25.04.2018 | Владислав Гринкевич

Старик «Макаров» и его сменщики

Сможет ли концерн «Калашников» предложить рынку эффективный пистолет для массового пользователя

Фото: Андрей Союстов

Российские оружейники пытаются найти замену легендарному пистолету Макарова (ПМ), разработанному в 1948 году и до сих пор стоящему на вооружении армии и полиции. Концерн «Калашников» готовится запустить в производство свою новую разработку, пистолет Лебедева (ПЛ‑15). Самый красивый российский пистолет, как его уже назвали пользователи рунета. «Профиль» пытался разобраться, сможет ли новая разработка потеснить ПМ, а также модные «Глоки» и «ЗИГ-Зауэры», которыми пользуются сотрудники наших спецслужб.

По информации, размещенной на сайте компании, уже готовится производственный участок для выпуска ПЛ‑15. Плюс «подходит к завершению стадия разработки и представления пистолета к приемочным испытаниям». Дополнительной информации о самом пистолете, сроках проведения госиспытаний, предполагаемых объемах выпуска, потенциальных заказчиках или цене оружия компания не предоставляет. «В этот раз откажемся от комментариев», – лаконично заявила директор по внешним коммуникациям концерна «Калашников» София Иванова.

Два ствола – две судьбы

Прототип пистолета Лебедева под натовский патрон 9х19 (он же 9mm Luger) впервые был показан на выставке «Армия-2015». Образец назывался ПЛ‑14 и позиционировался как новое перспективное оружие для армии, полиции и спецподразделений, а также для стрелков‑спортсменов, занимающихся практической стрельбой. Особо подчеркивалось, что ПЛ разработан «с участием лучших стрелков». Так, в работе принимал участие зампред Центрального совета Федерации практической стрельбы РФ Андрей Кирисенко. А автор пистолета Дмитрий Лебедев является учеником знаменитого советского тренера и конструктора спортивного оружия Ефима Хайдурова.

АО «Концерн «Калашников»
Новый пистолет от концерна «Калашников» отличают прекрасная эргономика и дизайн, присущий, скорее, спортивным и коммерческим образцам. Это не случайно, ведь в его разработке принимали участие известные стрелки-спортсменыАО «Концерн «Калашников»
Уже через год «Калашников» показал доработанные модификации своего концепта под названием ПЛ‑15 с различными вариантами ударно-спускового механизма (УСМ). Базовый вариант оснащен самовзводным УСМ со скрытым курком, т. е. его автоматика работает только на перезарядку оружия (выброс стреляной гильзы и досыл нового патрона), а взведение курка происходит за счет мускульной силы стрелка при нажатии на спусковой крючок. Второй вариант (ПЛ‑15–01) – ударниковый, с автоматическим взведением ударника.

Курковая модель должна обеспечить максимальную надежность при работе в сложных условиях, а также минимизировать вероятность случайного выстрела. Расплата за это – довольно тугой и длинный спуск, который не способствует точной стрельбе. Именно этот вариант, по имеющейся информации, концерн хочет предложить военным. Ударниковая модель, напротив, предельно комфортна и рассчитана на тех, для кого пистолет не оружие крайнего случая, а основной рабочий инструмент, т. е. на сотрудников спецподразделений, а также на стрелков‑спортсменов. Обе модификации ПЛ‑15 существуют как в полноразмерном варианте, с длиной ствола 112 мм и 16‑местным магазином, так и в укороченном, со стволом 92 мм и магазином на 14 патронов. Компактный образец, по замыслу руководства «Калашникова», мог бы стать неплохой заменой пистолету Макарова – размеры сопоставимы, а эргономика и огневая мощь у «Лебедева» значительно выше.

Просто в руки просится

Создатели нового пистолета говорят о его удобстве, надежности, большом ресурсе, а также точности. Во время демонстрации ПЛ главе «Ростеха» Виктору Чемезову весной 2016 года сотрудник концерна в присутствии журналистов со ста метров (очень много для пистолета) смог попасть в торсовую мишень двумя выстрелами из семи. В Сети есть ролик, где стрелок концерна поражает металлическую ростовую мишень с дистанции 300 метров – мишени при этом не видно, слышен только звук попадания.

Эксперты по стрелковому оружию пока оценивают ПЛ‑15 довольно сдержанно, делая акцент на его ультрасовременном дизайне. «Ничего особенно оригинального в нем нет, – комментирует главный редактор специализированного журнала «Калибр» Александр Кудряшов. – Единственно, что надо отметить, – это очень удачная эргономика, прежде у нас не было пистолетов настолько удобных, с удобным расположением рукоятки, ее формой. Берешь в руки – классная вещь».

Андрей Союстов
На одном из видеороликов стрелок концерна «Калашников» поражает из ПЛ-15 ростовую мишень на дистанции 300 метров. Пуле понадобилась примерно секунда, чтобы долететь до цели, еще секунду звук от удара пули о металл шел к стрелкуАндрей Союстов

ПЛ‑15 действительно не похож на угловатые армейские образцы – взять хоть тот же SIG Sauer Р226, принятый на вооружение армией США. Дизайн пистолета Лебедева, скорее, характерен для коммерческих или спортивных моделей. Но, по мнению эксперта по стрелковому оружию, главреда журнала «Калашников» Михаила Дегтярева, «спортивная конфигурация пистолета» не обязательно плюс: «Все современные пистолеты, принятые на вооружение крупными армиями и силовыми структурами, имеют иной угол наклона рукоятки. Это боевая эргономика, не спортивная». Тезис о существенных различиях в эргономике боевого и спортивного оружия без привязки к конкретным моделям подтвердил «Профилю» и сотрудник одной из спецслужб, пожелавший остаться неназванным.

Вообще, собеседники «Профиля» замечают, что сделать пистолет, который был бы одинаково хорош для спорта, армии и полиции, очень сложно и то, что является хорошим решением для спортивного оружия, в боевом запросто может стать недостатком.

Русский родственник немецкого Вальтера

И все же главный вопрос: захотят ли наши силовики взять на вооружение этот красивый пистолет?

Уже более 65 лет главным российским короткостволом является восьмизарядный ПМ, разработанный Николаем Макаровым в 1948 году на основе германского Walther РР (Polizeipistole, полицейский пистолет). Это слегка угловатое, но компактное, надежное, чрезвычайно прочное и технологичное оружие. Изначально ПМ позиционировался как карманный пистолет для скрытого ношения. Поэтому одновременно с ним в 1951 году на вооружение армии приняли полноразмерный пистолет Стечкина (АПС) с магазином на 20 патронов. Но повсеместного распространения «Стечкин» не получил, в том числе из-за своих габаритов, и уже в 1958‑м был снят с производства.

Что до «Макарова», то по сегодняшним меркам его считают морально устаревшим. Главными недостатками ПМ называют малую емкость магазина (8 патронов против 15–20 у современных армейских образцов) и относительно слабый патрон 9х18 ПМ. Поэтому в конце ХХ века встал вопрос о новом оружии для российской армии и милиции. Новые реалии – ухудшение криминогенной обстановки в стране и повсеместное распространение бронежилетов – требовали чего-то более мощного.

katalinks⁄Фотобанк Лори
Слегка угловатый, но очень надежный и техно-логичный пистолет Макарова стоит на вооружении почти 70 летkatalinks⁄Фотобанк Лори

А предложений хватало – в 90‑х появилось большое количество пистолетов и револьверов, созданных различными КБ в инициативном порядке. В основном это были невыдающиеся образцы, в которых, по словам Дегтярева, пожилые конструкторы реализовывали свои студенческие проекты. На волне всеобщей неразберихи около десятка таких моделей были формально приняты на вооружение МВД, после чего о них с успехом забыли.

Наши военные в 2003 году приняли на вооружение созданный в период с 1993 по 2000 год 18‑зарядный пистолет Ярыгина (ПЯ) под натовский патрон 9х19. Критики называли это оружие не слишком удачным клоном знаменитого чешского CZ‑75.

ПЯ, безусловно, превосходил «Макаров» по огневой мощи, но имел ряд «эргономических просчетов», а также проблемы с надежностью и безотказностью. Поэтому в армии он по сей день приживается с трудом и вопрос поиска замены для ПМ по-прежнему актуален. Только стоит этот вопрос уже не так остро, как, скажем, лет 20 назад. Прежние эмоции улеглись, и стало ясно, что роль пистолета на поле боя ничтожно мала – статистика показывает, что число убитых из этого оружия в современных военных конфликтах стремится к нулю. Да и то значительная часть приходится на несчастные случаи и самоубийства. В большинстве ситуаций армейский пистолет – это, скорее, элемент формы и, как шутят острословы, «лучшее средство суицида офицеров».

«Вряд ли массовое перевооружение армии новыми пистолетами является приоритетом, – заявил «Профилю» руководитель Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. – Наверное, это будет происходить, но не быстро, в несколько этапов».

С полицией тоже не все просто. После завершения криминальных войн 90‑х острой потребности в новом пистолете у правоохранителей тоже в общем-то нет. «Макаров» с элементами современного тюнинга – эргономичная рукоять, рычаг сброса магазина – вполне устраивает рядовых полицейских. «У них есть ПМ, они к нему привыкли, – рассуждает Кудряшов. – С кем я общался, они видят, например, новую кнопку сброса магазина и говорят: всё, пээму больше ничего не нужно! Никакие 15 патронов, никакие 9х19 – они просто этим не пользуются».

Впрочем, собеседники «Профиля» подчеркивают, что концерн «Калашников» обладает остаточными лоббистскими возможностями, чтобы продвинуть свою разработку и в армию, и в полицию.

А те, кому современный мощный пистолет действительно нужен – сотрудники всевозможных спецслужб, бойцы спецподразделений, – уже решили свои проблемы за счет «иномарок». ФСО и ФСБ, например, используют пистолеты Glock или SIG Sauer. Недавно из-за этого даже вышел скандал. В марте СМИ сообщили о том, что швейцарская прокуратура возбудила дело в отношении государственного оборонного предприятия RUAG. Среди прочего речь шла о поставках для российского ФСО пистолетов SIG Sauer и снайперских винтовок «на несколько миллионов долларов». Как замечает Михаил Дегтярев, санкции не помешают «отдельным специальным структурам» пользоваться любым оружием, доступным на мировом рынке.

Наконец, рынок спортивного оружия – здесь ПЛ‑15 мог бы быть кстати при условии разумной цены. Проблема в том, что сам сегмент очень мал, по прогнозам Дегтярева, при «наилучшем стечении обстоятельств» спрос на новый российский пистолет не превысит 3–5 тысяч штук в течение трех лет.

Виталий Кузьмин
В начале 2000-х на смену пистолету Макарова пришел более современный и мощный пистолет Ярыгина. Однако у нового оружия есть проблемы с эргономикой и надежностьюВиталий Кузьмин

Без конкурента скучно

Еще одна проблема, на которую обращают внимание эксперты, говоря о ПЛ‑15, – это то, что «Калашников» хочет продвинуть свой пистолет вне какого-либо конкурса. Хотя в советское время, например, все стрелковое оружие (за исключением специальных образцов) принималось исключительно на конкурентной основе. Та же практика используется сегодня за рубежом. «Я считаю абсолютно тупиковым путь принятия на вооружение пистолетов вне конкурсной основы, – настаивает Михаил Дегтярев. – Это беда, это залог огромных проблем в обозримой перспективе».

Алармизм коллеги не разделяет Руслан Пухов, отмечая, что многие виды вооружения принимаются без конкурсов: «Нас же не удивляет, что не проводится конкурс на АПЛ – их строит «Севмаш», или на «Искандер» – его делает Воткинский завод. Не удивляет, что не происходит конкурса на С‑400». По словам Пухова, при принятии подобных решений учитывается не только «какое оружие лучше», но и технические возможности и стоимость запуска серийного производства. Перенос бесконкурсной практики на «стрелковку» может быть компромиссным решением, продиктованным экономической ситуацией.

Стоит заметить, что потенциальные конкуренты у ПЛ‑15 есть. Михаил Дегтярев приводит в пример 18‑зарядный «Удав» от подмосковного ЦНИИ ТОЧМАШ. Пистолет рассчитан на использование мощных бронебойных патронов 9х21 мм, способных эффективно поражать цели в бронежилетах. Правда, информации о тактико-технических характеристиках «Удава» и нынешнем состоянии проекта практически нет. Известно, что его готовили к госиспытаниям в 2016 году, но дело до них так и не дошло. В качестве возможных проблем пистолета эксперты называют патрон 9х21 мм, который, в отличие от того же 9х19, совершенно не распространен, а также отсутствие производственной базы у ЦНИИ ТОЧМАШ.

Тем не менее возможная конкуренция между «Удавом» и ПЛ‑15, по версии Дегтярева, была бы полезна для стрелковой отрасли: «Если эта конкуренция превратится в конкурс, условия которого будут написаны корректно, а не под победу конкретного пистолета, это будет интересно. Что-то может получиться».

КОНТЕКСТ

12.11.2018

Возвращение политики

Российская военная техника по-прежнему пользуется спросом на международном рынке. Но сегодня политические вопросы все сильнее влияют на экспорт продукции отечественного ВПК

10.11.2018

Лицензия на убийство

Законодатели соревнуются в изобретении новых способов контролировать гражданское оружие

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru