Михаил Субботин

Михаил Субботин

старший научный сотрудник ИМЭМО РАН

28.05.2017

Эффект плацебо и ОПЕК+

Именно соотношение спроса и предложения, а не громкие заявления ОПЕК и примкнувших к ней стран определяют ситуацию на рынке нефти.

Перед встречей в Вене 22 стран в формате ОПЕК+ эксперты живо обсуждали две гипотетические возможности. Либо продление соглашения, которое сулило поддержку ценам с опасностью последующего прорыва плотины до уровней $30 за баррель; либо отказ от него в расчете на то, что падение цен после этого не будет слишком глубоким, зато относительно низкие цены лучше всяких соглашений будут сдерживать рост добычи, гарантируя цены на нефть от обвала в дальнейшем.

Переговоры прошли без сюрпризов, и было принято ожидаемое решение еще на 9 месяцев продлить соглашение об ограничении добычи: экспортеры нефти пережили сравнительно стабильные полгода, когда цена на нефть перешагнула отметку $50 за баррель, а от добра добра не ищут… Риски такого решения понятны, и потому в конце ноября мониторинговый комитет вновь проведет встречу параллельно с осенним заседанием ОПЕК, чтобы оценить, потребуются ли дополнительные меры воздействия на рынок.

А пока, как всегда, тяготы ограничения добычи пришлось взять на себя главным образом Саудовской Аравии, которая вынуждена рисковать своей долей на рынке: на 2018 год намечено IPO Saudi Aramco объемом до $100 млрд, а чем выше цена на нефть, тем выше цена пакета компании.

У России свой интерес – продление сделки с ОПЕК нужно для решения текущих задач бюджета перед президентскими выборами 2018 года. Цены на нефть с ноября, когда было заключено соглашение ОПЕК+, выросли почти на 20%, а нефтегазовые доходы РФ за первый квартал достигли пика с лета 2015 года. Вот и теперь министр финансов Антон Силуанов уже заявил, что соглашение позволит стране пополнять резервы. Хоть какое-то спокойствие на какое-то время…

Тем не менее добыча нефти в мире будет расти быстрее, чем спрос, а рынок в обозримой перспективе останется в состоянии избыточного предложения. И с этим фундаментальным фактором ОПЕК не может бороться. Мало того, что от сокращения добычи были освобождены Иран, Нигерия и Ливия, так еще активны страны, не примкнувшие к соглашению. Ожидается, что рост спроса в 3,2 млн баррелей в сутки будет с лихвой перекрыт ростом сланцевой добычи в США и усилиями Бразилии и Канады.

В США и добыча растет, и издержки падают, что позволяет не снижать темпа даже при снижении мировой цены. Согласно прогнозу Минэнерго США, общий объем добычи к концу нынешнего года в стране превысит исторический рекорд и составит 9,65 млн баррелей в сутки, а в 2018‑м увеличится до 10,22 млн баррелей, превзойдя текущие показатели Саудовской Аравии (9,95 млн баррелей). Вместе с тем, по оценке известной норвежской компании Rystad Energy, себестоимость сланцевой добычи за три года упала более чем вдвое – с $80 до $35 за баррель в среднем по отрасли. В этих условиях соглашение ОПЕК+ лишь развязывает руки США. Попытки манипулировать рынком с такими конкурентами – занятие рискованное…

ОПЕК не может в полной мере повлиять даже на своих членов («сокращение» добычи было достигнуто, в том числе исключением трех стран из расчетов), к соглашению не присоединились многие серьезные игроки – нечлены ОПЕК, тем более она не оказывает воздействия на основных потребителей нефти – США, Китай, ЕС. Конечно, спасти мог бы внезапный рост спроса, но знать бы прикуп…

Собственно, именно соотношение спроса и предложения, а не громкие заявления ОПЕК и примкнувших к ней стран определяет ситуацию на рынке. Рынок протестировал уровень цен ниже $30 за баррель и вышел на $50–55. Но это еще не значит, что сложившийся уровень цен – это заслуга того самого соглашения. И наоборот, признание ограниченности своих возможностей – не капитуляция ОПЕК перед рынком, а конец имитации победы над ним.

В медицине врача подчас выручает эффект плацебо: вещество без явных лечебных свойств используется в качестве лекарственного средства, а его лечебный эффект связан с верой самого пациента в действенность препарата. Падение нефтяных цен сподвигло экспортеров на это старое средство.

Людям вообще хочется верить в лучшее, и бизнес населяют не инопланетяне. Конечно, для кого-то и война – мать родная, но все-таки бизнес тяготеет к правилу «деньги любят тишину».

Координация действий ведущих экспортеров нефти, пусть даже во многом фиктивная, успокаивает, заговаривает рынок, для которого видимость мира и устойчивости лучше пугающей неопределенности перспектив, волатильности цен и нервозности игроков на бирже.

Итак, соглашение продлено до 1 апреля 2018 года… Интересно, кто будет смеяться последним в День дурака?