02.07.2018 | Игорь Наумов

Черный день бухгалтера

Правительство перейдет на новую систему бухучета, которая должна искоренить коррупцию и финансовые нарушения

Фото: Shutterstock

В российской финансовой системе на прошлой неделе произошло событие, которое непременно вызовет серьезные последствия. Как стало известно из официальной хроники, федеральные министерства РФ будут лишены полномочий ведения бюджетного учета и формирования финансовой отчетности. Им даже откажут в праве начислять зарплату и премии сотрудникам.

Реформу курирует Минфин, подготовивший соответствующие поправки в проект постановления правительства. Документ пока не подписан, но принципиальные решения на этот счет уже приняты. Более того, в тестовом режиме новая модель работает несколько месяцев – в начале года Росаккредитация передала Федеральному казначейству свою бухгалтерию. На втором этапе в эксперименте примут участие Министерство науки и высшего образования и Министерство просвещения.

Выбор сделан не случайно – речь идет о двух новых ведомствах, только что созданных на базе Минобрнауки. Поэтому отъем стандартных до недавнего времени для федеральных структур функций пройдет практически безболезненно. Кроме того, отпадает необходимость специально проводить организационно-штатные мероприятия, чтобы получить законные основания для увольнения остающихся без работы сотрудников министерских бухгалтерий и финансово‑экономических департаментов. «Министерство просвещения готово включиться в проект, нацеленный на повышение эффективности контроля за бюджетными процессами. Это плановая работа, и министерство станет одним из первых, кто подключится к новой системе», – цитирует РБК ответ пресс-службы ведомства.

Где РАН, а где ресторан

Впрочем, есть и другие обстоятельства, определившие выбор федеральных органов власти для участия в эксперименте. Накануне достоянием гласности стали материалы Генпрокуратуры о результатах проверки институтов Российской академии наук (РАН). Надзорное ведомство вскрыло массовые нарушения финансово‑хозяйственной деятельности во многих учреждениях. Установлено, в частности, что более 50 институтов сдают помещения в аренду без заключения договоров. В черном списке – Институт экономики, Всероссийский институт научной и технической информации, Институт Латинской Америки, Институт металлургии и материаловедения и многие другие. Последствия легковесного подхода материализуются в миллионных долгах арендаторов, которые учреждения РАН не могут взыскать годами.

Еще одно распространенное нарушение – договоры аренды в Росреестре часто не регистрируются. В представлении, подписанном первым заместителем генерального прокурора Александром Буксманом, на которое ссылается РБК, указаны Физический институт им. П. Н. Лебедева, Институт космических исследований, Институт прикладной математики им. М. В. Келдыша и Институт общей физики им. А. М. Прохорова. А при попустительстве руководства Института общей и неорганической химии на территории учреждения арендаторы даже построили ресторан.

Из этого следует, что Федеральное агентство научных организаций (ФАНО), прямым назначением которого было наведение порядка в финансовой и хозяйственной сферах РАН, со своей задачей справилось нелучшим образом. Закономерный итог – ликвидация ФАНО при формировании нового кабинета министров. Бывший руководитель агентства Михаил Котюков пошел на повышение, возглавив Министерство науки и высшего образования, но в новом качестве ему не придется отвечать за сведение дебета с кредитом. За ажур в бухгалтерском балансе ведомства вскоре будет отвечать Казначейство.

Слава Алахов⁄ТАСС
Слава Алахов⁄ТАСС

Под колпаком аудиторов

Злоупотребления в финансово‑хозяйственной деятельности в большей или меньшей степени свойственны всем федеральным структурам. Счетной палатой в 2017 году вскрыто свыше 6,5 тысячи различных нарушений. Цена вопроса – 1,9 трлн рублей. Причины связаны в первую очередь с несовершенством нормативных правовых актов, регулирующих использование бюджетных средств, а также с некомпетентностью чиновников, распоряжающихся бюджетными средствами.

Самой проблемной остается система государственных закупок – в ходе проверок аудиторы выявили в общей сложности 2,3 тысячи нарушений более чем на 118,7 млрд рублей. На втором месте – формирование и исполнение бюджетов: более 2 тысяч нарушений на сумму 599 млрд рублей. Ошибок и неточностей при ведении бухгалтерского учета и составлении бюджетной отчетности министерства допускают в 3,5 раза меньше – 586, но масштаб потерь впечатляет – 813,5 млрд рублей по итогам 2017 года.

Считается, что подключение Казначейства поможет навести порядок в ведомственных финансах. Вслед за Министерством науки и высшего образования и Министерством просвещения свои полномочия будут передавать и другие федеральные органы власти. В начале лета некоторые детали намеченной реформы раскрыл глава Казначейства Роман Артюхин. Чиновник рассказал ТАСС о пилотном проекте по централизации бухгалтерского учета всех ведомств. В настоящее время эта работа ведется на платформе «1 С», но в дальнейшем планируется перенести ее на базу Единого центра обработки данных Минфина, который предназначен для «анализа и хранения всей финансовой информации со всей страны в едином месте».

Со своей стороны, и Счетная палата активно внедряет информационные технологии при осуществлении внешнего государственного аудита. Не так давно была разработана Информационно-аналитическая система удаленного проведения проверок. Это позволяет более 70 видов финансовых нарушений выявлять в автоматизированном режиме.

В частности, можно осуществлять мониторинг за соблюдением сроков заключения госконтрактов и порядка предоставления авансов по ним и нарушениями доведения средств федерального бюджета главными распорядителями до подведомственных учреждений. Когда бухгалтерия и бюджетная отчетность всех министерств окажутся в руках Казначейства, Счетной палате фактически придется осуществлять внешний аудит только этого учреждения, что, по логике, должно значительно упростить работу.

Больший объем полномочий предполагает увеличение числа работников и новое финансирование. Казначейство к этому подготовлено. Член комитета Госдумы по бюджету и налогам Михаил Щапов обратил внимание на тот факт, что в федеральном бюджете в 2018 и 2019 годах учреждению выделялось 35,9 млрд и 35 млрд рублей соответственно. Но после корректировки главного финансового документа страны суммы увеличились до 37,6 млрд и 36,6 млрд рублей. «Если смотреть расходы по персоналу, затраты выросли на 1 млрд рублей (с 21 до 22 млрд)», – подчеркнул депутат.

Shutterstock
Финансовые скандалы вокруг Российской академии наук стали одной из причин для перевода ее бухгалтерии под эгиду Федерального казначействаShutterstock

Переход к бизнес-модели

По мнению управляющего партнера консалтинговой компании vvCube Вадима Ткаченко, сегодня государственный аппарат пытается реализовать новую структуру взаимодействия между ведомствами и министерствами, обозначенную еще 7–8 лет назад. Эта модель предполагает, что каждый орган федеральной власти должен заниматься только своей непосредственной деятельностью.

«Фактически это означает переход государственной машины на бизнес-модель и функционирование ее по примеру отделов и департаментов частной компании, которые занимаются каждый своим делом. Коучеры учат, снабженцы осуществляют поставки, юристы составляют договоры, бухгалтеры – отчетность, а аудиторы проверяют», – подчеркнул собеседник «Профиля». Насколько такая схема эффективна – это уже вопрос к функционалу и профессионализму чиновников и работников Казначейства, которым в ближайшие месяцы предстоит разбираться с бюджетированием научных проектов, высшей школы и среднего образования, отметил Ткаченко.

Аудит со стороны Счетной палаты, конечно, облегчится, потому что сотрудники Казначейства больше приближены к цифрам, чем к эфемерным вещам, под которые министерства и ведомства привыкли подстраивать финансирование, уверен он. В будущем передача функций бухгалтерии (бюджетного учета) всех госорганов под крыло Казначейства неизбежна, поделился своим прогнозом Ткаченко. «Но насколько быстро это произойдет, зависит от того, как себя покажет Казначейство в работе в тестовом режиме», – считает он.

Одним из последствий внедрения бизнес-модели в работу министерств станет сокращение бюрократического аппарата. По словам Ткаченко, это одна из главных задач реформы. Дело, скорее всего, не ограничится сотрудниками бухгалтерий и финансово‑экономических подразделений ведомств. «Дальнейшие сокращения штата также последуют за счет разделения функционала внутри министерств», – полагает Ткаченко.

Противоядие от коррупции

По словам директора Центра ИТ-исследований и экспертизы РАНХиГС Михаила Брауде-Золотарева, передача федеральными органами власти бухгалтерских функций – это не политический вопрос, по этой причине большого межведомственного противостояния ожидать не следует. Причем эта мера никак не связана с эффективностью бюджетных расходов, снижением коррупции при госзакупках или нарушениями при начислении зарплат и премий чиновникам, убежден собеседник «Профиля». Ведь бухгалтерия несамостоятельна. Она осуществляет учет и отражает финансовые решения «сверху» по определенным правилам. «Штат Казначейства точно увеличится. Ясно, что отказаться от ведомственных сотрудников на 100% невозможно даже теоретически. Баланс надо смотреть через несколько лет», – говорит Брауде-Золотарев.

С его выводами не согласен почетный адвокат России Александр Костанянц. Он исходит из того, что расходование бюджетных средств пока остается в прямой зависимости от бухгалтерии, находящейся в штатном расписании того или иного ведомства. С передачей функционала Казначейству коррупционная составляющая, безусловно, сокращается. Это относится к госзакупкам, поскольку отсекает заинтересованных должностных лиц, пояснил юрист.

«Идея состоит, с одной стороны, в оптимизации численности сотрудников, с другой – в получении новых сервисов и возможностей, с третьей – в снижении рисков коррупции.

С 2019 года, согласно поручению правительства, Казначейство планирует централизовать бухучет и формирование отчетности еще девяти федеральных органов власти, их территориальных органов и подведомственных казенных учреждений», – говорит Щапов. Он напомнил, что, когда анонсировались эти планы, Минфин исходил из того, что реформа позволит снизить численность персонала в министерствах. Понятно, что всех бухгалтеров не уволят, это невозможно, поскольку движение средств обеспечивать все равно придется внутри ведомств, но на экономию за счет снижения затрат бюджета на оплату труда рассчитывать можно.

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru