09.01.2018 | Алексей Афонский

Диалог спустя два года

Пхеньян впервые с декабря 2015-го сел за стол переговоров с Сеулом и решил пустить своих спортсменов на Олимпиаду

Фото: shutterstock

КНДР и Южная Корея проводят первые с 2015 года официальные переговоры. Первый раунд проходит в приграничном пункте Пханмунчжом. Диалог стал возможен после того, как Ким Чен Ын в самом начале нового года распорядился улучшить отношения с южными соседями. Переговоры уже принесли плоды: Пхеньян согласился выступить на предстоящей Олимпиаде, и политологи считают это большой победой Сеула.

Нынешние переговоры стали первыми с 2015 года. Тогда делегации двух стран несколько суток обсуждали двусторонние отношения в той же приграничной деревне Пханмучжом. Она занимает особое место в истории полуострова, ведь именно там летом 1953 года было подписано перемирие, положившее конец Корейской войне. Документ тогда подписали не все, а только Пхеньян и китайские добровольцы с одной стороны и США от лица ООН — с другой. Представитель Южной Кореи генерал Чхве Док Син сделать это отказался, а значит, формально военные действия так и не были прекращены. Впрочем, в 2013 году, на волне очередного обострения Пхеньян объявил, что выходит и из этого соглашения, и из декларации с Сеулом о ненападении от 1991 года.

Примечательно, что всего за три месяца до этого Ким Чен Ын в новогоднем обращении к нации заявил о необходимости улучшать отношения с Югом. В реальности 2013-й был отмечен одним из самых масштабных кризисов в отношениях между двумя странами за последние десятилетия. Власти КНДР угрожали даже ядерным ударом.

Реальные шаги к примирению были предприняты только через два года с половиной года, в августе 2015-го. Незадолго до переговоров двое южнокорейских солдат подорвались на мине в демилитаризованной зоне. В ответ Южная Корея после 11-летнего перерыва запустила агитацию по установленным на границе громкоговорителям. Устройства обстреляли с Севера, после чего стороны обменялись еще и артиллерийскими обстрелами. Но уже через четыре дня объявили, что достигли некоторых договоренностей. В частности, пообещали друг другу снизить уровень военного противостояния, а Пхеньян согласился выразить официальное сожаление по поводу всех предшествующих инцидентов.

Те переговоры проходили в закрытом режиме, и известно о них немногое. Например, неожиданностью для многих стала дружелюбная атмосфера в самом начале. Главы делегаций при встрече обменялись улыбками и рукопожатиями.

То же случилось и на этот раз. Как и два года назад делегации возглавляют руководители профильных ведомств по объединению двух Корей. У Юга это министерство по делам объединения (на переговоры приехал министр Чо Мен Ген), у Севера — комитет по мирному объединению Кореи (в Пханмучжоме присутствует его председатель Ри Сон Гвон). Вместе с ними во встрече участвуют еще по пять человек.

Подготовка проходила быстро и во многом спонтанно. Поводом для переговоров снова стало новогоднее обращение Ким Чен Ына. Оно вышло противоречивым. Северокорейский лидер сначала ожидаемо пригрозил США, заявив, что «ядерная кнопка лежит на его рабочем столе», и вся территория заклятого врага в любой момент может оказаться в зоне поражения (Дональд Трамп парировал в твиттере, что его кнопка больше). Но затем сменил гнев на милость и снова помечтал о мире с Сеулом и объединении. «Что касается отношений между Севером и Югом, то мы должны снизить военную напряженность на Корейском полуострове и создать мирную атмосферу», — сказал Ким Чен Ын.

Отдельное внимание глава государства уделил скорой Олимпиаде: «Зимние Игры, которые пройдут в Южной Корее, станут хорошим событием для страны. Мы искренне надеемся, что зимние Игры станут успехом. Мы готовы предпринять различные шаги, включая отправку делегации». Правда, в конце речи он призвал к ускорению массового производства ядерных боеголовок и баллистических ракет.

Уже через два дня на заявления Ким Чен Ына отреагировали в Южной Корее. Там предложили провести переговоры на высоком уровне, «лицом к лицу и честно». Идею поддержал и Трамп, который заявил, что готов и лично встретиться с Кимом, но на «определенных условиях». «Я бы сделал это. У меня нет никаких проблем с этим», — сказал американский президент. По его мнению, в очередной раз пойти на сближение с Югом Север заставили международные санкции. Как раз перед новым годом ООН ввела очередные, ограничив поставки в КНДР нефти и нефтепродуктов.

Параллельно Пентагон объявил о переносе очередных совместных учений с Сеулом. Теперь они пройдут не в самом начале года, а только после Олимпиады. Руководство КНДР традиционно рассматривает их как акт агрессии и попытку вторжения на свою территорию. В прошлом году Пхеньян даже утверждал, что нынешние учения предусматривают вполне реальное свержение действующего северокорейского режима.

Наконец, 7 января, за два дня до намеченных переговоров, Ким Чен Ын сделал еще одно заявление — о том, что его страна нуждается в прорыве в деле объединения с Югом. «Не стоит ворошить прошлое и вспоминать о взаимоотношениях с Сеулом. Вместо этого следует улучшать связи между Севером и Югом. Настало время объединить усилия корейского народа, чтобы прекратить наращивание напряженности на Корейском полуострове. Сейчас этому мешают различные неподобающие оговорки, юридические и политические инструменты», — сказал лидер КНДР, слова которого процитировало национальное агентство ЦТАК.

Правда, в понедельник уже южнокорейское агентство «Ренхап» со ссылкой на свои источники сообщило, что спецслужбы страны теперь будут регулярно обмениваться с правительством разведданными по КНДР. Ожидается, что раз в месяц будут проходить тематические брифинги. Первый уже состоялся, и в нем приняли участие министр иностранных дел Кан Ген Хва и министр обороны Сун Ен Му.

Тем не менее, обе стороны ждали переговоров с оптимизмом. Перед началом встречи Ри Сон Гвон выразил надежду, что она пройдет «в духе откровенности и доверия», а ее результаты станут главным новогодним подарком для всего корейского народа. Ри — опытный переговорщик. Он входил в состав различных делегаций с 2006 года и участвовал в межкорейском саммите в Пхеньяне в 2007 году. За все время таких саммитов было два. Его южнокорейский коллега Чо Мён Гён сказал, что ждет «решимости и упорства». «Начало — уже полдела», — отметил он.

Непосредственно перед входом в переговорную Ри сказал журналистам, что встреча пройдет хорошо. Как и два года назад он пожал руку Чо, который поинтересовался, не замерз ли он в дороге. Ответ оказался поэтичным: «Реки и горы покрыты снегом и льдом, но не будет преувеличением сказать, что межкорейские отношения заморожены еще больше. Однако общественное стремление к возобновлению диалога похоже на сильный поток воды под толстым слоем льда».

Переговоры снова проходят за закрытыми дверями, поэтому информация об их итогах поступает лишь отрывочная. Сколько они продлятся, сказать тоже нельзя. Однако уже сейчас известно, что один из двух главных вопросов решен положительно. По данным Reuters, которое ссылается на южнокорейского чиновника, КНДР отправит свою делегацию в южнокорейский Пхенчхан, где в феврале состоится Олимпиада. В нее войдут официальные лица, группа поддержки и спортсмены. Будут ли они участвовать в соревнованиях, пока неизвестно.

Дело в том, что сроки подачи заявок уже истекли, а большинство северокорейских атлетов не проходили квалификацию, это сделала только одна пара фигуристов. Но МОК уже заявил, что готов сделать для страны исключение и допустить сборную в полном составе.

На компромиссы готовы и в Сеуле. К ним придется прибегнуть, если делегация КНДР решит добираться до Пхенчхана по суше. В этом случае сторонам придется тщательно оговаривать порядок пересечения границы и маршрут.

Если сборная Северной Кореи полноценно выступит на Олимпийских играх, этот случай не станет уникальным. Такое уже происходило, правда, чаще летом. С 1972 года КНДР лишь дважды бойкотировала главные мировые соревнования: в 1984-м и 1988-м, когда Игры проходили в Лос-Анджелесе и Сеуле соответственно. Еще несколько раз КНДР пропускала зимние турниры, в том числе и сочинский, но уже по спортивным, а не политическим причинам. Всего на счету КНДР 16 золотых, 15 серебряных и 23 бронзовых медали летних Олимпиад, а также одна серебряная и одна бронзовая зимних.

Рассматривается даже вариант, при котором сборные Северной и Южной Корей пройдут под одним флагом на церемониях открытия и закрытия.

Второй главной темой переговоров должна стать общая ситуация на Корейском полуострове и перспективы долгожданного объединения. Заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН Александр Воронцов считает, что эти две повестки неразрывно связаны, а главным бенефициаром переговоров станет Сеул.

«Стоит помнить, как развивались межкорейские отношения в предыдущие годы. На протяжении практически десятилетия у власти в Южной Корее находилась консервативная партия "Сэнури", которая сейчас называется "Свободная Корея". Представляющие ее президенты и особенно Пак Кын Хе, которая сейчас находится под судом после импичмента, сделали все, чтобы разрушить те шаткие отношения с Севером, которых добились их предшественники, — отметил Воронцов в разговоре с «Деловым еженедельником "Профиль"». — Теперь президент Мун Чжэ Ин, он уже представляет Совместную демократическую партию и пытается восстановить утраченное».

«Еще в мае, только избравшись главой государства, Мун начал делать заявления о сближении. Пхеньян взял паузу и вот теперь, через полгода, решил, что можно попробовать поговорить с соседями. Проблема только в том, что у Южной Кореи нет самостоятельной политики, она не прослеживается. Их политика — это политика США. Но для Сеула сейчас крайне важно спокойно провести Олимпиаду, иначе спортсмены просто не поедут. И в этом смысле уже достигнутое соглашение об участии КНДР можно считать успехом. Это значит, что никаких обострений во время Игр быть не должно», — говорит Воронцов.

КОНТЕКСТ

26.05.2018

Саммит, которого не было

Почему, несмотря на уступки и примирительные заявления КНДР, встреча Ким Чен Ына и Дональда Трампа так и не состоялась

07.04.2018

Важнейшее из искусств на службе чучхе

Как менялись взгляды правящей в КНДР династии Кимов на роль и задачи кинематографа

25.03.2018

Опасная работа

Мало кому из президентов Южной Кореи удалось без проблем уйти на покой. Тюрьма, убийство или самоубийство – обычный финал их карьеры

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru