26.07.2017 | Алексей Баусин

Латиноамериканский «майдан»

Почему жители Венесуэлы выходят митинговать на улицы миллионами

Фото: Wikimedia Commons

Многомесячные уличные манифестации, десятки погибших, более тысячи раненных. Некоторые западные эксперты уже называют Венесуэлу государством «в процессе банкротства». Власти говорят, что причина кризиса – падение цен на нефть, основного источника поступлений в казну. Оппозиция считает, что виной всему – затянувшийся эксперимент с так называемым «социализмом 21 века».

Коллектив – это сила

В среду на минувшей неделе, в преддверии общенациональной забастовки, противники президента Николаса Мадуро частично парализовали движение общественного транспорта в столице страны, соорудив уличные баррикады.

Нынешнюю волну уличных протестов в Венесуэле (а они с той или иной степенью интенсивности идут уже несколько лет) спровоцировало жесткое противостояние президента Николаса Мадуро и Национальной ассамблеи (парламента), которую с 2015 года контролирует оппозиция. В январе этого года Национальная ассамблея объявила президента «оставившим свой пост в связи с неисполнением своих обязанностей». Верховный суд, который контролируют сторонники президента, заявил, что у парламента нет права отправить президента в отставку. И в конце марта присвоил себе законодательные полномочия, указав на то, что парламентарии игнорируют постановления суда. Оппозиция назвала этот шаг государственным переворотом, Верховный суд сдал назад, но маховик массовых протестов уже пришел в движение.

С начала апреля на улицы выходят как оппозиционеры, так и сторонники Единой социалистической партии Венесуэлы, которых поддерживают так называемые «коллективы» (colectivos), пропрезидентские вооруженные группировки. 19 апреля оппозиционеры провели «Мать всех маршей», по неофициальным данным, в столице Венесуэлы на улицы вышли более двух миллионов человек, а в целом по стране – более шести миллионов. Но митинговали не только противники Николаса Мадуро, но и те, кто его поддерживает. Проправительственные группировки, кстати, за эти месяцы несколько раз пытались прорваться в здание парламента.

Оппозиция тоже не сидит сложа руки. В мае этого года противники президента устроили манифестацию, которую пользователи соцсетей окрестили «маршем дерьма». Экскременты были задействованы в буквальном смысле этого слова – митингующие закидывали полицию пластиковыми бутылками и банками с дурно пахнущим содержимым. «У них слезоточивый газ, у нас – экскременты», – так объяснили свой выбор противники нынешнего режима.

Проправительственные телеканалы обвинили оппозицию в использовании «биологического оружия». При этом и среди сочувствующих оппозиции нашлись критики. По их мнению, использовать подобные методы борьбы в условиях, когда в стране не хватает не только медикаментов, но и средств бытовой гигиены, весьма опрометчиво. И оппозиционеры, и сторонники президента не скупятся на обвинения в адрес друг друга. «Чависты» обвиняют оппозицию в попытке совершить «государственный переворот». Та митингует против «диктатуры» и требует проведения досрочных президентских выборов (по графику они должны пройти в 2018 году). Но в основе кризиса политического – кризис экономический.

«Нефтяное проклятие»

Все отмечают, что поляризация политических сил достигла высот чрезвычайных: с одной стороны, так называемые «чависты», последователи покойного президента Уго Чавеса, стоявшего во главе страны с 1998 по 2013 год (Чавес умер от рака), с другой – разношерстный альянс политических партий. Нынешний президент Николас Мадуро после кончины лидера возглавил страну в качестве и. о. президента, а потом на досрочных президентских выборах с минимальным отрывом победил кандидата от оппозиции Энрике Каприлеса Радонски.

Мадуро позиционирует себя как продолжатель дела покойного президента. Проблема в том, что продолжать строить «социализм XXI века» в условиях падения цен на нефть – главной статьи венесуэльского экспорта – наследники Уго Чавеса уже не могут.

Чавес победил на выборах в 1998 году, пообещав более справедливое распределение национального богатства. В ходе его правления была проведена масштабная национализация земли и частного бизнеса, в том числе принадлежавшего крупным международным нефтяным корпорациям. Благодаря не менее масштабным программам социальной помощи уровень бедности понизился с 50% в 1998 году до 30% в 2012‑м.

Социализм строили на нефти – Венесуэла стабильно входила в десятку мировых лидеров по объемам ее добычи. Да и по доказанным запасам этого сырья страна занимает первое место в мире, хотя большая их часть – тяжелая и трудноизвлекаемая нефть.

Но замки на нефти столь же недолговечны, как и замки на песке.

На нефть приходилось около 95% доходов от экспорта и четверть ВВП. Когда цена нефти начала падать, проблемы стали расти. Центральный банк Венесуэлы пытался покрыть дефицит бюджета за счет эмиссии, но это ускорило инфляцию. Правительство ввело ограничения на рост цен на продовольствие и товары первой необходимости, чтобы сохранить их доступными для беднейших слоев населения – возник жесточайший дефицит. Из продажи исчезли мыло и туалетная бумага. Нехватка медикаментов спровоцировала возвращение таких болезней, как дифтерия и малярия. Плюс к этому кризис спровоцировал рост преступлений насильственного характера в стране, которая и так считается одной из самых криминогенных.

По прогнозу МВФ, в 2017 году ВВП страны снизится на 4,5%, импорт и экспорт – на 13,1% и 6,1% соответственно, среднегодовая инфляция составит 1660%, безработица превысит максимум 2003 года.

Именно недовольство избирателей экономическим кризисом, растущей коррупцией и преступностью позволило оппозиции на парламентских выборах в 2015 году получить 109 из 167 мест в Национальной ассамблее. В мае 2016‑го оппозиция пыталась инициировать референдум о досрочном прекращении полномочий президента. В октябре Национальная ассамблея попробовала запустить процесс импичмента Мадуро.

Мадуро сейчас ведет контригру – в мае подписал указ о созыве Конституционной ассамблеи. Выборы в ассамблею, которой предстоит разработать проект нового основного закона Венесуэлы, должны пройти в конце июля. По словам президента, новая Конституция «нейтрализует» оппозицию и нанесет поражение «замышляющим переворот». Председатель Национальной ассамблеи Хулио Борхес, в свою очередь, заявил, что все это – «обманный маневр». Оппозиция уже объявила о намерении сформировать «правительство народного единства».

«Печенье Госдепа»

Мадуро говорит, что готов к диалогу, но в рядах оппозиции нет единства, и поэтому диалог этот не складывается. При этом, как неоднократно подчеркивал президент, лидеры оппозиции – это пешки в руках США, а сама Венесуэла стала жертвой правого международного заговора. Кстати, эту точку зрения разделяет и президент Сирии Башар Асад, сравнивший происходящее в Венесуэле с «оранжевой революцией» на Украине.

США действительно внимательно следят за кризисом в этой латиноамериканской стране. «Народ Венесуэлы опять ясно дал понять, что он выступает за демократию, свободу и верховенство закона. Однако их сильные, смелые действия по-прежнему игнорируются плохим лидером, который мечтает стать диктатором», – заявил Дональд Трамп в начале минувшей недели. Так он прокомментировал итоги организованного оппозицией референдума, в ходе которого большинство голосовавших отвергли идею созыва Конституционной ассамблеи.

Как сообщают американские СМИ, в администрации Трампа сейчас рассматривают возможность введения эмбарго на импорт венесуэльской нефти, чтобы наказать нынешнее руководство за подавление оппозиции. При этом надо учитывать, что Венесуэла – третий (после Канады и Саудовской Аравии) по объемам экспортер нефти в США, хотя в связи с кризисом объемы поставок падают. И многие эксперты говорят, что подобное эмбарго ударит и по компаниям, и по потребителям в США.

«Никакое иностранное правительство нашей родиной не командует, не дает указаний… Здесь командуют венесуэльцы… Здесь командует народ», – прокомментировал перспективу введения санкций Николас Мадуро в Твиттере. Пока народ командует на улицах.

КОНТЕКСТ

08.12.2017

Во-первых, это красиво

Николас Мадуро сообщил о появлении в Венесуэле первого семизвездочного отеля Humboldt

07.12.2017

Слишком дорогой друг

Сколько русских денег застряло в Венесуэле, и можно ли будет их вернуть

27.11.2017

Генерал нефтяных скважин

Новым президентом венесуэльской госкомпании PDVSA стал профессиональный военный Мануэль Кеведо

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru

24СМИ

новости