода конфликт интересов регулирует эффективнее государства. Страховой рынок, конечно, сформируется не сразу, но с таким механизмом любой предприниматель сможет подсчитать, что ему выгоднее – взять в эксплуатацию старое здание и оплатить страховые риски или взять кредит и построить новое здание, которое за несколько лет окупит страховые выплаты. «При такой системе наверняка нам не придется больше оплакивать наших сограждан, сгоревших в очередном городе, – заключил Александр Чепуренко. – Мы перестанем быть «хромой лошадью».

КОНТЕКСТ

25.08.2018

Задание на завтра

Современным детям нужны новые подходы к обучению, но российская школа пока не готова к радикальным переменам

13.09.2017

Еда не приходит одна

Российские школьники стали чаще хронически болеть, а полностью здоровых детей Роспотребнадзор насчитал всего 12 процентов

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru