31.07.2017 | Александр Баринов | Аркадий Кузнецов

Ревизоры из Капитолия

Власти США заинтересовались активами российских олигархов, чиновников и их родственников

Фото: shutterstock

Дипмиссия США в Москве с этой недели не сможет больше пользоваться дачей в Серебряном Бору и складом на Дорожной улице в Чертаново, а также должна сократить общую численность персонала до 455 человек. Таким стал ответ Кремля на одобренный на прошлой неделе американским конгрессом законопроект о введении против России новых и самых масштабных с 2014 года санкций. Во что на деле они выльются для нашей экономики и страны в целом, эксперты пока гадают – никто не сомневается, что эффект будет ощутимый, но непонятно еще, на каком направлении наиболее болезненный.

Судя по прозвучавшим из Кремля на прошлой неделе заявлениям, там тоже еще не осознали до конца масштабы случившегося. Накануне одобрения законопроекта сенатом (но сомнений в таком исходе уже не было) Владимир Путин на пресс-конференции в ходе визита в Финляндию высказывался о готовящихся санкциях обтекаемо – «это вызывает особые сожаления», «это явная попытка использовать свои геополитические преимущества в конкурентной борьбе», «окончательных мнений на этот счет у нас тоже нет», «но в какой-то момент нам придется отвечать». Такой момент наступил в пятницу, когда МИД РФ распространил специальное заявление с осуждением пакета антироссийских санкций. В нем констатируется, что «в известных кругах Соединенных Штатов закрепились русофобия и курс на открытую конфронтацию с нашей страной», в связи с чем и объявляются решения о лишении посольства США дачи и склада. 

Однако, если не брать в расчет гневную риторику заявления, политическим ответом – хоть симметричным, хоть асимметричным, как любят рассуждать российские политики, – это никак признать нельзя. США принимают многостраничный законопроект с подробным перечислением запретов и ограничений в отношении российских компаний, чиновников и граждан, а им на это – два абзаца про дачу и склад. Тем более что выяснение отношений с посольским имуществом и персоналом – история еще прошлогодняя. На деле это ответ на одно из последних решений администрации прежнего президента Обамы, которая в декабре объявила персонами нон грата 35 сотрудников посольства РФ и генконсульства, а также закрыла две дипломатические дачи в штатах Нью-Йорк и Мэриленд, которые использовались якобы для разведывательных целей. Российская же сторона тогда решила не реагировать на «провокацию».

Что касается самого пакета новых санкций в отношении РФ, то эксперты в первую очередь обратили внимание на его разнообразие и масштабность. «Вопросы с отсутствием допуска к технологиям, кредитам – верхушка айсберга. Самая важная часть – общий настрой, нежелание сотрудничать с нами по каким-либо вопросам, – считает старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений Михаил Субботин. – Россия оказывается инфицированной, с ней становится просто опасно иметь дело. Непонятно, какие санкции и на каком основании будут введены на следующем этапе. Позавчера обсуждался Крым, вчера – Донбасс, сегодня – Сирия и кибератаки. Не распутывая узелки, а собирая их в клубок, мы создаем взрывоопасную ситуацию. Внутренний аспект санкций: они отпугивают потенциальных инвесторов, кредиторов, высокотехнологичные компании, которые принесли бы современные знания, оборудование и т. д. Внешний аспект – мы продолжаем постепенно выпадать из международного разделения труда, технологических цепочек. Нас фактически выбрасывают с тех рынков, на которых мы были, и возвращаться на них придется как новичкам. И то, что мы оказались в законе, который посвящен трем странам – Ирану, КНДР и РФ – с точки зрения общения с миром в любом виде, дипломатическом, экономическом, личном, – чрезвычайно неприятно. И без решения проблем, которые привели к этому, ничего не получится. За три года мы дошли до того, что при всех разногласиях в политическом классе США получили практически единогласное голосование в конгрессе».

И предугадать, как будет развиваться ситуация дальше, чем санкции для нас обернутся, по мнению Субботина, в нынешних условиях уже невозможно: «Здесь возникло очень много экономических, политических, дипломатических коллизий. Раньше под санкции попадали «второстепенные» страны, а такой серьезный игрок, как Россия, член СБ, обладатель ядерного оружия и большого экономического потенциала, оказался под ними впервые. Санкции против СССР нельзя сравнивать: они не были всеобъемлющими и вводились против замкнутой плановой экономики. А это совершенно новый эксперимент».

«Вопервых, это еще не санкции, а набор инструментов, которые разрешают использовать Белому дому. Воспользуется ли ими Трамп, пока неизвестно, – согласен партнер агентства RusEnergy Михаил Крутихин. – По идее, новые санкции направлены в первую очередь на новые проекты в нефтегазовой сфере и энергетике. Но не исключаю, что прежние договоренности американских и европейских компаний с «Газпромом», «Роснефтью» и даже «Новатэком» могут серьезно пострадать, если американцам не разрешат, например, финансировать какие-либо начинания «Газпрома», такие как «Северный поток- 2» или сложные технологические проекты. Но самое главное в санкциях – финансовая составляющая, даже не относящаяся напрямую к нефти и газу. Если будут наложены санкции на приобретение российских корпоративных облигаций или ОФЗ, это может нанести катастрофический удар по нашей финансовой системе».

Ведущий аналитик группы компаний TeleTrade Марк Гойхман отметил, что на 1 июля 2017 года внешний госдолг России составил $47,2 млрд, большая часть которого приходится на гособлигации. Причем при их размещении в первые месяцы до 80% выкупалось иностранными инвесторами. «В случае запрета на их приобретение и сохранение в инвестиционных портфелях произойдет распродажа бондов, – говорит эксперт. – Это вызовет отток капитала из России, падение цен ОФЗ, дополнительные сложности в покрытии дефицита бюджета, усиление инфляции, снижение курса рубля. Среди российских структур будут нести потери многочисленные банки и инвесткомпании, имеющие в активах данные бумаги».

Впрочем, эксперты отметили, что возможные проблемы и потери российских нефтегазовых компаний и финансовых структур – небольшая новость. Вопервых, их так или иначе коснулись уже санкции, введенные США и ЕС в 2014 году после присоединения Крыма, а риски новых ограничений начали учитывать еще на стадии разработки принятого в США законопроекта. Но есть в нем и принципиальное новшество – возможность персональных коммерческих и финансовых санкций в отношении российских политиков и бизнесменов. 

«Самое интересное в принятом пакете – требование доклада от Минфина США, который предполагает изучение не только всех коммерческих связей людей, попавших в санкционные списки, но и их родственников, – отметил Михаил Субботин. – Это же будет открытый доклад, и вся мощь американских расследований будет брошена именно на него. Это прямой выпад против современной российской элиты, которая повязана на крупнейшие компании». По мнению эксперта, тогда выложенный в прошлом году в открытый доступ архив панамской юридической компании Mossack Fonseca, обслуживавшей офшорные счета многих мировых политиков (среди клиентов компании оказался и друг Владимира Путина музыкант Сергей Ролдугин), может показаться «детской игрой». 

На этот же момент в принятом законопроекте обратил внимание и Михаил Крутихин: «Самое серьезное – это необходимость отслеживать связи чиновников, членов их семей, друзей и так далее с подозрительными сделками, в том числе и приватизационными. Это очень нехорошие санкции, которых больше всего боятся наши руководители».

Чем грозят России новые санкции США
Законопроект «О противодействии противникам США посредством санкций» предусматривает введение ограничительных мер в отношении России, Ирана и КНДР, которые расписаны на 184 страницах. России из них посвящены почти 100, среди прочего они предусматривают:
– Ограничение на поставку товаров, услуг и технологий для новых проектов по добыче арктической, глубоководной и сланцевой нефти, если доля российских компаний под санкциями в них превышает 33%.
– Возможность введения ограничений на инвестиции в строительство при российском участии экспортных трубопроводов или поставку для этих проектов оборудования, технологий и т. д. на сумму от $1 млн за один товар или на общую сумму $5 млн за последний год.
– Сокращение с 90 до 14 дней срока, на который могут предоставляться кредиты российским банкам. Для энергетических компаний такой срок сокращается с 90 до 60 дней.
– Запрещение американским банкам выдавать кредиты организациям или лицам из санкционного списка более $10 млн за 12 месяцев.
– Право США ограничивать финансирование российских проектов международными фондами, если от этого выигрывают фигуранты санкционного списка. Фигурантам списка также может быть отказано в банковских операциях, сделках с недвижимостью и т. д.
– Право США ограничивать финансовые и коммерческие операции, а также въезд в США лиц и организаций, подрывающих кибербезопасность США, а также их помощников.
– Аналогичные ограничения для лиц, причастных к нарушению прав человека, экспорту оружия в Сирию или конфликту на Украине.
– Запрет на инвестиции от $10 млн в приватизацию госсобственности в РФ, если это приносит несправедливую выгоду российским чиновникам или их близким.
– Предоставление компетентными службами в течение полугода конгрессу доклада об активах и доходах российских политиков, олигархов и их родственников, а также об их близости к Владимиру Путину и правящей элите РФ.
– Поручение Казначейству США, госдепартаменту и представителям разведки обсудить возможность введения ограничений на покупку российского госдолга.

КОНТЕКСТ

13.10.2017

Война в головах

Российский посол в Стокгольме Виктор Татринцев посетовал на небывалый накал русофобии в Швеции

13.10.2017

Отверженные

США и Израиль решили выйти из Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры

09.10.2017

Совсем не по пути

США и Турция взаимно остановили выдачу неиммиграционных виз

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru

24СМИ

новости