29.06.2018 | Георгий Олтаржевский

Иосиф против Иосипа

Почему поссорились советский и югославский диктаторы

Вторая мировая придала мощный импульс карьере Тито. По итогам войны он не только укрепился в роли протеже Москвы на Балканах, но и стал безусловным героем и политическим лидером на родине. На фото: Тито и советские офицеры, апрель 1945 года Фото: AFP⁄East News

Семьдесят лет назад, 29 июня 1948 года, конгресс Коминформбюро принял решение исключить Коммунистическую партию Югославии из своих рядов. До этого конфликт между Иосипом Броз Тито и Иосифом Сталиным не выходил в публичное пространство, поэтому для простых людей в обеих странах это известие прогремело как гром среди ясного неба. Моментально товарищ Тито из героя сопротивления и «лучшего друга Советского Союза» превратился в «фашиста», «агента-провокатора» и «наемника мирового империализма».

Балканская федерация

На излете Второй мировой самой грозной силой на Балканах, конечно, после Красной армии и вермахта, стала Югославская национально-освободительная армия, возглавляемая маршалом Иосипом Брозом по прозвищу Тито. Действия югославских партизан вынуждали Гитлера и его сателлитов держать на Балканах значительные силы, отвлекая их с основных фронтов. Югославы самостоятельно освободили большую часть родной земли и по праву считали себя победителями, а потому хотели участвовать в послевоенном дележе балканского пирога, тем более что у них существовали территориальные споры со многими соседями, оказавшимися в положении побежденных, – Албанией, Австрией, Венгрией, Румынией, Болгарией и Италией.

С этого и начались трения между Сталиным и Тито. Первый руководствовался интересами СССР и социалистического блока в целом, второй – интересами своей страны. Но до поры до времени разногласия удавалось сглаживать, тем более что разоренная Югославия нуждалась в советской помощи. В 1945 году правительство Тито подписало договор о дружбе и сотрудничестве с СССР, а СКЮ (Союз коммунистов Югославии) вошел во все международные коммунистические организации, в том числе в только что созданное Коминформбюро (или просто Коминформ) – объединение коммунистических партий соцстран, а также Италии и Франции. Штаб-квартира Коминформа располагалась в Белграде.

Трещину отношения Югославии и СССР дали в 1947 м, когда руководитель Болгарии Георгий Димитров и Тито подняли вопрос о Балканской федерации. Эту концепцию в свое время одобрял лично Владимир Ленин. Цитатами из его статей Димитров и Тито обосновывали свою инициативу. Сталину эта мысль поначалу тоже понравилась, но довольно быстро он изменил свое мнение. Видимо, опасаясь нарастающего влияния Тито, «отец народов» решил, что такой союз может угрожать доминированию Кремля в регионе. Стоит напомнить, что природная подозрительность Сталина именно в то время приобрела гипертрофированные масштабы. Вождю везде мерещились враги, даже супруга его ближайшего сподвижника Вячеслава Молотова тогда оказалась за решеткой.

28 января 1948 года вышла «Правды» с передовицей, в которой идея Балканской федерации была названа «ложной» и «искусственной». Через две недели Сталин принял болгарскую и югославскую делегации и изложил им свое видение дальнейшего развития уже без всякой федерации. Но Тито, из осторожности в Москву лично не приехавший, с этой концепцией не согласился.

Всю весну стороны обменивались депешами, но к консенсусу так и не пришли. Сам факт того, что Тито посмел ему возразить, вызывал у Сталина бешенство. Георгий Димитров сразу после публикации в «Правде» заявил, что пересмотрел свое отношение к Балканской федерации. Но югославский лидер был создан из другого теста.

Австрийский разведчик и советский диверсант

Иосип Броз родился в большой семье – он был седьмым из 15 детей. Брозы владели просторным двухэтажным домом и четырьмя гектарами земли, что делало их довольно обеспеченными людьми, хотя и не зажиточными. Отец будущего маршала был хорватом, а мать – словенка. Большую часть детства Иосип провел у деда в Словении, он даже говорил по-хорватски со словенским акцентом. Его учеба в школе ограничилась пятью классами. С 14 лет Иосип работал – сначала в семейном хозяйстве, потом недолго официантом в ресторане, а вскоре его взяли учеником в механическую мастерскую. Там он познакомился с социалистическими идеями. В 1910 м Броз переехал в Загреб. Вроде бы тогда же он вступил в Социал-демократическую партию.

В последующие годы он пытался найти подходящую работу в Любляне, Триесте, на родине – в Кумовце. Наконец устроился в Чехии на завод «Шкода», потом переехал в Германию, где трудился на заводах «Даймлер-Бенц». В эти веселые годы Иосип увлекался танцами и фехтованием, освоил немецкий и чешский языки. Он любил шумные компании, неплохо играл на рояле, любил и умел модно одеваться. Мировая война застала его в Вене, где он и был призван в Императорскую австро-венгерскую армию.

AP⁄TASS
Тито с супругой и еще одним лидером Движения неприсоединения – президентом Египта Гамалем Абдель НасеромAP⁄TASS

Иосип окончил специальное училище, получил унтер-офицерское звание и был направлен в полковую разведку на Восточный фронт. В Галиции он командовал небольшой разведгруппой, не раз ходил за линию фронта, добывая «языков». Однажды на Рождество захватил в плен три десятка подвыпивших казаков, за что был награжден орденом и произведен в старшие унтер-офицеры. В одной из подобных операций в марте 1915 го его отряд столкнулся с джигитами из Дикой дивизии, и Иосип был тяжело ранен пикой. Должен был умереть, но русские врачи его спасли. Более года провел в госпиталях, выучил русский язык. Выздоровев, оказался в Свияжске, затем с другими пленными был отправлен за Урал на хозяйственные работы. В 1917 м был освобожден, добрался до Петрограда, где участвовал в июльских демонстрациях и даже провел какое-то время в Петропавловской крепости. Потом вроде бы вступил в Красную гвардию, но каким-то образом очутился в занятом белыми Омске. Там работал механиком, женился на русской крестьянке Пелагее Белоусовой. В 1920 году вместе с супругой уехал на родину.

Многие страницы биографии Тито по сей день остаются темными. Отчасти это связано с тем, что почти не сохранилось документальных свидетельств его похождений, а отчасти из-за того, что рассказанные им самим истории часто противоречили друг другу. Не факт, что все упомянутые им события действительно имели место. Но очевидно, что человек он был решительный, смелый и отчаянный авантюрист. А вот его идеологическая убежденность в те годы вызывает сомнения. Он скорее плыл по течению, нежели горел желанием бороться за «светлое будущее человечества».

В 1920 е Иосип Броз жил в Югославии, работал механиком и активно занимался политикой. Сначала в профсоюзном движении, а затем став видным деятелем запрещенной коммунистической партии. Не раз оказывался за решеткой, а в 1929 году получил пять лет тюрьмы. Выйдя на свободу в 1934 м, уехал в Москву, куда ранее перебрались его жена и сын Жарко. Работал в Коминтерне, возглавлял издательство иностранных рабочих в СССР. В середине 1930 х прошел обучение в закрытой школе Отдела международных связей (ОМС) Коминтерна, где готовили террористов подпольщиков. Это заведение действовало под покровительством Коминтерна и иностранного отдела НКВД. Через него прошли почти все деятели коммунистического движения тех лет. Есть версия, что именно НКВД способствовал утверждению Иосипа Броза в качестве лидера югославских коммунистов: его предшественника Милана Горкича под благовидным предлогом вызвали в Москву и умертвили в подвале на Лубянке, а вскоре Броз поехал на освободившееся место.

С конца 30 х Иосип Броз (к этому времени он добавил партийный псевдоним Тито к своей фамилии, подражая Ульянову-Ленину) снова на родине, сначала как член ЦК, а потом и как генеральный секретарь компартии Югославии. С апреля 1941 го, когда страну оккупировали немецкие, хорватские, румынские, венгерские и итальянские войска, Тито возглавил ориентированное на Москву национально-освободительное движение.

После освобождения Югославии Тито становится общенациональным лидером, а с марта 1945 го возглавляет правительство новой страны. В Кремле его награждают орденом Победы, именуют маршалом, «другом советского народа». Он один из главных героев прессы СССР. Но стоит Тито возразить Сталину, отношение сразу меняется.

Диктатор против диктатора

В конфликте Сталина и Тито много личного. Видимо, щеголеватый красавец и жизнелюб Тито, пользовавшийся успехом у женщин, раздражал скромного в быту Сталина, а его демонстративная независимость бесила вождя. Возможно, и Тито не смог справиться с «медными трубами», ведь судьба довольно неожиданно вознесла его на Олимп. Это кружило голову, и он позволял себе некоторые «вольности». А Сталин хорошо помнил, кем был Тито десять лет назад и кто поставил его во главе компартии Югославии.

У Тито хватало претензий к Кремлю, достаточно сказать, что его вторую супругу, Анну Кёнинг, в 1937 году расстреляли в застенках НКВД по ложному обвинению в шпионаже в пользу Германии. Ей было всего 23 года. А первая супруга маршала, Пелагея, отбывала двадцатилетний срок в ГУЛАГе. Ее выпустили и реабилитировали только после смерти Сталина.

Ничего страшного, по сути, югославское руководство не совершило, а по поводу Балканской федерации можно было прийти к компромиссу. Но самого факта неподчинения для Сталина оказалось достаточно. Хотя даже после официального исключения из Коминформа правительство Югославии искало пути восстановления отношений. Этому пытались содействовать Димитров, польский лидер Владислав Гомулка и румынский Георге Георгиу-Деж. Но Сталин был непреклонен. Между тем большинство коммунистов Югославии после заявления 29 июня 1948 года выступили в поддержку Тито, что стало для Сталина неприятным сюрпризом.

Риторика советской стороны с каждым днем обострялась. На III совещании Коминформа с докладом «Югославская компартия во власти убийц и шпионов» поручили выступить уже упомянутому Георгиу-Дежу, словно в наказание за проявленное миролюбие. Теперь уже открыто говорилось, что «клика Тито» перешла в «империалистический лагерь» и скатилась к фашизму. Мало того, Тито и его ближайшие сподвижники Милован Джилас, Александр Ранкович и Эдвард Кардель объявлялись агентами «англо-американских империалистических разведок», а позиция их называлась не ошибкой, но «сознательно контрреволюционной, антисоветской, антикоммунистической» политикой, «проводимой бандой шпионов, профессиональных доносчиков и агентов провокаторов с долголетним стажем в полиции и аппарате буржуазной разведки». Действия Тито были классифицированы как часть империалистического плана по разжиганию мировой войны, а его дипломатические инициативы – как «антисоветская политика самой гнусной марки». Народ же Югославии, согласно докладу, был обманут «фашистами», использующими террор, убийства и расстрелы.

После таких слов надеяться на восстановление отношений было почти невозможно. Осенью 1949 года, после того как Югославия без согласования с Кремлем была избрана непостоянным членом Совбеза ООН, югославского посла выслали из Москвы, а все двусторонние договоры были аннулированы.

Меж двух огней

Тито и его товарищи оказались перед фактом – им придется лавировать в холодной войне меж двух полюсов, как между Сциллой и Харибдой. Финансовая помощь от СССР прекратилась, а переход на другую сторону, то есть вступление в «систему Маршалла», был невозможен по политическим соображениям – все же Тито и его сподвижники были коммунистами. Дело осложнялось внутренними проблемами: во первых, национальными, а во вторых, связанными с тем, что советская пропаганда рисовала Тито изменником. Учитывая, что в Югославии были чрезвычайно сильны просоветские настроения, это был очень важный фактор. Тито приходилось также думать о личной безопасности, поскольку Сталин отдал приказ его уничтожить. Известно, что было подготовлено как минимум три плана ликвидации югославского лидера.

Так или иначе, но Тито удалось справиться со всеми задачами. Другое дело, какими методами. Для того чтобы обезопасить себя от мятежа, он создал репрессивную систему. Она была несколько гуманнее сталинской, в том смысле, что людей не расстреливали без суда, но исправительные лагеря существовали, и через них прошли сотни тысяч югославов. В основном это были партийные работники, ранее тесно сотрудничавшие с СССР, русофильски или прозападно настроенная интеллигенция и националисты разных мастей. Страну покинула практически вся русская община, насчитывавшая десятки тысяч человек, а советские граждане были высла ны. Общее число погибших в застенках в эти годы оценивается в 50–60 тысяч человек, что для небольшой Югославии весьма много.

Не менее остро стоял национальный вопрос. За время Второй мировой православные сербы натерпелись от находившихся в союзе с фашистами католиков хорватов и мусульман боснийцев. Наказывать целые народы за военные преступления было нельзя – это привело бы к гражданской войне. Поэтому Тито провозгласил лозунг «братство и единство», призвав забыть былые обиды и вместе строить новую Югославию. Конечно, Тито не смог до конца искоренить национальную рознь – слишком много крови пролилось в годы войны. Но пока он правил страной, этот вопрос ушел в тень, а браки между представителями разных диаспор стали нормой. Достаточно посмотреть на межнациональную ненависть, охватившую Балканы в 1990 е, чтобы понять, насколько талантливым политиком был Тито, 35 лет обеспечивавший на этой земле мир и покой.

Еще одним большим успехом стало создание Движения неприсоединения. «Раз мы не можем войти ни в один из двух больших лагерей, значит, мы должны создать третий», – решил Тито. Его сподвижниками стали великие политики тех лет – индийский лидер Джавахарлал Неру и египетский президент Гамаль Абдель Насер, собственно, идея и родилась во время их встречи в 1956 году. Но главная заслуга принадлежит именно Тито, который на корабле «Галеб» совершил плавание по странам Азии и Африки, разъясняя цели и принципы нового движения. Первый саммит Движения неприсоединения, на котором собрались главы 25 государств, прошел в Белграде в 1961 м.

Смерть Сталина коренным образом изменила отношения СССР и Югославии. Уже в 1953 году Москва предлагает возобновить дипотношения, на что Тито соглашается, но публично заявляет: «после того, что они сделали с нами за последние четыре года, мы с трудом сможем в будущем верить им на сто процентов». Сталинизм официально еще не осужден, и для выхода из кризиса Кремль предложил представить конфронтацию как закулисный заговор уже расстрелянного Лаврентия Берии и находившегося под домашним арестом Милована Джиласа. Но Тито отказался валить вину на боевого товарища, хотя тот публично критиковал его за репрессии и вышел из партии. Кстати, с развенчанием «культа личности» Сталина и нормализацией отношений с СССР репрессии в Югославии закончились, в 1956 м из лагерей были выпущены все политзаключенные. Джиласа тоже освободили. Правда, потом он снова окажется за решеткой, но уже за свои литературные труды, опубликованные на Западе.

В 1955 м Никита Хрущев приехал в Югославию. В Белграде была подписана декларация, в которой говорилось, что социализм можно строить разными путями. Это означало, что Москва признала право Югославии не копировать советский опыт. «Титоизм», или «рыночный социализм» был легализован, хотя ранее нещадно критиковался советскими идеологами. А чтобы окончательно стереть из памяти неприятные события июня 1948 го и исключение Югославии из Коминформбюро, эту организацию просто распустили.

В 1956 году Тито как героя чествовали в Москве. На стадионе «Динамо» прошел многотысячный митинг советско-югославской дружбы, газеты печатали рассказы о подвигах югославских коммунистов во время войны. Но стать членом СЭВ и Варшавского договора Югославия отказалась. И разорвать трехсторонний оборонительный союз с членами НАТО Турцией и Грецией – тоже. А еще Тито резко высказался о венгерских событиях 1956 года. Роль лидера Движения неприсоединения его устраивала гораздо больше, чем участь одного из рядовых членов соцлагеря. Тито будет очень удачно играть на противоречиях двух систем, и вся экономика Югославии будет строиться на посредничестве между Западом и Востоком.

Тито умер в 1980 м, трех дней не дожив до 88 лет. На его похороны в Белград приехали 124 иностранные делегации: 38 глав государств (королей и президентов), пять принцев, семь вице-президентов, десять премьер-министров, шесть руководителей парламента, главы всех основных международных организаций и даже высокопоставленные представители Ватикана. Хотя это был разгар холодной войны, рядом с коммунистами Брежневым, Кадаром, Хонеккером, Живковым и Чаушеску стояли Маргарет Тетчер, канцлер Шмидт, французский премьер Раймон Барр и итальянский президент Пертини. Глава ООН Курт Вальдхайм, Индира Ганди, лидеры Китая, Японии, всех средиземноморских стран. И, пожалуй, только в этот момент стало понятно, насколько значимой и крупной фигурой в мировой политике был Иосип Броз – простой металлист из села Кумровец.

КОНТЕКСТ

29.12.2017

Великодушие массового поражения

Европейский банк реконструкции и развития предлагал Советскому Союзу обменять весь внешний долг на ядерное оружие

20.12.2017

«Пунцовые цветы ЧеКа»

100 лет назад при ленинском Совнаркоме была создана Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК) по борьбе с контрреволюцией и саботажем

22.11.2017

Стрелочник Европы

Генерал Ратко Младич приговорен к пожизненному заключению

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru