Дмитрий Быков

Дмитрий Быков

писатель, публицист

21.05.2017

Порошенко как Путин

Блокировав российские сайты, Порошенко сделал России царский подарок. Вместо того чтобы быть лучше противника, президент Украины стремится быть хуже, копируя самые бездарные действия российских властей.

Теперь уже можно сказать с полной уверенностью: у Петра Порошенко не вышло стать президентом Украины. Это не значит еще, что у Украины в целом ничего не вышло, хотя шансы на такой исход, увы, весьма высоки. Блокировав российские сайты – общим числом 223, – он сделал России поистине царский подарок. Здесь и так хватало кретинов, обзывающих Украину недогосударством. Теперь у них появился мощный аргумент.

Дело даже не в том, что обойти все эти ограничения – плевое дело для любого школьника. Дело в том, что на войне надо быть лучше противника, а Порошенко изо всех сил стремится быть хуже, копируя и даже превосходя самые бездарные действия российской власти. Когда путинцы агитировали против хамона, это были еще цветочки; когда бульдозерами давили сыр, помидоры и яблоки, а в передвижных крематориях сжигали ни в чем не повинную ветчину, это был трагифарс, но от России ведь ничего хорошего и не ждали. В 2014 году тут был взят курс на отъявленное мракобесие, национализм и масштабную внешнюю войну. Почему от этой затеи отказались – узнаем в сравнительно недалеком будущем. А от Украины – ждали: она вроде как провозгласила свободу, и у нее был отличный шанс стать столицей мирового славянства. Москва с этой задачей не справилась, оттолкнув от себя всех. Но и Киев, как видно,  не стал привлекателен даже для собственных граждан, а не только для славянства в целом.

Понятно, что Порошенко надо как-то сговориться с радикалами, но бессмысленно превосходить противника в глупости, в жажде запретительства, в атаках на язык. Еще смешней изыскивать для глупости оправдания вроде «Яндекс-пробок», которые будто бы угрожали стратегической безопасности Киева. Ни у кого нет сомнений в том, что войну на востоке Украины развязала Россия, а стало быть, за взаимное умопомрачение ответственна она; но каждый сам решает, сколь далеко он готов зайти в этом безумии. Очень многих украинцев, переходящих сейчас всякие границы в ненависти ко всему русскому, можно понять, но эта злоба отнюдь не ведет их к победе. Запретительство всегда добавляет шансов на поражение.

Никто не снимает с России – и не только с ее властей, но и с ее оболваненного большинства – ответственности за русско-украинскую катастрофу; но Порошенко взялся лупить по своим, и все это лишь добавляет очков его противникам. Так что сейчас у России есть все основания показывать пальцем на Киев: посмотрите, вот так кончаются все революции! Непонятно, правда, за что убили десятки тысяч человек. Не за то же, чтобы Россия на фоне Украины стала восприниматься как эталон свободы и здравого смысла.

Сегодня украинские политики соревнуются в ненависти к России, в запретах и отречениях – и это лишь доказывает правоту тех завсегдатаев российских гав‑гав‑шоу, которые в антиукраинской пропаганде дошли до совершенного неприличия. Все это наводит на весьма печальные мысли вот какого свойства.

Только что руководитель ЛНР Плотницкий заявил, что допускает вхождение Луганской республики в Украину при условии, что там будет пророссийское правительство. Думаю, что о подобных условиях скоро заговорят и в ДНР. Вечных войн не бывает, и хотя Плотницкий и Захарченко сильно уступают Порошенко в адекватности, они вряд ли рассчитывают на войну до последнего человека. И самое печальное, что после пассионарной вспышки – когда наступит неизбежная реакция, а может быть, и термидор – в Киеве действительно победит умеренное пророссийское правительство. С виду оно будет вовсе не пророссийским, но сначала начнет договариваться, а потом – как Владимир Путин в свое время – попросту загипнотизирует усталую страну. И десятые годы будут вспоминаться как девяностые, и радикалы смирятся, а умеренные укрепятся, и все зарастет, как заросла в двадцатые трещина, раскалывавшая в России не только деревни, но и отдельные семьи. И никакой столицы свободного славянства из Киева не получится, потому что какая же, помилуйте, столица славянства с полным запретом на инакомыслие, с атакой на интернет и цензурой под предлогом войны? И убивать наконец перестанут, и сепаратисты согласятся на вхождение в Украину с множеством оговорок, а слово «Майдан» приобретет иронический оттенок, как и слово «либерал» в России. Очень возможно, что в самой России в это время как раз многое поменяется, но, боюсь, для украинской реакции это уже не будет иметь значения; напротив, может стать дополнительным аргументом в пользу реставрации. Потому что про годы президентства Порошенко будут вспоминать, как про позднего Ельцина: попробовали, да не вышло.