Дмитрий Быков

Дмитрий Быков

писатель, публицист

03.09.2017

И Бог создал женщину

Идея найти Путину конкурентку-женщину блестяща. Сегодня политическая конкуренция немыслима, а шоу необходимо. Для этого нужна шоувумен, лучше – с ореолом скандальной славы.

Все-таки они гении. Гений ведь не нуждается в интеллекте, он творит интуитивно. Нет, они не придумали, как сделать выборы конкурентными. В нынешних условиях они конкурентными быть не могут, и вообще в российской истории были всего одни выборы с неочевидными результатами (1996), да и то было понятно, что Зюганов не готов к собственной победе: в патриотическом лагере наблюдался (и наблюдается сейчас) даже больший раздрай, чем в либеральном. Но тогда была хотя бы иллюзия борьбы, а сейчас она не нужна никому – ни властям, ни достаточно инертному большинству. Люди хотят не перемен, а зрелищ – это главное. Перемены всегда к худшему, особенно поначалу. В российском обществе есть запрос не на реформы, а на их результат, желательно сразу. Поэтому устроить содержательные выборы, с конкуренцией платформ, сегодня никому не светит. На вечный вопрос – в чем ваша позитивная программа? – сегодня можно отвечать просто: чтоб по сути ничего не поменялось, но было весело. И Бог создал женщину.

Решение найти Путину конкурентку из числа женщин, просочившееся на страницы допущенной прессы из недр президентской администрации, дорогого стоит. Старый фильм Роже Вадима с тем самым названием как раз про это: женщина делает зрелище из всего, к чему прикасается. Сегодня политическая конкуренция немыслима, а шоу необходимо: что для этого нужно? Шоувумен, да лучше бы с ореолом скандальной славы. Возник слух о Ксении Собчак, уже разоблаченный ею. Она не хочет превращаться в путинскую марионетку окончательно – ибо на допущении, что сейчас она ею все же не является и сохраняет остаток свободной воли, держится вся ее слава, а значит, и заработок. Поскольку она профессионально ведет дебаты, Владимир Путин даже мог бы пойти на публичную дискуссию с ней и изящно, по-джентльменски разделать ее под орех, да так, чтобы никому не было обидно. О-о-о, это была бы кампания. Вся творческая интеллигенция включилась бы, причем с обеих сторон. И была бы в кампании Собчак серьезная польза – ей, как и всем шутам во все времена (а мы все сейчас шуты в путинском цирке, не надо иллюзий), позволена несколько большая свобода, чем зрителям, и даже кое-какая правда. Так что многое из неосуществленных выступлений Навального могло бы прозвучать в эфире Первого канала. Но важно ведь не то, что сказано, а исключительно кем. Дочь Собчака, озвучивающая антипутинские тезисы, выглядит совсем не так, как Навальный. Так что если бы она согласилась – в гудок ушло бы очень много пара.

Who else? Вариантов много. Элла Памфилова с ее женственностью и трепетностью, Валентина Матвиенко с грубоватой, почти фольклорной солидностью, Ирина Хакамада с ее строгой японской чувственностью, Кристина Потупчик с ее потупчиковатой красотой, Леся Рябцева с ее тягой к пожилым влиятельным мужчинам, Мария Баронова с ее открытой сексуальностью и тайной лояльностью… Российская оппозиция вообще женственна в том смысле, что она любит и хочет, но не может себе позволить. Сегодняшние идеологи вовсю доказывают, что регулировать Россию возможно только сверху, что интеллигенция всегда стремится в шарашку, а интеллектуалы – под сень просвещенного Андропова; появление женщины на политической арене позволит этой тайной женственности оформиться, выйти на поверхность и быть публично ущученной, то есть деконструированной. Если учесть, что Владимир Путин любит несколько по-мужлански подшутить насчет критических дней – у вас, мол, сегодня критический день, что-то вы плохо дебатируете, – да прибавить к этому не слишком политкорректное население, готовое и Трампу простить все за откровенную пошлость и сексизм… Короче, они все отлично придумали. Для придания этому представлению некоторого благотворительного пафоса можно бы запустить в кандидаты какого-нибудь инвалида, над которым будут благожелательно хохмить остальные. Колясочника, например, с попутной рекламой коляски. Общество, по-моему, дозрело. Инвалидной стране – инвалидного президента! Запад будет в восторге, а гопники просто уписаются. И победа мускулистого (точней, жилистого) мачо над этим фриком будет символична и красноречива. Так их, несогласных.

Если же говорить совсем честно, подобный подход к выборам грозит превратить выборы 2024 года в нечто очень серьезное, даже трагическое. Потому что роль следующего президента уже самоубийственна по определению. Тому, кто примет Россию в таком состоянии (прибавьте еще шесть лет упадка), лучше застрелиться сразу. По крайней мере войдешь в историю как честный человек.