Андрей Суздальцев

Андрей Суздальцев

политолог, замдекана факультета мировой экономики и политики НИУ ВШЭ

18.04.2014

Виртуальное единство

Слухи о введении в рамках Таможенного союза алтына — единой валюты для межгосударственных расчетов — возникли не случайно

Фото: Дмитрий Астахов / РИА Новости

Они сигнализируют о том, что в недрах российского руководства еще сохраняет актуальность идея создания на постсоветском пространстве валютного союза и единой валюты. Придание российскому рублю статуса резервной валюты хотя бы на постсоветском пространстве могло бы стать серьезным подспорьем в создании в России Международного финансового центра. Но интерес России к интеграционным процессам в этой сфере объясняется не только этим. России жизненно необходима сильная интеграционная группировка. Пока она не создана, Российская Федерация не может считаться великой державой, оставаясь в мире финансов заурядным региональным игроком.

К этой теме Россия за последние два десятка лет возвращалась неоднократно. Нашим партнерам по СНГ и союзному государству с Белоруссией предлагались разные варианты создания единой резервной валюты, некоего расчетного инструмента, аналога экю в Евросоюзе начала 1990-х годов или специальных прав заимствования (SDR) в МВФ. Последняя попытка договориться о введении единой валюты в Союзном государстве России и Белоруссии предпринималась десять лет назад. Были очень тяжелые, но безрезультатные переговоры с Минском, в ходе которых президент Лукашенко выдвинул Москве ряд неприемлемых требований — от ежегодной дотации в $2,5 млрд на поддержку белорусской экономики до права самостоятельной эмиссии единого рубля. Обсуждалась эта тема и с Казахстаном, но наш южный сосед также рассматривает единую валюту через призму преимуществ, которые он в обмен получит от Москвы. К сожалению, надежды на то, что в рамках следующего этапа евразийской интеграции — создания Евразийского экономического союза (ЕврАзЭС) ситуация поменяется и возникнут скорые предпосылки для введения единой валюты, по большей части остаются необоснованными.

Уже подписано и ратифицировано немало документов, реализация которых на практике давно могла бы сформировать полноценную базу для введения единой валюты. В пакете документов о создании Единого экономического пространства (ЕЭП) целых три соглашения посвящены проведению скоординированной макроэкономической политики, согласованной валютной политики и обеспечению условий для свободного движения капитала. Стороны давно уже должны были согласовывать такие параметры, как годовой размер дефицита государственного бюджета, уровень государственного долга и уровень инфляции в рамках ТС. С 1 января 2013 года формально вступило в силу соглашение о гармонизации законодательства наших стран в валютной сфере — введении единых правил валютных операций, ввоза и вывоза наличных денежных средств, ведения банковских счетов, а также унификация требований к репатриации валютной выручки. Часть работы по данному соглашению, кстати, проделана. Но стоит еще задача согласования требований по обеспечению свободы финансовых рынков и движения капиталов, которые, похоже, никто, кроме России, не спешит выполнять.

Дальнейшую интеграцию в финансовой сфере наши партнеры фактически тормозят, существующий уровень взаимодействия в рамках евразийской интеграции их вполне устраивает. Они прекрасно понимают, что единая валюта — это единый Центробанк, эмиссионная политика и процентные ставки. Опыт создания еврозоны показал, что валютный союз нежизнеспособен и без осуществления согласованной налоговой политики. Фактически валютный союз — это путь к политическому союзу. Поэтому именно в этой сфере координация действий дается нам с огромным трудом.

В частности, ни в Минске, ни в Астане не собираются расставаться с инструментами манипулирования валютным курсом. Это один из последних редутов, который они сдадут на пути к экономической интеграции наших стран. Для Белоруссии девальвация — по-прежнему стимул национальной экономики. В Казахстане этим инструментом также активно пользуются — недавно одним махом девальвировали национальную валюту на 20%.

С переходом на единую валюту и строгие принципы валютного союза всего этого они лишатся. Наши партнеры по союзу — это относительно слабые в экономическом отношении страны с жесткими авторитарными режимами у власти. И выпускать из рук монетарные, налоговые и фискальные рычаги — основные атрибуты власти и управления собственной экономикой — никто из них не готов.

КОНТЕКСТ

Вторая натура

Социологи выяснили, что россияне стали внимательнее следить за курсом доллара и ждут ослабления рубля в течение трех месяцев. Такие ожидания

Союз рубля и лиры

Эксперты считают, что даже при одновременном падении курсов валют России и Турции устранение посредника (доллара или евро) в любом случае

Сам себе резидент

Минфин решил либерализовать валютный контроль. С 2018 года тем россиянам, которые проводят за границей большую часть года, можно будет не