20.07.2017 | Алексей Афонский

Праздник непослушания

Еврокомиссия пригрозила Польше санкциями за продолжение судебной реформы

Фото: European Parliament/Flickr

В Брюсселе считают, что правящая польская партия «Право и справедливость» во главе с Ярославом Качиньским близка к тому, чтобы контролировать суды в стране. Это нарушит принцип верховенства права — один из основополагающих в ЕС. В Варшаве обещают внимательно отнестись к претензиям и рекомендациям, но готовы пойти в суд ЕС.

Политический кризис начался в Польше в конце 2015 года. По итогам октябрьских парламентских выборов к власти пришла партия Ярослава Качиньского «Право и справедливость». Это серьезно изменило политический ландшафт в стране, которой последние четыре года правил кабинет министров, сформированный коалицией «Гражданской платформы» и Польской крестьянской партии. Впервые с 1989 года одна из сил получила абсолютное большинство в Сейме, а премьером стала выдвиженка от «Права и справедливости» Беата Шидло.

Оказавшись у власти, партия Качиньского первым делом провела реформу Конституционного суда. Она отменила назначение пяти судей, которых утверждал еще предыдущий состав Сейма (большинство в нем было у «Гражданской платформы» и «крестьян») и заменила их пятью своими кандидатами. Кроме того, был изменен порядок принятия решений: кворум повысили с девяти голосов до 11 (всего в Конституционном суде Польши 15 членов), а достаточное для наложения вето число, наоборот, понизили с восьми до пяти. Такие меры были восприняты в Европе как покушение на независимость судебной системы: в Брюсселе решили, что брат погибшего под Смоленском бывшего президента хочет подмять суды под себя. Примечательно, что сам Конституционный суд признал реформу неконституционной, но премьер отказалась одобрить это решение и его публикацию в официальном судебном вестнике.

Особенно остро ситуация воспринималась на фоне событий в Венгрии, премьер-министр которой Виктор Орбан вот уже пять лет к тому моменту строил свою политику (начиная с предвыборной кампании) на жесткой критике ЕС. В 2011 году Будапешт провернул еще более радикальную судебную реформу. Специальное должностное лицо в Минюсте получило право перераспределять дела между судами (для снижения нагрузки на них), судебные секретари в некоторых случаях приравнялись к судьям, а процедура подачи жалобы в Конституционный суд была сильно усложнена. Правда, уже через два года под давлением ЕС реформу отменили, но поведение венгерских властей стало тревожным звонком для европейских чиновников.

На деле же, как указывали некоторые политологи в самой Польше и других странах, ситуация оказалась не такой страшной. Под самый конец своего правления предыдущая коалиция приняла собственный вариант реформы, который позволил ей назначить пять своих судей вместо положенных по старым правилам трех. По польским законам это означало, что целых девять следующих лет большинство в Конституционном суде будет принадлежать назначенцам «Гражданской платформы», а у «Права и справедливости» не будет даже возможности для вето (при всего одном своем судье). Таким образом, партия Качиньского своими свежими действиями фактически уравняла представительство двух ведущих политических сил в главном судебном органе страны.

«Качиньский и вся его партия «Право и справедливость» во многом похожи на Дональда Трампа, хоть и опередили его на год. Это революционеры и, можно даже сказать, большевики. Их главная цель — построение четвертой республики на принципах декоммунизации, люстрации и борьбы с коррупцией, — рассказал «Профилю» старший научный сотрудник Института славяноведения РАН Вадим Волобуев. — Качиньский в этом смысле находится в очень выгодной позиции. За все время своего премьерства в 2005-07 годах и вообще пребывания у власти он не оказался втянут ни в один коррупционный скандал. И он такой один — единственный, кто проявил честность. Это, конечно, его сильный козырь».

Судебная реформа была не единственной претензией ЕС к польским властям. Также они были недовольны ущемлениями свободы прессы — ответственным за государственные СМИ в Варшаве назначили министра госимущества. Еще несколько сомнительных мер новое правительство реализовать к тому моменту еще не успело, но уже анонсировало. Среди них — объединение постов генпрокурора и министра юстиции и расширение полномочий силовиков.

Тогда, в начале 2016 года, Евросоюз начал новую для себя процедуру — проверки верховенства права, которая могла закончиться лишением Польши права голоса в Совете Европы. Однако этого так и не произошло, несмотря на то, что уже к 1 июня Еврокомиссия подготовила заключение о незаконности проведенной судебной реформы. Варшаве предписали исправить все нарушения за три месяца, затем еще за два и еще раз — за такой же срок. На все указания и угрозы Польша в лице Беаты Шидло отвечала заверениями в том, что национальные законы полностью соответствуют общеевропейским.

В феврале, по истечении последнего дедлайна, первый замглавы Еврокомиссии Франс Тиммерманс вынужден был ограничиться одним лишь обещанием обсудить «польский вопрос» с другими членами ЕС.

Противостояние Варшавы и Брюсселя затянулось и получило развитие уже через месяц, на выборах президента Европейского совета. С 2014 года этот пост занимал бывший премьер-министр Польши Дональд Туск, выходец из «Гражданской платформы», проводивший в свое время проевропейскую политику. В первые месяцы после смены власти он пользовался поддержкой Качиньского, который призывал польскую делегацию голосовать за него на новых выборах.

Однако за несколько месяцев до самой процедуры позиция лидера правящей партии (формально он не занимает никаких государственных постов, являясь рядовым депутатом Сейма) изменилась — он обвинил Туска в коррупции, антипольской деятельности в Брюсселе и даже организации авиакатастрофы под Смоленском в 2010 году. Вместо Туска от Польши была выдвинута другая кандидатура — известного дипломата и бывшего вице-президента Европарламента Яцека Сариуша-Вольского. В итоге 9 марта 27 стран-членов ЕС (против была только Варшава) проголосовали за кандидатуру Туска и продлили его полномочия еще на два с половиной года.

И вот на прошлой неделе «Право и справедливость» продолжила реформировать суды, не ограничиваясь уже одним только Конституционным. Подконтрольный партии Сейм принял целый пакет из четырех законов, которые в Европе тут же расценили как новое покушение на судебную систему страны. По новым правилам, 15 из 25 членов Национального судебного совета (главный судебный орган Польши, гарантирующий независимость всей судебной системы) выбирается парламентом. Кроме того, Верховный суд починяется правительству, а все остальные суды — министерству юстиции, которое сможет самостоятельно назначать судей.

Президент Анджей Дуда отказался подписывать новые законы, назвав их неразумными. Он предложил свой вариант: назначать членов Национального судебного совета большинством в 60% депутатов Сейма. Так в голосовании смогут участвовать все партии, а не только «Право и справедливость» (в которой состоит сам Дуда).

Еще большую озабоченность выразил все тот же Франс Тиммерманс. Вице-председатель Еврокомиссии вновь, как и полтора года назад, пригрозил Варшаве лишением права голоса в Совете ЕС. Для того чтобы это случилось, необходимо соблюсти сразу несколько процедур. Согласно статье 7 Договора о Европейском союзе, о которой упомянул Тиммерманс, члены ЕС и его органы могут «констатировать существование явной угрозы серьезного нарушения одним из членов принципов, которые являются общими для всех членов». Сделать это должно большинство стран-членов ЕС. Затем они пошлют свои рекомендации по исправлению ситуации. Если в Варшаве никак не отреагируют на них, Брюссель сможет ввести санкции.

По словам Тиммерманса, новые законы несут явную угрозу принципу верховенства права. В случае принятия они позволят государству полностью контролировать судебную систему. В Польше же на все претензии отвечают словами о необходимости реформы. Благодаря ей суды наконец станут подотчетны государству и будут служить народу Польши, а не только элите, утверждают в партии Качиньского.

«Нынешние польские власти в лице «Права и справедливости» готовы идти до конца в противостоянии с ЕС. Им, можно сказать, море по колено, а санкции сыграют даже им на руку, ведь будут свидетельствовать об их правоте, — говорит Вадим Волобуев из Института славяноведения РАН. — К тому же, это очень антинемецкая партия, а Германия — не последний член в ЕС. Европа и Запад — отличные кандидаты на роль внешнего врага, мешающего проводить политику в интересах своей страны. В этом ситуация в Польше очень похожа на нашу, российскую. Но дружить с этой властью мы вряд ли сможем, потому что двум патриотическим режимам будет сложно ужиться вместе — они будут отталкиваться друг от друга».

В польском министерстве иностранных дел уже заявили, что готовы оспаривать решение о европейских санкциях (если оно будет принято) в суде ЕС. При этом, обещают в ведомстве, Варшава готова внимательно изучить все претензии и рекомендации из Брюсселя. «Если нам предоставят рекомендации, правительство предметно их рассмотрит. Если дойдет до запуска иных процедур, мы будем защищать свою правоту, в том числе в Суде Европейского союза», — заявил замглавы МИДа Конрад Шиманьский. Ранее министр Витольд Ващиковский уже отказался ехать в Брюссель с разъяснениями позиции правительства, как делал это в прошлом году после реформы Конституционного суда.

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru

24СМИ

новости