02.10.2017 | Алексей Баусин

«Альтернатива для Германии» – бульон в стадии готовки»

Замдиректора Института Европы РАН, руководитель Центра германских исследований Владислав Белов об итогах выборов в Германии, угрозе ультраправых и перспективах отношений России и Германии

Фото: Ксения Воротовова/«Профиль»

Об итогах сентябрьских парламентских выборов в Германии, угрозе ультраправых и перспективах отношений России и Германии «Деловой еженедельник «Профиль» поговорил с заместителем директора Института Европы РАН, руководителем Центра германских исследований Владиславом Беловым.

– Ультраправая «Альтернатива для Германии», как и «Левая партия» показали на выборах хороший результат, прежде всего в восточных землях, на территории бывшей ГДР. Значит ли это, что спустя десятилетия после объединения Германия остается расколотой?

– Я бы не назвал это расколом. Различия между западными федеральными землями и новыми федеральными землями существенно сократились, но все же существуют. Об этом, кстати, говорила и Ангела Меркель в финале предвыборной кампании, указывая на то, что пока еще сохраняется разница в оплате наемного труда, что надо выравнивать пенсии в западных и восточных федеральных землях. И Меркель, и лидер социал-демократов Мартин Шульц обещали эту разницу ликвидировать.

На востоке страны чуть выше уровень безработицы, молодежь по-прежнему предпочитает искать работу в западных федеральных землях. Об этом Меркель тоже говорила. При этом благодаря масштабным инвестициям инфраструктура в новых федеральных землях лучше, чем в западных. Это касается шоссейных и железных дорог, интернета и т. д. Университеты в Лейпциге, Берлине, Дрездене становятся притягательными местами для молодежи из западных земель. Картина, в общем, неоднозначная.

Но депрессивные районы – это благодатная почва для тех, кто пытается играть на радикальных настроениях. Они говорят, что нет работы, потому что все места заняли мигранты, пенсия небольшая, потому что государство тратит деньги на совершенно другие цели, и т. д. Поэтому «Альтернатива для Германии», как и партия «Левая» – тоже протестная сила, – получают больше голосов на востоке. Но речь идет именно о протестующем избирателе. Есть такое мнение, что миллион бывших сторонников Христианско-демократического союза Германии (эту партию возглавляет Ангела Меркель. – «Профиль») отдали свои голоса «Альтернативе».

– Избиратели протестовали против миграционной политики Ангелы Меркель?

– Пострадали так называемые «народные партии», а не Ангела Меркель. Сейчас немецкого избирателя беспокоит нехватка мест в детских садах и яслях, рост криминала, квартирных краж, например. Граждане чувствуют себя неуверенно. А что касается проблемы мигрантов, то власти страны во многом навели здесь порядок, используя не только кнут, но и пряник – курсы изучения немецкого языка, обучения профессиям и т. д.

Избиратель протестовал, потому что правившая партийная коалиция (в составе Христианско-демократического союза/Христи-анско-социального союза и Социал-демократической партии. – «Профиль»), по его мнению, превратилась в болото. Когда два политических конкурента работают вместе, они теряют свою идентичность. А «Альтернатива для Германии» – это новые люди, новый драйв.

– «Альтернатива для Германии» действительно угрожает сложившемуся политическому строю?

– Она представлена в 13 из 16 земельных парламентов, в том числе и в западных федеральных землях. Год назад партию покинули ее основатели, предприниматели, профессора, которые создавали ее не как радикальную партию, а как партию протеста, критикующую, указывающую на недостатки. А вот политики, которые там остались, типа Александера Гауланда, который про вермахт рассуждает, создают ее нелицеприятный образ. Сейчас это такой своеобразный политический чемодан без ручки, обклеенный праворадикальными эмблемами. Самые радикальные положения партийной программы – референдум о выходе Германии из Евросоюза, отказ от евро и возврат к западногерманской марке, жесткое отношение именно к нелегальным мигрантам, особенно замешанным в криминале. Их евроскептицизм и антииммигрантская риторика неприемлемы для других партий. Все другие пункты ее программы – семейная политика, пенсионная реформа, экономическая политика вполне умеренны и комфортны для других партий. Но «Альтернативу» превратили в праворадикальную, националистическую организацию.

Что с этой партией станет через четыре года? Я не знаю. Вряд ли она повторит судьбу «Партии пиратов», все же это партия не одной темы. «Альтернатива для Германии» заявляет себя консервативной партией, поставила себе целью стать третьей «народной партией» после блока ХДС/ХСС и социал-демократов. Но если ее лидеры будут использовать свою нынешнюю риторику, им это сделать не удастся.

Многое будет зависеть от того, какие партии составят коалиционное правительство. Если социал-демократы войдут в кабинет министров – а этого исключать нельзя, – то «Альтернатива для Германии» станет ведущей оппозиционной партией в парламенте. А этого никто не хочет. Ведущая оппозиционная сила выступает после федерального канцлера в ходе парламентских дебатов. И здесь очень многое будет зависеть от того, как будут себя вести депутаты, какие будут ставить вопросы. Если «Альтернатива» останется такой популистской, разухабистой партией, допускающей высказывания о вермахте, Гитлере, евреях и т. д., то окажется под жестким надзором Ведомства по охране конституции.

– Западные СМИ пишут, что успех «Альтернативы для Германии» во многом объясняется тем, что ее поддержали русскоговорящие жители страны…

– Кто-то поддерживает, кто-то не поддерживает. «Альтернатива для Германии» – это бульон, который пока еще находится в стадии готовки.

– Что значат итоги этих выборов для европейской интеграции, учитывая, что Германия – один из ее локомотивов?

– Большинство в еврозоне довольно результатами выборов. Уже ясно, что Ангела Меркель остается на посту канцлера и формирует правительство (кстати, здесь у нее много проблем). А Меркель – это уверенность в завтрашнем дне, это гарантия, что не будет каких-то метаний, будет поступательное развитие. Возможны некоторые шероховатости, если Свободная демократическая партия войдет в правительство, потому что у нее своя позиция относительно евроинтеграции. Но очевидно, что Ангела Меркель и президент Франции Эмманюэль Макрон будут крепить следующие четыре года ось «Париж–Берлин».

– Некоторые российские политологи считают, что Германия в обозримой перспективе начнет поэтапно отменять антироссийские санкции. Можно ли ожидать кардинальных сдвигов в отношениях России и Германии?

– Все партии выступают за развитие отношений с Россией. И все партии считают, что Крым и конфликт на юго-востоке Украины останутся негативом в наших отношениях. Все понимают, что вопрос Крыма не снимается с повестки дня, но актуализировать его нет смысла, Россия Крым не отдаст. Есть понимание, что если будет прогресс в реализации минских соглашений, то санкции будут постепенно смягчаться. Но тем не менее это никоим образом не меняет понимания, что Россия – это долгосрочный партнер во всех сферах. Поэтому не важно, кто станет министром иностранных дел – представитель ХДС/ХСС, «зеленых» или представитель свободных демократов. Наши отношения при любом раскладе будут развиваться поступательно. 

КОНТЕКСТ

25.09.2017

Снова место для дискуссий

На выборах в Бундестаг победил блок Ангелы Меркель, социал-демократы уходят в оппозицию

28.08.2017

Фрау стабильность

До выборов в Германии остается меньше месяца, Ангела Меркель имеет все шансы переизбраться, но и сюрпризы возможны

19.07.2017

Тайная вечеря

Белому дому пришлось оправдываться из-за разговора Трампа и Путина за ужином

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru

24СМИ

новости