Сергей Шелин

Сергей Шелин

Обозреватель информационного агентства «Росбалт»

31.08.2016

Молитва о подъеме

Запас политической прочности антикризисной терапии Набиуллиной – Силуанова почти исчерпан. Обеспечить продолжение их курса способен только Путин

Прогнозисты Центробанка, весьма уважаемые в экспертных кругах за глубину суждений, стали вдруг оптимистами. И даже, пожалуй, оптимистами безудержными. В своем ежемесячном бюллетене дивятся российской хозяйственной действительности, которая, оказывается, опрокинула прежние кисло-сладкие предсказания ЦБ и заставила поменять их на лучезарные.

«Перспективы роста улучшаются… Рецессия позади». И даже, как выясняется, довольно далеко позади. По оценке департамента прогнозирования ЦБ, рост ВВП уже во втором квартале этого года по сравнению с первым составил (с устранением сезонности) 0,2–0,3%. В третьем квартале он предположительно достигнет 0,4%, а в четвертом разгонится и до 0,5%. Если так пойдет дальше, то 2017‑й станет годом двухпроцентного роста. Совсем как в безоблачном 2013‑м.

Правда, не все с этим согласны. Аналитики-конкуренты из Центра развития при ВШЭ издают собственный бюллетень, в котором публикуют гораздо менее утешительные цифры и проводят мысль о том, что спад затянется еще на годы: «Ситуацию в российской экономике в последние месяцы можно определить как хрупкое равновесие со знаком «минус».

Подведенные только что итоги июля на руку скорее скептикам. Если устранить сезонные факторы, то промышленный индекс, поднявшийся было в начале лета, в июле опустился до уровней середины 2015‑го, наихудших за время нынешней рецессии. Вновь пошли вниз и скорректированные на сезонность объемы сдачи жилья, которые до этого понемногу росли.

А в августе упал и вычисляемый Росстатом индекс предпринимательской уверенности, особенно в обрабатывающих производствах.

Следовательно, дискуссия не закрыта, и вопрос о том, что у нас на дворе – спад или подъем, остается неразрешенным. Казалось бы, участникам полемики надо просто спокойно подождать, и жизнь покажет, чья наука вернее. Но в том-то и дело, что спор этот вовсе не академический.

Он ведь о том, будет ли признана успешной антикризисная терапия последних двух лет или же ее спишут в архив вместе с кадрами, которые ее проводили. На примере того, что вокруг происходит, ЦБ и Минфин видят, насколько это сегодня стало просто.

За два года спада производство в России снизилось на 5%, а народное потребление по меньшей мере на 15%. И видно, что простые люди не готовы безропотно терпеть дальше. Идущие снизу флюиды начинают улавливать даже наверху. Признаком чего стало решение о единовременной выплате пенсионерам 200 млрд. рублей. Это меньше, чем полная индексация по инфляции, но явно больше, чем хотели бы руководители госфинансов.

Антикризисная доктрина ЦБ и Минфина была изначально проста и понятна. Урезать госрасходы, уменьшить бюджетный дефицит, ограничить рост денежной массы, снизить инфляцию и исходить из того, что в тот момент, когда финансы придут в порядок, спад закончится сам собой.

Ругать их за односторонность совершенно несправедливо. Высшая власть не у них, и они могут пользоваться только теми инструментами, которыми располагают. Проблема в том, что их антикризисная терапия уперлась в лоббистские и политические ограничители задолго до того, как была доведена до победного конца. Финансирование силовых и особенно военных расходов по факту сокращено, но далеко не в тех объемах, которые требуются, и вдобавок не закреплено формально. Недовольство влиятельных получателей этих денег приближается к точке кипения. А теперь еще и простонародье отказывается ужиматься, оплачивая державно-олигархические грезы.

ЦБ и Минфин держат фронт из последних сил. Дефицит бюджета в любой момент способен подскочить. Рублю давно пора упасть, и только искусные манипуляции Центробанка оттягивают этот миг. Гигантские усилия по подавлению инфляции могут пойти прахом.

Обеспечить продолжение антикризисного курса Набиуллиной – Силуанова способен сейчас только Путин – повелев, к примеру, всерьез ужать гособоронзаказ. Но надежды на это у капитанов российских финансов, кажется, недостаточно велики.

И на что им тогда надеяться? Только на то, что спад возьмет, да и закончится раньше, чем планировали. Еще лучше – чтобы оказалось, что его уже и сейчас нет. Ведь если так, то антикризисную терапию можно объявить победно завершенной и, не греша против своих принципов, начать финансовые раздачи жаждущим.

Отсюда и научные выкладки о переходе к уверенному росту, больше похожие на молитвы, чем на трезвый анализ.

КОНТЕКСТ

Социальная сфера особого внимания

Документ, предложенный Минфином, уже прошел одобрение всего кабинета министров и скоро ляжет на столы депутатам. Будущий бюджет удастся

Две головы хуже

Минфин не согласен с ожиданиями Минэкономразвития касательно доходности бюджета и планирует дополнительные траты, которые не позволят

Только членам профсоюза

Замминистра финансов России Алексей Моисеев предложил ограничить доступ широкого круга людей к сделкам с криптовалютами, а сами операции