12.07.2017 | Филип Бетге Перевод: Владимир Широков

Ядерный зуд

Великие державы модернизируют свои арсеналы. Более компактные и точные бомбы могут послужить соблазном к применению ядерного оружия, психологический барьер снижается. Мир шагает к атомной войне?

Фото: Shutterstock

Только США до 2050 года потратит на модернизацию своего ядерного арсенала $1,2 трлн. Россия и Китай, Индия и Пакистан, Израиль, Франция, Великобритания и Северная Корея тоже разрабатывают новые бомбы, боеголовки, системы-носители и противоракеты. Хотя и сегодняшних запасов ядерного оружия у США и РФ достаточно, чтобы в считанные часы отбросить планету в каменный век.

Погибнет цивилизация в ядерном пекле или нет, зависит, в частности, от компьютера типа IBM Series/1, построенного в семидесятых годах. В щель в светло-сером корпусе вставляется черная восьмидюймовая дискета. Оперативная память – не больше нескольких килобайт.

Уже почти 40 лет состарившийся на службе компьютер бдит за одним из самых мощных видов оружия в истории человечества. «Эта система координирует оперативные функции ядерных сил США, такие как межконтинентальные ракеты, ядерные бомбардировщики и сопровождающие их самолеты-заправщики», – говорится в одном отчете Счетной палаты США от прошлого года. Пентагон планирует модернизацию данной системы, что может стать только началом проблем: новая ядерная гонка вооружений началась, и апгрейд компьютера – это лишь капля в море.

Недавно члены ООН в Нью-Йорке в очередной раз обсуждали глобальный запрет ядерного оружия. Однако ядерные державы сводят на нет такие усилия, осуществляя крупнейшее «наступление» в сфере наращивания ядерных вооружений.

По оценкам, только правительство США до 2050 года потратит на модернизацию своего ядерного арсенала $1,2 трлн. Россия и Китай, Индия и Пакистан, Израиль, Франция, Великобритания и Северная Корея тоже разрабатывают новые бомбы, боеголовки, системы-носители и противоракеты.

Возвращается ощущение холодной войны, когда в Европе друг другу противостояли советские ракеты РСД‑10 (классификация НАТО: SS‑​20) и американские «Першинг‑2». В разгар холодной войны на боевом дежурстве одновременно находились несколько десятков ядерных боеголовок. Сегодня их «всего» около 2 тыс. единиц с каждой стороны, но и этого по-прежнему достаточно, чтобы в считанные часы отбросить планету в каменный век.

Пока мир не образумится

Казалось, ситуация разряжается: в 2009 году тогдашний президент США Барак Обама выступал с видением «безъядерного мира», в 2010 году Россия и США в рамках СНВ‑III договорились о сокращении стратегических ядерных арсеналов. Однако затем случились крымский кризис, война в Сирии, Дональд Трамп и Ким Чен Ын. Ядерное чудище вновь подает признаки жизни, которую в него «вдыхают» новые игроки с новыми конфликтами интересов: бурно развивающийся Китай; Россия, столкнувшаяся с экономическими проблемами; Америка, потерявшая уверенность в завтрашнем дне; жадные до власти мужчины на командных мостиках ядерных арсеналов, которым, похоже, ничего не стоит грозить применением ядерного оружия.

«Боевой потенциал стратегических ядерных сил должен быть укреплен прежде всего за счет ракетных комплексов, способных гарантированно преодолевать существующие и перспективные системы противоракетной обороны», – заявил Владимир Путин в декабре 2016 года на заседании коллегии Минобороны. Ответ Дональда Трампа не заставил себя долго ждать. Американский президент написал в своем Twitter: «США должны существенно усилить и расширить свои ядерные возможности, пока мир не образумится в вопросах ядерного оружия».

Логика поддержания мира при помощи максимально сокрушительного оружия оправдывала себя на протяжении полувека: обе стороны обладали ядерным арсеналом, от применения которого не выиграл бы никто. Однако такой расчет уже скоро может разбалансироваться: конструкторы работают над созданием сравнительно компактного ядерного оружия, точность которого снизит психологический барьер перед его применением. Новые системы ПВО, сверхзвуковые ракеты, планы создания обычных высокоточных вооружений большой дальности и приемов ведения кибервойны тоже нарушают ядерный паритет.

«Когда холодная война закончилась, мы думали, что в прошлом останется и гонка вооружений, – говорит председатель Чикагского консультативного совета по мировой политике и бывший представитель США в ООН Иво Даалдер. – Однако в последние два-три года мы видели безответственное отношение в обращении с этим чудовищным оружием».

Даалдер считает, что вопросы применения ядерного оружия перестают быть табу. «Я боюсь, что скоро могут появиться технологии, которые станут соблазном к реальному применению данного оружия», – говорит он. A bigger bang for the buck, «Более мощный хлопок за те же деньги» – так в 1950‑х годах в Америке пропагандировали ядерное оружие. Мир снова начинает привыкать к такому взгляду на вещи?

Фото: Министерство обороны РФ
У России уже есть три боеспособные подлодки нового проекта «Борей», вооруженные ядерными межконтинентальными ракетамиФото: Министерство обороны РФ

Пугающий Путин

Американские стратеги винят в нынешней дестабилизации главным образом двух человек: северокорейского лидера Ким Чен Ына и российского президента Владимира Путина. Ким без обиняков угрожает ядерным ударом, хотя у КНДР пока даже нет таких технических возможностей.

У Путина опять-таки отдельные командно-штабные учения завершаются ядерной «деэскалацией». Такая стратегия следует логике 1945 года, чудовищной и бесчеловечной: сбросить бомбу, чтобы затем предложить мир.

В декабре 2014 года Москва опубликовала новую военную доктрину, в которой Россия оставляет за собой право нанести ядерный удар в ответ на использование оружия массового уничтожения. «Крупномасштабная агрессия с применением обычного оружия, представляющая угрозу для существования государства», также может повлечь ядерный ответ.

Россия признала, что временно перебрасывала ракеты «Искандер», способные нести ядерные боеголовки, в Калининградскую область для учений. Они способны поражать цели на западе Польши.

В феврале американские источники слили информацию, согласно которой два российских батальона якобы имеют на вооружении новые ракеты средней дальности SSC‑​8 (по классификации НАТО). Россия утверждает, что это не так, однако, если сведения подтвердятся, это будет означать нарушение Москвой вашингтонского соглашения по ядерным ракетам наземного базирования средней и меньшей дальности (РСМД), положившего конец холодной войне в 1987 году.

Россия располагает тремя боеспособными подлодками нового проекта «Борей», вооруженными ядерными межконтинентальными ракетами. ВМФ должен получить еще пять таких подлодок. «Туполев» разрабатывает современный бомбардировщик-невидимку. Также создаются новые ядерные крылатые ракеты и межконтинентальные ракеты проекта «Сармат». Последние должны будут нести до 24 боевых частей и преодолевать системы ПРО.

Американцы боятся, что Путин может проигнорировать ратифицированный Россией договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний от 1996 года, одно из важнейших соглашений по контролю над вооружениями, и протестировать новейшие боеголовки под землей.

«Русские долетают на ядерных бомбардировщиках аж до Северного моря, их подлодки покидают порт Мурманска, чего не было со времен холодной войны», – говорит Даалдер. Он усматривает с российской стороны «новую ядерную доктрину, в которой ядерная эскалация есть средство к ведению войны и одержанию победы».

Провоцирующий Трамп

Но действительно ли Россия так агрессивна? Или она лишь реагирует на изменившуюся ситуацию в Америке? Еще Обама в 2010 году вопреки собственному видению безъядерного мира запустил масштабную модернизацию ядерного арсенала. Трамп же придает этим планам более агрессивную тональность.

«Новое правительство действует весьма провокационно», – говорит Адам Моунт из вашингтонского фонда «Центр за американский прогресс». Он считает, что президент стремится к ядерному превосходству. Договор СНВ‑III Трамп уже назвал «плохой сделкой». Ядерное сдерживание будущего ему видится «современным, надежным, устойчивым к сбоям и учитывающим конкретные потребности» – по мнению Моунта, такой выбор слов больше соответствует вооружениям, которые могут использоваться в ходе обычных конфликтов, чем стратегическим средствам ядерного сдерживания. «Россия и Китай могут воспринять такие сигналы как заявление Вашингтона о намерении нарастить ядерный потенциал вместо его сохранения», – предупреждает эксперт.

Фото: Sandia Labs⁄Flickr
В США разрабатывается стратегический бомбардировщик-невидимка проекта B-21, который сможет нести на борту ядерные бомбы B61Фото: Sandia Labs⁄Flickr
И действительно, Пентагон форсирует реализацию самой дорогостоящей программы по модернизации ядерных вооружений со времен Рейгана. Lockheed Martin, Northrop Grumman и Boeing борются за заказ на разработку новой межконтинентальной ракеты под кодовым названием GBSD (Ground Based Strategic Deterrent, буквально: «Стратегический сдерживатель наземного базирования»), которая должна заменить старые Minuteman III. До 2030 года на вооружение будет поставлена первая подлодка нового класса «Колумбия» с баллистическими ядерными ракетами на борту, способная максимально тихо подкрадываться к противнику. Создается стратегический бомбардировщик-невидимка проекта B‑​21, который сможет нести на борту как ядерные бомбы B61, так и новые ядерные крылатые ракеты большой дальности. Угловатого вида самолет типа «летающее крыло» может быть готов к эксплуатации в 2025 году.

Все это – часть планового апгрейда, который при других обстоятельствах мог бы способствовать стабилизации. Ведь извращенная логика ядерного сдерживания срабатывает при условии, что всем контрагентам удается создать убедительный фон устрашения.

Но, похоже, сейчас американские оружейные конструкторы, действуя во имя безопасности и надежности, только раздувают пожар. «США явно стремятся к созданию таких систем, которые будут превосходить аналоги во всех остальных странах», – говорит директор вашингтонского объединения ученых «Проект ядерной информации» Ханс Кристенсен. Генералы пытаются прежде всего повысить гибкость ядерного арсенала, чтобы «иметь возможность вмешиваться в происходящее в любых точках планеты в любой момент времени». Опасность применения ядерного оружия возрастает? «Думаю, да», – говорит Кристенсен.

Один из примеров того, как техническая модернизация может привести к существенному нарушению стратегического равновесия, недавно был впервые подробно описан Кристенсеном и его коллегами. Речь идет о так называемом супервзрывателе американцев, превращающем устаревающие боеголовки ракет большой дальности в современное высокоточное оружие. До сих пор американские ракетостроители программировали свои баллистические ракеты на определенную высоту детонации без учета отклонения траектории от заданного курса. Новый взрыватель использует радар, чтобы определить отклонение, и корректирует высоту детонации.

В результате вероятность поражения цели – например, вражеской пусковой шахты – при помощи одной-единственной боеголовки мощностью 100 килотонн достигает «фантастических» 86%, говорит Кристенсен. Сверхвзрыватель позволяет повысить вероятность уничтожения цели при использовании меньшего количества боевых частей. По имеющейся информации, американцы и англичане уже модернизировали таким образом около 500 боеголовок ракет, базирующихся на подлодках.

Американская авиационная ядерная бомба B61 тоже может дать толчок новой гонке вооружений. Порядка 150 экземпляров такой бомбы находятся на территории Европы, из них около 20 – на авиабазе бундесвера близ деревеньки Бюхель.

Америка выделила около $10 млрд на апгрейд своих B61 до версии B61–​12. Свободно падающая бомба получила новое реактивное хвостовое оперение и благодаря дорогой технике превратилась в управляемое оружие – мощную высокоточную машину уничтожения.

Критики, такие как Кристенсен, видят в обновленных B61 ядерное оружие совершенно нового профиля, размывающее границу между тактическими вооружениями и стратегическими средствами ядерного сдерживания. Тем самым США нарушают обещание Обамы воздерживаться от создания как принципиально нового ядерного оружия, так и от использования в имеющемся военных инноваций.

Компактный атом

Компактная, точная и якобы предсказуемая атомная бомба позволяет военным вызвать призрак ядерной войны, последствия которой, как им кажется, могут быть ограниченными. «Бомбы с такими характеристиками способствуют дестабилизации, – убежден Адам Моунт. – Они вводят в заблуждение, что в ядерной войне могут быть победители или что атомные бомбы можно использовать в обычной войне в качестве тактических вооружений». Американские эксперты уже говорят о ядерных крылатых ракетах для натовских боевых самолетов и о миниатюрных атомных снарядах, которыми можно будет стрелять, например, из 155‑миллиметровых самоходных бронированных гаубиц с территории Прибалтики.

А ведь именно там, в государствах–членах НАТО Латвии, Литве и Эстонии, может разыграться та драма, которая больше всего страшит экспертов в области безопасности. Если Россия введет войска в Прибалтику, что будет рассматриваться как нападение на альянс в целом: НАТО разыграет ядерную карту? «Наше главное опасение, – говорит Моунт, – что эскалация регионального конфликта выльется в применение атомных бомб».

Калифорнийская компания Rand, консультирующая Пентагон, в 2014 и 2015 годах просчитывала возможные сценарии такого российского вторжения и пришла к выводу, что у НАТО нет ни одного шанса отстоять Прибалтику: российские войска дошли бы до Таллина и Риги за 36–60 часов. Возможно, в такой ситуации альянсу целесообразно прибегнуть к ядерному удару, чтобы поставить Россию на место? Адам Моунт исследовал этот вопрос и рассмотрел различные сценарии. Его ответ: применение ядерного оружия ничего не даст.

Взрыв атомной бомбы над оккупированной территорией нанесет урон прежде всего гражданскому населению государства–союзника по альянсу, объясняет он. Удар по российской территории связан с опасностью крупномасштабной эскалации. Даже если Россия сама пойдет на взрыв атомной бомбы мощностью 5 килотонн на большой высоте, чтобы продемонстрировать решимость, вероятно, для предотвращения дальнейшей ядерной эскалации разумнее было бы ответить с применением обычного оружия.

«В региональных конфликтах просто нет целей для ядерного оружия», – говорит Моунт. Модернизация вооружений ничего не меняет: самая компактная и высокоточная атомная бомба остается атомной бомбой. И нельзя забывать, как работает военный атом.

Так, взрывная сила распространенных в настоящий момент российских межконтинентальных ракет «Тополь» составляет до 800 килотонн, что в 53 раза больше, чем у бомбы, сброшенной над Хиросимой. Что может сотворить такое оружие, показывает модулирующее ПО на сайте Nukemap. Если детонация произойдет на высоте один километр над Бранденбургскими воротами в Берлине, это приведет к мгновенной гибели 520 000 человек и тяжелым ранениям еще 950 000 человек. Диаметр только огненного шара составит почти 2,5 км. На расстоянии до двух километров от кратера глубиной 100 м уровень облучения будет смертельным.

Глобальный удар

Такие личности, как Дональд Трамп или Ким Чен Ын, вызывают опасения, что решение о применении ядерного оружия может быть принято импульсивно и даже вопреки доводам разума. Владимир Путин, напротив, по сравнению с ними считается рациональным политиком. Однако у него есть глубоко сидящий страх перед техническим превосходством США.

Как считает Отфрид Нассауэр из Берлинского информационного центра по вопросам трансатлантической безопасности, модернизация американского ядерного арсенала усиливает «давнюю русскую паранойю», что американцы могут попытаться тайком обеспечить себе возможность нанести первый ядерный удар для разоружения России. Тем более что США действительно существенно опережают другие ядерные державы прежде всего по точности попадания в цель и надежности своего оружия, а также по успехам военной разведки.

Системы противоракетной обороны усиливают страхи потенциального противника. В мае прошлого года НАТО открыло базу ПРО в Румынии. Еще одна такая база строится близ польского поселка Редзиково. К тому же корабли ВМС США в Средиземном море оборудованы системами ПРО «Иджис». В НАТО подчеркивают, что эти системы направлены не против России. Однако Москва считает, что они нарушают ядерный паритет. Как только одна из сторон получает возможность уничтожить ракеты противника прямо в пусковых шахтах или эффективно их перехватить, логика так называемого взаимного гарантированного уничтожения (англ. mutual assured destruction, или MAD) оказывается бессильной. Новые методы кибервойны тоже могут обеспечить аналогичный эффект.

«Для русских центральную роль играет вопрос о том, сохранится ли у них после удара американцев достаточное количество оружия для нанесения ответного удара», – говорит Нассауэр. В прошлом году Владимир Путин в связи с планами создания «ядерного арсенала 2.0» заявил, обращаясь к США и их союзникам: «(Ваши) люди не чувствуют опасности, вот что меня беспокоит».

И потому Кремль делает еще один виток спирали: согласно сообщениям в российских СМИ, ВМФ России разрабатывает подводный беспилотник, который сможет взорваться у берегов вражеского государства, окутав его радиоактивным туманом. Кроме того, под кодовым названием «Объект 4202» скрывается проект гиперзвукового летательного аппарата, скорость которого должна в несколько раз превышать скорость звука, что позволит ему преодолевать любые системы ПРО.

Китайские военные под руководством президента Си Цзиньпина тоже испытывают похожее оружие под названием DF-​ZF. Американцы выделили $2,4 млрд на разработку AHW: десятки смертоносных летательных объектов должны будут выводиться баллистическими ракетами на заданную высоту, с тем чтобы отделиться и со скоростью молнии устремиться к цели.

Одной массы такого летательного аппарата достаточно для уничтожения вражеской пусковой шахты. Поэтому США до сих пор работали только над обычным гиперзвуковым оружием. Китайцы и русские, по утверждениям западных спецслужб, хотят, чтобы их планирующие ЛА могли также нести и ядерные боеголовки. Такие машины уничтожения получили название «оружие быстрого глобального удара»: оно может точно поражать цели в любых уголках планеты. Обороняться против него пока нереально.

Прекратить бряцание оружием

Твиты Дональда Трампа способствуют скорее дальнейшей эскалации: он еще во время предвыборной кампании заявлял, что «настроен» согласиться на превращение Японии и Южной Кореи в ядерные державы. Под видом уступки скрывается попытка переложить ответственность на других: результатом явилось бы дальнейшее распространение ядерного оружия в нарушение известного договора с катастрофическими последствиями для глобальной безопасности.

Тем временем в НАТО начинается новая дискуссия о ядерном оружии. Лидер польских консерваторов Ярослав Качиньский хочет видеть Европу «ядерной сверхдержавой». Такое желание подпитывается опасениями лишиться американской защиты. А это значит: одного непредсказуемого Дональда Трампа достаточно, чтобы поколебать в том числе и европейскую политику безопасности.

Поэтому эксперты призывают Трампа прекратить бряцать оружием и по примеру предшественников сделать ставку на контроль за вооружениями. Путин выступил с предложением продлить действие договора СНВ‑III до 2026 года. «Со стороны Трампа было бы глупо его не принять», – убежден Нассауэр. Однако американский президент колеблется. При этом дальнейшее ограничение ядерных вооружений может принести Штатам только преимущества, отмечает Адам Моунт: «Нынешнего атомного арсенала США достаточно для обороны как себя, так и своих союзников. Нам следует стремиться к минимальному ядерному сдерживанию и взаимной уязвимости с Китаем и Россией». К тому же любая другая концепция связана со слишком большими затратами.

«Мне представляется, что важную роль могут сыграть неядерные государства, – дополняет Ханс Кристенсен. – Они должны настаивать на запрете ядерного оружия». На недавней встрече ООН в Нью-Йорке представители более чем 130 из 193 стран обсуждали именно эту тему. Однако ядерных держав за столом переговоров не было. Германия и большинство других государств НАТО тоже держатся в стороне от данной дискуссии.

Европа вполне могла бы показать другим хороший пример. Эксперт по России из женевского института ООН по исследованию проблем разоружения Павел Подвиг предлагает организовать хранение всех размещенных в Европе нестратегических ядерных боеголовок, таких, как американские бомбы B61 или их российские аналоги, вне мест их возможного пуска, а также периодические проверки инспекторами соблюдения таких договоренностей.

«Мы должны при любых обстоятельствах исключить применение ядерного оружия в сугубо европейском конфликте», – говорит Подвиг. Кроме того, его вывод из обращения позволяет сократить опасность непреднамеренного использования.

Аналогичный эффект должен дать и апдейт компьютерной системы Пентагона, осуществляющей контроль над управлением американскими межконтинентальными ракетами. Однако эксперты предупреждают о рисках чрезмерной модернизации. Так, в 1979 и 1980 годах НОРАД (Объединенное командование ПВО Североамериканского континента) устраивало ложную тревогу, якобы идентифицировав советский ядерный удар. Ответного удара, как известно, не последовало; британский эксперт в области безопасности Эндрю Футтер объясняет это устаревшей компьютерной системой: «Операторам удалось быстро обнаружить ошибку, поскольку они хорошо понимали принцип работы системы». Новое, полностью дигитализированное оборудование, опасается он, будет располагать куда большим запасом финтов. В случае со сложными системами, особенно с теми, которые невозможно полностью протестировать, риск ложного срабатывания особенно велик: «Увеличение технологичности не приводит автоматически к повышению уровня безопасности в мире».

Публикуется в сокращении.

КОНТЕКСТ

16.10.2017

Опасные игры с атомом

Угроза конфликта с использованием ядерного оружия реальна как никогда, предупреждают эксперты

09.10.2017

Избирательная рациональность

Нобелевской премией наградили за поведенческую экономику и кампанию по ядерному разоружению

21.08.2017

Зомби безопасности

Чем больше российские власти заботятся о безопасности России, тем сильнее другие страны ощущают исходящую от нее угрозу

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru

24СМИ

новости