02.09.2018 | Игорь Наумов

Острова для сокровищ

Россия готовит офшор-убежища на своей территории для вывода российских активов из-под американских санкций

Фото: Олег Бородин

С 27 августа США ввели новые санкции в отношении России. Формальный повод – обвинения Москвы в причастности к отравлению в английском Солсбери в начале марта этого года бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии. Несмотря на полное отсутствие доказательств, в американском Госдепартаменте исходят из того, что Россия нарушила закон США о контроле над химическим и биологическим оружием и запрете его военного применения от 1991 года. В качестве наказания объявлен запрет на поставку в РФ любой продукции двойного назначения, а также электроники, компонентов и технологий из нефтегазовой отрасли.

В ноябре могут вступить в силу еще более жесткие ограничительные меры. Вторая часть рестрикций, поясняет ТАСС, предусматривает понижение уровня двусторонних дипломатических отношений или даже их полную приостановку, фактически полный запрет любого экспорта в Россию американских товаров, за исключением продовольствия, а также российского импорта, включая нефть и нефтепродукты, лишение права на посадку в США самолетов любой авиакомпании, которая контролируется правительством РФ, блокирование кредитов Москве по линии международных финансовых организаций.

Между тем российский бизнес уже несет потери – активы на сотни миллионов долларов за последнее время заморожены в рамках санкций, говорится в докладе заместителя министра финансов США Сигала Манделкера. В качестве подтверждения в документе приводятся ссылки на публикации СМИ, из которых следует, что размер состояния основного акционера «Русала» Олега Дерипаски уменьшился в два раза, а владельца «Реновы» Виктора Вексельберга – на $3 млрд.

Спасайся кто может

Попавшие под американский санкционный пресс компании рассчитывают найти спасение в родной юрисдикции. Российские власти в принципе готовы им помочь. В конце июля в рекордно короткий срок – всего за 10 дней – Госдума и Совет Федерации приняли пакет законов о создании специальных административных районов (САР) на острове Русский во Владивостоке и острове Октябрьский в Калининграде. Руководитель юридической практики компании «Прифинанс» Давид Абрамян отмечает, что укрыться в российских офшорах смогут только компании, зарегистрированные за границей, причем до 1 января 2018 года. Причем это должны быть страны, которые придерживаются правил группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (FATF) или состоят в комитете экспертов Совета Европы по оценке антиотмывочных мер. Это сделано, чтобы избежать возможных рисков с точки зрения валютного контроля. Кроме того, на острова не допустят банки, некредитные финансовые организации, операторов платежных систем и т. п.

Компании, которые захотят сменить офшорную юрисдикцию, должны будут выполнить несколько условий. В частности, инвестиции в российскую экономику должны составить не менее 50 млн рублей в течение 6 месяцев.

«На предложение уже откликнулась компания En+ Олега Дерипаски, подпавшая под санкции США в апреле этого года. Потерь это, конечно, не вернет, но возможность перерегистрироваться в российской юрисдикции частично даст экономию на налогах», – пояснил собеседник «Профиля». Например, ставка с прибыли от продажи активов и с полученных дивидендов будет нулевая, а с выплаченных дивидендов ставка всего 5%.

Из других плюсов инициативы он выделил облегченный контроль и отсутствие ограничений на валютные операции. Ранее рассматривалась возможность создания офшорной зоны в Крыму, но в связи с политической ситуацией и американскими санкциями от этой идеи отказались, напомнил юрист. «Цель закона о САР – репатриация российского капитала и привлечение зарубежных инвестиций, но едва ли эта задача выполнима. В любом случае документ нуждается в доработке. Ведь в нем не отражено сохранение организационно-право-вой формы зарубежной организации, которой не существует в российском законодательстве, или освобождение таких фирм от налогообложения их иностранных доходов», – говорит Абрамян.

Кроме того, останется проблема движения денежных средств по банковским счетам. Если счет ранее был заблокирован, допустим, в американском банке, то перерегистрация компании в другой юрисдикции не избавит от сложностей с открытием и поддержанием нового банковского счета, тем более что весь цивилизованный мир сейчас уходит от работы с офшорными компаниями, предпочитая иметь дело с резидентным бизнесом, поделился сомнениями юрист.

Капиталы не тянет на родину

На фоне международных санкций, которые введены на неопределенный срок, Россия превратилась в далеко не самое привлекательное место для бизнеса. Очевидно, что САР на островах Октябрьский и Русский создаются в первую очередь не для иностранцев, а для российских олигархов. Главная цель у них – обезопасить капиталы, чтобы продлить свое комфортное существование. «С очень высокой вероятностью российская «офшорная аристократия» в большей или меньшей степени воспользуется данным инструментом. Она однозначно его и пролоббировала. Про возврат капитала в Россию, уплату всех положенных налогов и сборов и патриотизм при этом вряд ли стоит говорить», – полагает директор аналитического департамента «Альпари» Александр Разуваев.

По его словам, в 2014 году в России началась кампания по деофшоризации. Был принят закон, который требует от налогоплательщиков отчитываться обо всех зарубежных активах, которые должны облагаться налогами. Это является стандартной практикой, применяемой в большинстве развитых стран мира. Однако действия властей пока привели к прямо противоположному результату – треть из 500 самых состоятельных российских бизнесменов за последние годы покинули страну. Сегодня национальное богатство России в значительной степени находится в руках нового класса, представители которого держат активы на родине, но при этом не платят налоги, поскольку большую часть времени живут за границей, констатировал Разуваев.

Аналогичной точки зрения придерживается доцент кафедры экономики и финансов факультета экономических и социальных наук РАНХиГС Алисен Алисенов. В беседе с «Профилем» он выразил сомнение в том, что из-за западных санкций создаваемые офшоры могут оказаться привлекательны для иностранных компаний. Очевидно, что это спасательный круг для российского бизнеса, попавшего в «черные списки» Минфина США. И за это придется заплатить высокую цену. «Действие нового закона об открытии САР обесценит все усилия властей по деофшоризации экономики. Федеральный закон № 376‑ФЗ о деофшоризации был принят 24 ноября 2014 года. Однако по настоящее время он так и не заработал в полную силу, в том числе и по причине отсутствия желания и стимулов у зарубежных компаний декларировать доходы», – пояснил экономист.

Артем Килькин⁄Коммерсантъ⁄Vostock Photo
Остров Октябрьский находится в самом западном регионе страны – в Калининградской области, и в том, что именно здесь готовы принять российские капиталы, хранящиеся на Западе, есть особый символизм Артем Килькин⁄Коммерсантъ⁄Vostock Photo

Практическое использование офшорных зон в Калининграде и Владивостоке российскими олигархами будет осуществляться исключительно с целью минимизации налоговых платежей, что вкупе с отсутствием прогрессивного налогообложения подоходного налога в нашей стране приведет к еще большему разрыву между богатыми и бедными, продолжил Алисенов.

Выгодоприобретателями станут компании, подпавшие под западные санкции, и еще бюджеты регионов, где создаются САР. Однако процедура открытия счетов для осуществления фирмами, зарегистрированными в офшорах, международных расчетов, по мнению эксперта, весьма сложна. Еще одно неудобство – ликвидность должна размещаться только в российских банках, что не всегда гарантирует конфиденциальность и сохранность.

«Высокая волатильность рубля подталкивает компании хранить свои сбережения в твердой и стабильной валюте. В настоящее время это выгоднее и удобнее хранить в зарубежных экономических зонах и офшорах с низким уровнем налогообложения», – подчеркнул собеседник «Профиля». Рассчитывать на массовый приход в САР зарубежных инвесторов и компаний не приходится. Во многом это связано с низким уровнем развития этих территорий, несовершенством законодательства, нестабильной экономической ситуацией внутри страны и сложной геополитической ситуацией. Западные компании, скорее всего, достаточно долго будут присматриваться к нововведению, сравнивая САР с существующими офшорами. Реалии таковы, что у них нет доверия к правоохранительной и судебной системам России. В то же время активы, размещенные в высокорепутационных юрисдикциях, находятся под защитой английского права.

По-быстренькому не получится

В апреле 2014 года США ввели первый пакет экономических санкций против России. В дальнейшем в связи с событиями на Украине и в Крыму ограничения продолжили расширяться. Результат известен – почти у 500 российских компаний и 298 человек, внесенных американцами в общий санкционный список, возникли проблемы, говорит генеральный директор «ИВМ Консалтинг групп» Виктор Солнцев. Если ничего не предпринять, то это может привести к коллапсу целых отраслей экономики РФ. Попытки договориться с американцами о смягчении санкций в обмен на передачу управления компаниями другим лицам или продажу пакетов акций китайским, катарским и прочим фондам срываются одна за другой.

«Спасти ситуацию, как считают, должно создание внутренних офшоров и перевод туда всего сложного хозяйства взаимосвязанных трастов, фондов, управляющих компаний, скрывающих конечных бенефициаров и владельческие соотношения между ними. Образно говоря, для потерявших плавучесть финансовых кораблей государство в срочном порядке создает «тихие гавани» в своих территориальных водах», – философски заметил эксперт.

Однако это решение не столь однозначно, считает Солнцев. Весь мир борется с офшорами, обеспечивает их прозрачность, а Россия создает новые «черные дыры» в своей юрисдикции. Вопрос в том, кто захочет искать убежища в САР. Иностранным компаниям, не участвующим в сделках с торговлей российскими активами, на островах Русский и Октябрьский делать нечего – для них это будет весьма рискованно, наверняка приведет к резкому снижению стоимости активов. Другое дело российский бизнес. Не исключено, что может возникнуть настоящее столпотворение у родных «причалов». Правительство едва ли владеет полной картиной, сколько офшорных фирм зарегистрировали россияне для функционирования основных предприятий. Это управляющие компании, торговые дома, компании-посредники, агенты, операторы, инициаторы, инвестиционные фонды, страховые и перестраховочные компании, наконец, трасты с номинальными владельцами, представляющие интересы конечных бенефициаров, которым по долгу службы нельзя иметь имущество, активы и счета за рубежом. Все это делалось и до сих пор делается, чтобы не платить налоги на имущество и прибыль в своей стране, подчеркнул эксперт.

«Для оформления процедуры перевода активов из иностранного офшора в российский САР требуются не только деньги, но и время. «Юридический проект разрабатывается с учетом всех тонкостей законодательства и длится не менее трех месяцев в условиях неизменяемого порой веками законодательства и при наличии опыта и компетенций у корпоративных финансистов, юристов и переводчиков. Скорее всего, такого опыта у российских компаний нет», – сказал Солнцев.

По его словам, обычно такими делами занимаются крупные международные юридические фирмы. Но не факт, что наши захотят их привлечь. Ведь для этого придется раскрывать иностранным агентам сведения о бенефициарах и их имуществе. Кроме того, можно считать, что законодательства о внутренних российских офшорах пока в принципе не существует. Законы об особых экономических зонах и другие нормативные акты явно не приспособлены для этих целей.

Таким образом, к ноябрю – до введения США нового пакета еще более суровых антироссийских санкций – перевести все активы во внутренние «тихие гавани» будет достаточно проблематично. В любом случае потребуется полная мобилизация всех сведущих в международном корпоративном праве юристов, банкиров и финансистов под руководством компетентных членов советов директоров компаний, успевших вывести из своих рядов представителей зарубежных мажоритариев и миноритариев, убежден эксперт.

Невеселые перспективы

Американские эксперты, анализируя модели российских предприятий на основании реальных данных из облака корпоративных ERP-систем, исходят из того, что из-за западных санкций типовая российская компания, в отношении которой вводятся ограничения, снизит обороты примерно на треть, а рыночную стоимость – вдвое. Трудно сказать, насколько точны эти расчеты. Россия, как страна с небольшим внешним долгом, могла бы стать островком стабильности, если бы не привязка почти всех зарубежных активов и некоторых крупнейших госкомпаний к доллару. Поэтому высоки риски, что статусные инфраструктурные проекты в РФ в ближайшие годы могут не состояться из-за усиления давления со стороны США.

Последствия будут тяжелыми. Компании, работающие в России, но управляемые из иностранных офшоров, могут в случае реализации санкций против объявленного списка предпринимателей и аффилированных с ними лиц, существенно потерять в стоимости. Российские «голубые фишки» изменят цвет и станут «коричневыми», токсичными. От них будут избавляться все инвесторы.

«При таком раскладе стоимость акций российских компаний вместе с биржевыми индексами РТС упадет на 50% всего за какой-нибудь год. Если уровень корпоративного долга больше, чем стоимость компании, то инвесторы имеют право объявить «марджин-колл» с переводом долга в акции и долю управления. В советы директоров смогут войти, скажем так, нежелательные иностранцы, перед которыми придется отчитываться об использовании целевых инвестиций», – не исключает Солнцев.

Со своей стороны, советник по макроэкономике генерального директора Брокерского дома «Открытие» Сергей Хестанов видит во внутренних офшорах только одну выгоду, причем пока лишь предполагаемую, – возможность «спрятать» в САР исключительно российские предприятия с потенциальными рисками потерь от возможных санкций. «Сложность в том, что это станет еще одним способом уклонения от налогов. Иностранным же держателям российского госдолга новая схема не интересна в принципе. Она никак не снижает их риски. Ведь даже наложения отдельных санкций на российские офшоры не требуется. Еще не созданные, они автоматически подпадают под действующие и будущие американские санкции вместе с Россией», – отметил эксперт.

Уже не до репутации

Проект создания «внутренних офшоров» имеет узкую цель – помочь очень богатым людям из России вывести хоть часть своего богатства из-под санкционного удара США и их союзников, считает экономист Евгений Ицаков. Цели превращать район Калининграда и остров Русский во Владивостоке в полноценные офшорные зоны у правительства нет, поскольку есть прямой запрет на регистрацию в данных зонах российских предприятий и предприятий, созданных ранее 1 января 2018 года.

«Определенной части российского олигархата, которая не сумела инкорпорироваться в западную элиту, в этих зонах, наверное, будет достаточно комфортно. Они получат условия хозяйствования преимущественные относительно внутренних конкурентов, что негативно скажется на финансовом состоянии менее крупных игроков», – предположил собеседник «Профиля».

Формат санкций такой, что США пытаются усилить давление на власть со стороны крупного бизнеса, а власть готова предложить попавшим под удар компаниям альтернативный вариант существования за счет небольших российских предприятий, которым и так конкурировать с энергетическими и металлургическими гигантами было сложно, а при условии налоговых послаблений для резидентов САР станет практически невозможно, уверен Ицаков.

Создание государственных офшоров, тогда как весь мир движется в противоположном направлении, репутации России существенно не навредит. «На это просто не стоит обращать внимания. Репутация – плохая или хорошая – лепится главным образом пропагандой. Независимо от того, что будет делать российское правительство или бизнес, репутация у нашей страны будет, что называется, ниже плинтуса, пока на Западе существует заказ на травлю России», – подчеркнул он. Единственное, что может привлечь иностранных инвесторов в наши САР, так это возможность укрыть в российской юрисдикции доходы, полученные преступным путем деньги. Сегодня такое нельзя сделать даже в Швейцарии. Большой вопрос – нужны ли нам такие инвесторы. Российское правительство должно найти способ совершить нетривиальные ходы, чтобы не проиграть в игре, навязанной США, резюмировал Ицаков.

Концы в воду

В самом понятии «офшор» нет ничего плохого или предосудительного. О причинах использования «тихих гаваней» можно говорить как о недоверии собственников компаний к национальным юрисдикциям и судебным системам стран, в которых они ведут бизнес. «Использование британского права сделало удобными и популярными офшорные компании, зарегистрированные в государствах, входящих в британскую правовую семью. Возможность гибко и быстро совершать коммерческие сделки, а также слияния и поглощения компаний на основе британского права и пользоваться эффективной судебной защитой высоко ценится инвесторами. При этом известны внутренние офшоры и в странах с развитой экономикой, в частности, в США (штат Делавэр)», – напоминает адвокат Евгений Шмидт.

Александр Миридонов⁄Коммерсантъ⁄Vostock Photo
Два известных олигарха – Виктор Вексельберг и Олег Дерипаска – уже лишились миллиардов долларов из-за того, что слишком доверяли западной финансовой системе Александр Миридонов⁄Коммерсантъ⁄Vostock Photo

Нельзя забывать о том, что офшоры исторически вовлечены в международный бизнес со множеством международных налоговых и правовых соглашений с вполне респектабельными юрисдикциями. Таким образом, что касается решения создать специальные административные районы в Калининграде и Владивостоке, то Россия фактически просто выходит на мировой рынок, предлагая инвесторам конкурентное и удобное право, судебную защиту и множество соглашений об избежании двойного налогообложения, подписанных с другими странами.

Идея спрятать потенциально санкционные компании в отдельном реестре и предложить им комфортные условия для работы на российской территории правильная. Причем этот механизм может успешно работать как при переводе компаний из иностранных офшорных зон в отечественные САР, так и для перехода туда российских резидентов, рискующих оказаться под международными санкциями. Для сокрытия собственников бизнеса «тихие финансовые гавани» за пределами России больше практически непригодны. Дело в том, что в настоящее время практически отсутствуют юрисдикции, не имеющие сведений (реестра) об акционерах зарегистрированных компаний.

«На мой взгляд, организацию внутренних офшоров можно расценивать как ответный защитный шаг, который никак не отразится на репутации России в мире. Все инвесторы, которые готовы продолжать бизнес в нашей стране и уже ведут его в настоящее время, без сомнения, смогут воспользоваться новыми возможностями САР», – предположил Шмидт.

В том случае, если в американские санкционные списки включат компании, использующие внутрироссийские офшоры, это не создаст им значительных проблем, считает он. Дело в том, что САР сможет надежно «спрятать» собственников. Достаточно сделать две сделки по отчуждению имущества или услуг внутри России, и оно станет принадлежать уже не санкционной компании, а иному юридическому лицу, которое достаточно часто по мере необходимости может меняться.

Нелишней мерой предосторожности будет закрытие информации о переводах внутри банковской системы РФ, поскольку такие платежи наглядно указывают на совершающиеся сделки. В результате нашим оппонентам, в первую очередь США, будет значительно сложнее отследить деятельность санкционных компаний, особенно если они откажутся от расчетов в долларах.

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru