12.06.2017 | Денис Ермаков

Оборонное бессознательное

Кремль усиливает «режим осажденной крепости», усмотрев западную угрозу президентским выборам-2018

Фото: Евгений Фельдман для кампании Алексея Навального

Российские власти вернулись к теме «вражеского окружения» во внутренней политической повестке, публично обвинив Запад в попытках дестабилизировать обстановку в России накануне президентских выборов. Кремль реанимирует негативную повестку, чтобы окончательно додавить своих политических оппонентов, мобилизовать лояльный электорат, а заодно попытаться еще раз прорвать внешнеполитическую изоляцию на «западном фронте».

«А если к нам полезет враг матерый…»

На прошедшей неделе высшие российские чиновники в один голос заговорили, что Запад стремится дестабилизировать ситуацию в России и повлиять на исход президентских выборов в 2018 году. На специальных слушаниях в Совете Федерации 7 июня об этом рассказывали и спикер верхней палаты Валентина Матвиенко, и генпрокурор Юрий Чайка, и глава Службы внешней разведки (СВР) Сергей Нарышкин.

После ноябрьского затишья (победы Дональда Трампа на выборах) российские власти вдруг грянули из всех орудий, взяв на вооружение риторику новой холодной войны. У обывателя могло создаться впечатление, что он что-то пропустил и в Белый дом на третий срок въехал незаконно переписавший конституцию США Барак Обама.

«Русофобский курс Запада в настоящий момент фактически институализирован, и его инициаторы и проводники занимают ведущие посты в органах государственной власти, международных организациях, в СМИ и в различных неправительственных организациях», – рассказал сенаторам Нарышкин. При этом «реализуемый Западом сценарий предполагает лишение России самостоятельности в международных делах и получение неограниченного доступа к нашим природным ресурсам». США хотят усилить санкции в отношении нашего энергетического сектора, предупредил он. Ранее в интервью The Financial Times глава «Роснефти» Игорь Сечин тоже заявил, что антироссийские санкции введены с целью влияния на общественно-экономическую ситуацию в России, «чтобы она ухудшилась и это сказалось на выборах».

Глава СВР рассказал также, что США «развернули работу по созданию так называемого гибридного трибунала по военным преступлениям» в Сирии касательно действий РФ. Он уверен, что контрагенты хотят дестабилизировать социально-экономическую обстановку и подорвать «авторитет властных институтов в стране», чтобы «в конечном итоге ввергнуть Россию в хаос».

По мнению Матвиенко, сейчас «наши недоброжелатели вынуждены усиливать акцент на внешнем давлении на Россию». А так как люди они «суетливые, неугомонные, неустанно ищущие обходные пути и лазейки», в Совфеде будет создана отдельная «комиссия по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела РФ». Спикер СФ опасается, что «в преддверии выборов возможно усиление незаконной протестной активности, подогреваемой как оппозиционными силами, так и зарубежными центрами влияния». «Нет никаких сомнений, что во время, которое остается до президентских выборов в России в марте будущего года, мы будем сталкиваться с очень активными и последовательными попытками США и их союзников по НАТО на ход этой избирательной кампании повлиять», – заявил глава международного комитета Совфеда Константин Косачев.

«… он будет бит повсюду и везде»

Сенаторы также подготовили предложения по расширению списка источников финансирования НКО, которые подводят последних под регистрацию в качестве «иностранных агентов». Сейчас такими источниками являются другие государства и их госорганы, иностранные граждане, международные и иностранные организации, а также лица без гражданства либо уполномоченные ими лица. Совфед предлагает добавить в данный перечень и граждан России, чтобы полученные ими из-за границы деньги они больше не могли «безнаказанно» переводить на счета неблагонадежных НКО.

Юрий Чайка заявил на слушаниях, что «наиболее активно во внутренние дела России вмешиваются иностранные неправительственные организации, фактически подконтрольные Государственному департаменту США и другим зарубежным структурам». Он призвал расширить список оснований для признания «нежелательными» НКО, чья деятельность вредит «экономическим и внешнеполитическим интересам России», а также предоставить Минюсту право проведения внеплановых проверок НКО, заподозренных в нарушении закона о нежелательных организациях.

Не оправдали доверия

Тон всему этому стройному хору «имени силовиков» задал во время Петербургского международного экономического форума Владимир Путин, обвинивший представителей Запада в том, что они «с ногами забрались в нашу внутреннюю политику».

В Петербурге президент был явно раздражен после вояжа к новому, молодому президенту Франции Эммануэлю Макрону, который посмел грозить своему старшему и опытному коллеге усилением антироссийских санкций в случае обострения конфликта на востоке Украины. На предшествующей форуму неделе и Дональд Трамп в ходе своего зарубежного турне, и кавалер российского ордена Дружбы, госсекретарь Рекс Тиллерсон, говоря об ответственности Москвы за действия в Крыму и на Донбассе, неоднократно повторяли: санкции сняты не будут, Россия должна выполнять Минские договоренности. И все это на фоне «истерии» в США вокруг «русских хакеров», утечек из Белого дома о контактах новой администрации с Россией, поражений правых в Европе, скандалов в связи с заявлениями о попытках Москвы помешать вступлению Черногории и Македонии в НАТО, действий западной коалиции в Сирии, обострения вокруг Калининграда и т. п., не говоря уже об экономических последствиях санкций. Терпение в Кремле, видимо, лопнуло. «Второй Ялты» с Трампом явно не получается.

12–15 июня, в том числе в США, будет показан фильм американского кинорежиссера Оливера Стоуна о Владимире Путине (как съязвили западные СМИ, в образе «мачо»), в котором президент, помимо прочего, говорит, что в случае войны между ядерными сверхдержавами «не выживет никто», но при этом он сам все еще не теряет надежд на восстановление отношений с США. Услышали ли в Вашингтоне послание, будет понятнее после первой личной беседы лидеров двух стран на июньском саммите «Большой двадцатки» в Гамбурге.

Фото: Совет Федерации⁄Flickr
Глава Совета Федерации Валентина Матвиенко опасается усиления незаконной протестной активности, подогреваемой в том числе «зарубежными центрами влияния», а потому создает в СФ «комиссию по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела РФ»Фото: Совет Федерации⁄Flickr

На Обаму не спишешь

Основная же причина возвращения Кремля к теме «Россия – осажденная крепость в кольце фронтов», на которую наложился внешнеполитический контекст, внутренняя. Первая ее часть – политтехнологическая. Создать образ «светлого будущего» для президентской кампании‑2018 не получается. Особенно в условиях продолжающегося четвертый год падения доходов населения, негативного влияния на экономику санкций, невозможности внутреннего прорыва, в частности, из-за носящей институциональный характер коррупции.

«Соответственно, усиливается ответная внешнеполитическая риторика. Сейчас мы видим, что после некоторого спада напряженности после победы Трампа опять начинают расти антизападные настроения. И повышается тревожность от конфронтации. Так что можно сказать, что этот фактор задействован властью», – сказал «Профилю» глава «Левада-центра» Лев Гудков.

Однако эксперт не уверен, будет ли этот фактор ведущим в предвыборной кампании президента даже при том, что «внутриполитических козырей» для избирателей у Кремля немного. Новое внешнеполитическое обострение вроде турецкого или сирийского уже не будет воспринято электоратом, как раньше. «Это возможно, конечно, но каждый очередной подобный фактор резкого роста напряженности работает все слабее и слабее. Нельзя все время кричать: «волки!» или «пожар!» Граждане перестают реагировать на это, – считает Гудков. – Конечно, вначале будет некая принудительная консолидация, но все равно уже не такая, как в отношении Крыма или Новороссии. Потом же последует резкий рост недовольства и обратная реакция».

По данным Гудкова, «готовность людей чем-то жертвовать и откликаться на внешнеполитические события, даже на украинскую ситуацию, резко спала». «Если весной 2014 года в ответ на санкции 74–75% были готовы чем-то жертвовать, пусть даже и декларативно, согласиться с уменьшением социальных расходов и т. п., то в январе 2017‑го ситуация перевернулась обратно – больше половины (примерно 55%) заявляли нам, что не готовы к этому, – отмечает социолог. – Кризис уже настолько ощутим, что дальнейшие требования нести расходы за такую внешнюю политику (Крым, внешнеполитический авторитет, статус великой державы) имеют уже обратный эффект, вызывая раздражение и недовольство».

Списать обнищание и экономические проблемы на козни врагов власти в такой ситуации будет сложно. Но руководитель Центра экономических и политических реформ Николай Миронов считает, что «тема вражеского окружения» все же не будет брошена. Даже несмотря на то, что власти в рамках предвыборной кампании Путина поставили себе задачу «сосредотачиваться на позитиве» и «образе будущего, который они всячески сейчас пытаются выдумать», готовя отдельные месседжи «в адрес разных социальных групп». Привлекательность этой темы, по его словам, в том, что она позволяет призвать граждан затянуть пояса, чтобы «все сплотились и поддержали президента». «И я очень боюсь, что она станет одной из главных, потому что «будущего» власти не нарисуют. По сути, образом этого самого «будущего» сейчас является сам Путин, его очередной срок», – говорит Миронов. То есть фактически предлагается модель «не было бы хуже».

Поднять мосты, лучников – на стены!

Но есть у внутренней причины реанимации «крепостной» темы еще один аспект. Возможно, ключевой. Нынешнее обострение удивительным образом совпало с двумя форумами в Литве с участием представителей непримиримой российской оппозиции. 18–19 мая состоялся Вильнюсский российский форум, в котором приняли участие Михаил Ходорковский, Михаил Касьянов, Илья Яшин и другие ярые критики режима, а также политэмигранты. Официальными организаторами мероприятия были МИД Литвы и литовский Центр восточноевропейских исследований. А 25 мая в Вильнюсе прошел 3‑й Форум свободной России (его обычно организует Гарри Каспаров), на котором присутствовали оппозиционные эксперты и аналитики.

Российский МИД отреагировал дежурно. «Ничего другого и не ожидали от руководства Литвы, которое проводит открыто враждебный курс в отношении нашей страны», – заявила его официальный представитель Мария Захарова, назвав собравшихся «политическими маргиналами».

Но, несмотря на обидные эпитеты, российские власти почему-то к «маргиналам» относятся более чем серьезно. В конце апреля «Открытая Россия» Ходорковского была признана нежелательной РФ. Тогда же власти задействовали по всей стране десятки тысяч бойцов войск Росгвардии для обеспечения общественной безопасности в связи с проведением немногочисленной антипутинской акции «Надоел». Кремль, похоже, всерьез опасается, что МБХ может испортить ему выборный праздник. С этим и связаны заявления, что Запад хочет повлиять на них через НКО или другими «обходными путями». То есть существует опасение, что «появится финансирование из-за рубежа и кто-то из игроков может им воспользоваться», отмечает политолог Миронов. Причем речь может идти не только о тех, кто пойдет или попытается пойти кандидатами, но и участвовать в кампании другим образом – в качестве наблюдателей и т. п.

«Понятно, речь идет о Ходорковском в первую очередь, который сейчас один из главных людей, финансировавших оппозиционную деятельность. Хотя есть и другие структуры», – отмечает эксперт. По его словам, власти также боятся, что эти средства могут быть использованы для «финансирования протестов», связанных с выборами. «Задача же Кремля – сделать их максимально легитимными как в глазах России, так и мировой общественности. Соответственно, нужна не только явка и хороший результат, но и спокойствие населения, минимум протестных акций, хорошие отчеты наблюдателей, заявляющих, что никто ничего не подтасовал», – говорит Миронов.

И, конечно же, «посылается сигнал третьему сектору, структурам гражданского общества, что не надо выходить за флажки – брать у кого-то деньги, обострять ситуацию и раскачивать лодку». Тех, кто не прислушается, будут объявлять «пятой колонной». «И это касается не только берущих деньги за рубежом, но и тех, кто будет вообще выступать в избирательной кампании с негативом, вне зависимости, откуда у него финансирование», – отмечает Миронов.

Вице-президент Центра политических технологий Ростислав Туровский полагает, что «эта тема важна в контексте патриотической мобилизации населения, поскольку НКО-агенты могут быть использованы властью для розыгрыша карты врага во время кампании». По его мнению, чтобы «закрепить эту тему, видимо, будут найдены какие-то примеры, подтверждающие, что российские власти стараются не зря и угроза есть». Так что не исключено, что скоро на российские каналы выйдет новая «Анатомия протеста» или фильм про «агента Навального».

12 июня Алексей Навальный проводит на проспекте Сахарова в Москве антикоррупционный митинг по мотивам шествия «Он нам не Димон», в котором также будут участвовать представители «Открытой России» со своей акцией «Бессменный полк» или «марш позора», участники которого будут нести портреты высших чиновников и близких к власти олигархов, которые «уже полтора десятилетия богатеют, обманывая и обкрадывая россиян».

Учитывая, что Ходорковский заявлял, что поддержит оппозиционера, если тот пойдет в президенты, «наезд на НКО» – это и сигнал власти Навальному. «Тема Навального, вероятно, тоже будет отыгрываться в контексте борьбы с агентами иностранного влияния. Если будет альянс с МБХ – тем более», – считает Туровский.

Лев Гудков полагает, что провинция, где практически нет организаций гражданского общества и информация поступает в основном из телевизора, будет «поддакивать» такой политике, но в крупных городах от нее «будут все сильнее раздражаться и все сильнее настраиваться антирежимно». «Если будет усилено давление, то может пойти и обратная реакция. В последние месяцы мы отмечаем рост протеста и напряженности. В конце 2016 года был самый низкий показатель (7–8%) тех, кто заявлял о готовности принять участие в политических акциях протеста. Сейчас поднялось до 20%. Конечно, это не критические показатели, как это было в 2005 году или 1998‑м. Но тут важно понять, насколько устойчива тенденция, идущая уже три месяца», – сказал Гудков.

«Наши власти терпеть не могут все, что им неподконтрольно, все, что самостоятельно», – сказала «Профилю» правозащитница Людмила Алексеева. Она привела примеры прошедшей недели – арест активиста Дмитрия Борисова, очередного задержанного «по делу 26 марта», и обыски в организации «Русь сидящая», которая «бодается с ФСИН» за права заключенных, не имеет никакого отношения к политике и деньги за рубежом не получает.

КОНТЕКСТ

21.11.2017

Окончательная точка

Владимир Путин встретился с Башаром Асадом в Сочи

20.11.2017

«Настоящий мужик»

Россияне считают Путина сильным лидером и выразителем интересов силовиков, олигархов и чиновников

19.11.2017

Лучшие песни о Главном

Традиция воспевать руководителя страны возрождается в России с новой силой

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru

24СМИ

новости