11.09.2017 | Алексей Баусин

Жест мифотворца

Почему Владимир Путин вдруг согласился обсуждать вопрос размещения на Украине миротворческой миссии

Фото: OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine

Возможно, скоро на Донбассе появятся «голубые каски» ООН. Эту идею поддерживают и российский президент Владимир Путин, и украинский Петр Порошенко. Чем займутся миротворцы на юго-востоке Украины?

Президент Украины Петр Порошенко намерен на сессии Генассамблеи ООН, которая начинает свою работу 12 сентября, поднять вопрос о размещении на территории Донбасса международной миротворческой миссии. Совпадение или нет, но на минувшей неделе российские дипломаты внесли в Совет Безопасности (СБ) ООН проект резолюции, посвященный этой же теме. Москва фактически сыграла на опережение. Но финал этой игры по-прежнему остается весьма неопределенным.

«Развертывание миротворческой миссии на всей территории Донбасса стало бы реальным прорывом в процессе мирного урегулирования и мощным фактором деэскалации», – заявил Порошенко в минувший четверг в Верховной раде, выступая с ежегодным посланием к парламенту.

«… Уверен, что с помощью партнеров из Франции, Германии и США мы обязательно установим мир, вернем оккупированную территорию, восстановим суверенитет Украины», – отметил украинский лидер.

За несколько дней до этого Владимир Путин на пресс-конференции по итогам саммита БРИКС сообщил, что Россия намерена внести в СБ ООН резолюцию о размещении миротворцев ООН на Украине. И во вторник же постпред России при ООН Василий Небензя заявил журналистам, что проект соответствующей резолюции уже направлен председателю Совета Безопасности ООН Текеде Алему и Генеральному секретарю всемирной организации Антониу Гутерришу.

Но чем именно должны будут заняться «голубые каски» на юго-востоке Украины? Тут позиции Москвы и Киева диаметрально противоположны.

Петр Порошенко четко обозначил круг возможных участников миротворческой операции. В ней не сможет участвовать «страна-агрессор», особо подчеркнул он. Под «агрессором» в данном случае подразумевается Россия, хотя российские официальные лица все обвинения во вмешательстве в конфликт на юго-востоке Украины отвергают.

По словам постпреда Украины при ООН Владимира Ельченко, миротворцы должны первым делом взять под контроль границу между Россией и Украиной и этому должен предшествовать «полный вывод всех российских войск и наемников», присутствующих на востоке Украины.

Кроме того, согласовывать параметры будущей миссии с представителями самопровозглашенных ДНР и ЛНР Киев не намерен.

По мнению же Владимира Путина, размещение сил ООН возможно только после отвода вооружений и при согласовании этого вопроса с представителями самопровозглашенных республик. Дислоцированы они могут быть исключительно по линии разграничения вооруженных сил Украины и военных формирований ДНР и ЛНР. А займутся «голубые каски» обеспечением безопасности экспертов Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, которые наблюдают за развитием конфликта «на земле».

Наблюдатели эти в безопасности себя не чувствуют. Как сообщила на минувшей неделе мониторинговая миссия ОБСЕ на Украине, в первом полугодии 2017 года наблюдатели столкнулись ориентировочно с 480 случаями «ограничений и препятствий, из которых 75% произошли в неподконтрольных правительству районах». В течение первых шести месяцев этого года произошло 13 сопровождавшихся насилием инцидентов – опять же в неподконтрольных Киеву районах.

Фото: Shutterstock
Если Петр Порошенко рассчитывает с помощью «голубых касок» ООН запечатать границу между Украиной и Россией, то в Москве считают что их миссия – охранять наблюдателей ОБСЕ (на нижнем фото)Фото: Shutterstock

Стоит отметить, что украинские политики уже с весны 2015 года говорят о необходимости размещения миротворческого контингента на юго-востоке страны. Но в Москве к этой идее до недавнего времени относились весьма прохладно. «Вот сейчас вдруг тема безопасности стала самой главной для президента Порошенко. Причем не просто прекращение огня, а обеспечение безопасности какими-то международными силами на всей территории Донбасса. Это не предусмотрено Минскими соглашениями, на это Донбасс никогда не пойдет», – говорил министр иностранных дел Сергей Лавров в интервью «Комсомольской правде» еще в мае 2016 года.

Но, судя по некоторым косвенным признакам, эта тема неоднократно всплывала на переговорах.

Министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль заявил, что он «очень рад увидеть первый сигнал» того, что Владимир Путин «хочет обсудить требование, которое Россия раньше отвергала, а именно: использование «голубых касок»…  на Восточной Украине для установления режима прекращения огня».

О том, что он обсуждал с российскими представителями способы обеспечения безопасности русскоговорящих жителей на востоке Украины, помянул в конце августа и спецпредставитель Государственного департамента США по Украине Курт Волкер.

Почему Москва вдруг решила именно сейчас обсудить тему миротворцев на Донбассе? «…Россия этим ходом явно перехватывает инициативу и предлагает уже Украине или Западу искать аргументы, почему именно нельзя сделать то, что они сами, по сути, предлагали ранее, просто на более прозрачной и нейтральной основе», – написал председатель комитета по международным делам Совета Федерации Константин Косачев в своем Facebook. Кроме того, отметил политик, «…она снимает обвинения Украины и Запада, что Россия не хочет выполнить важное условие об обеспечении безопасности до выполнения прочих пунктов Минских соглашений».

И, может быть, самое главное – «воплощение этого простого, но эффективного замысла сделает обсуждаемые ныне планы поставок летального оружия на Украину извне излишними и бессмысленными. Против кого его применять, против миротворцев ООН?»

Возможно, именно разговоры в Вашингтоне о том, что Украине надо наконец поставить летальное оружие, вынудили Москву выложить на стол некую миротворческую инициативу.

Трамп как ловушка

В интервью The Financial Times в конце августа Курт Волкер подтвердил, что администрация Дональда Трампа сейчас «всерьез изучает» вопрос о поставках американского оружия украинским военным.

Адвокаты военной помощи Киеву никогда особо не таились. Еще в 2015 году, в эпоху Барака Обамы, сенатор-республиканец Джон Маккейн призывал начать поставки оружия на Украину. «Они сражаются с оружием XX века против России, вооруженной оружием XXI века. Это нечестная схватка», – говорил он в ходе своего визита в Киев. Но осторожный Обама предпочитал санкции и дипломатическое давление. Впрочем, такой же позиции придерживались и Франция с Германией.

Логика «пацифистов» была достаточно проста. Вы предоставите украинским вооруженным силам некие новые средства борьбы, но Россия тут попытается нивелировать их превосходство, выделив своим «клиентам» соответствующий инструментарий. А результат этой гонки вооружений – еще больше жертв среди граждан-ских лиц.

Но, в отличие от Трампа, над Обамой не висели обвинения в «сговоре» с российскими представителями в ходе предвыборной кампании и спецпрокурор не занимался расследованием его «связей с Россией». А потому Трамп, в ходе предвыборной кампании намекавший, что готов признать присоединение Крыма к России (и вообще породивший в Москве столь много ожиданий на очередную «перезагрузку» отношений), теперь ведет себя не менее, если не более жестко, чем его предшественник.

По официальным данным, с 2015 года Пентагон предоставил Украине военную помощь на $750 млн. Но это были средства индивидуальной защиты, приборы ночного видения, средства радиосвязи и РЛС контрбатарейной борьбы.

Сейчас Пентагон и Госдепартамент изложили Трампу соображения о поставках ВСУ средств ПВО и противотанковой борьбы.

Тему поставок американского оружия Украине затронул и Владимир Путин на той же пресс-конференции, где он объявил о российской миротворческой инициативе. «…Если американское оружие будет поступать в зону конфликта, трудно сказать, как будут реагировать провозглашенные республики. Может быть, они направят имеющееся у них оружие в другие зоны конфликта, которые чувствительны для тех, кто создает проблемы для них», – прозрачно намекнул российский президент. По словам Путина, у ДНР и ЛНР «достаточно оружия, в том числе захваченного у противоборствующей стороны, у националистических батальонов и так далее». В ноябре 2014 года на вопрос немецкого канала ARD, откуда у ополченцев бронетехника и артиллерия, Путин ответил, что «в современном мире люди, которые ведут борьбу и которые считают эту борьбу справедливой для себя с их точки зрения, всегда найдут вооружение».

Фото: OSCE
Фото: OSCE

Миру – мир

В США на российскую инициативу отреагировали весьма сдержанно. «Она достойна изучения», – заявила представитель Госдепартамента Хезер Науэрт, отметив при этом, что миротворцы должны дислоцироваться на всей «оккупированной территории Украины».

В Германии – с большим энтузиазмом. Министр иностранных дел Германии Сигмар Габриэль заявил журналистам, что российское предложение «показывает, что Россия меняет свою политику» и «мы не должны этот момент проморгать». «Если бы у нас получилось с «голубыми касками», то это стало бы первым значительным шагом к отмене санкций против России», – сказал глава германского внешнеполитического ведомства.

Позитивная реакция Германии вполне объяснима. Западные европейцы, опасавшиеся разрастания вооруженного конфликта у своих границ, провели большую работу, чтобы заставить Петра Порошенко подписать вторую версию Минских соглашений в 2015 году.

Эти соглашения помимо прекращения огня предусматривали и реинтеграцию самопровозглашенных ДНР и ЛНР в состав Украины на условиях весьма широкой автономии. Режим прекращения огня регулярно нарушается, а о запуске политического процесса в Киеве и слышать не хотят. Что вполне объяснимо – как только Петр Порошенко начнет на практике реализовывать пункты Минска‑2, в стране начнется жесточайший политический кризис.

В Евросоюзе понимают, что с «замороженным конфликтом» на юго-востоке Украины надо что-то делать, а потому с такой готовностью приняли дипломатический пас Москвы. Проблема в том, что на этом поле еще много других игроков. И играют они свои партии. 

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru

24СМИ

новости