25.04.2017 | Марк Гуйер | Кристоф Шойерманн | Перевод: Владимир Широков

Дочь, зять и большая политика

Иванка Трамп и ее муж Джаред Кушнер достигли апогея власти. Они оказывают сдерживающее влияние на Дональда Трампа и незаменимы для президента. Как это стало возможным?

Фото: Shutterstock

Иванка Трамп вместе с мужем Джаредом, 36-летним магнатом рынка недвижимости, шаг за шагом пробирались в первый круг власти. Сегодня Иванка занимает официальный пост советницы своего отца в Белом Доме. А ее муж разъезжает по миру в качестве своего рода теневого госсекретаря, встречается в Ираке с премьер-министром и предстает перед журналистами с американскими военными, воюющими против исламистов.

Сегодня 35‑летняя Иванка – самая влиятельная дочь в мире. И, возможно, она самая влиятельная «первая дочь» в истории США. По всей видимости, в ее власти даже склонить своего отца к войне. Брат Иванки Эрик Трамп заявил британской газете The Independent: его отец нанес удар возмездия против режима Асада после химической атаки в Сирии, в частности, потому, что Иванка пришла к нему после чудовищных событий, «исполненная гнева и скорби». «Иванка – мать троих детей, и у нее есть влияние (в данном вопросе), – говорит Эрик. – Уверен, она сказала ему: послушай, это же бесчеловечно».

Почти сразу после удара «Томагавками» по сирийскому военному аэродрому Иванка написала в Twitter: «Я горжусь своим отцом, не ставшим мириться с чудовищным преступлением против человечества». Это прозвучало почти как «смотрите, на что я способна».

Смущает одно: правительственная работа и частная жизнь Иванки плавно перетекают одна в другую. На страничке в Instagram соседствуют кадры с детских дней рождения и ее фотографии с президентом КНР и его супругой. Границы между семьей и международной политикой как будто не существует, все сливается воедино, Иванка использует вуайеризм американской общественности с ловкостью, достойной дочери европейского королевского дома.

Как Гуля Каримова

Вместе с мужем Джаредом, 36‑летним магнатом рынка недвижимости, она в последние месяцы шаг за шагом пробиралась в первый круг власти, в эпицентр все еще остающегося хаотичным правительства Трампа. Уже около трех недель Иванка занимает официальный неоплачиваемый пост советницы своего отца в Белом доме. А ее муж все больше производит впечатление самого важного советника президента.

Джаред Кушнер может похвастать портфелем компетенций, который больше под стать супермену. Газета The New York Times его так и называет – «супер-Джаред». Он разъезжает по миру в качестве своего рода теневого госсекретаря, встречается в Ираке с премьер-министром и предстает перед журналистами в пуленепробиваемом жилете и тесно облегающем пиджаке свободного кроя рядом с американскими военными, воюющими против ИГ (Организация запрещена в России. – «Профиль»). Он готовил визит китайского президента Си Цзиньпина в США. Ему поручили поспособствовать установлению мира между израильтянами и палестинцами. Наконец, он должен обеспечить реформу уголовных судов, перестроить систему администрации, позаботиться о ветеранах и, помимо прочего, положить конец опиоидной эпидемии в ряде штатов.

Такое сосредоточение официальных постов в кругу семьи больше характерно для автократических государств Средней Азии. Супружеская чета, до сих пор чувствовавшая себя в своей тарелке преимущественно на рынке недвижимости и на вечеринках нью-йоркского высшего общества, теперь играет одну из главных ролей в правительстве страны. Иванка Трамп и Джаред Кушнер не избирались ни на один из постов, не являются членами ни одной из партий и не имеют опыта политической рутины, если выражаться политкорректно. Кроме того, оба они имеют возможность использовать свое нынешнее положение в том числе и в интересах своего бизнеса. То, что эти двое вдруг получили в Белом доме столь большое влияние, вызывает вопросы не только этического, но и конституционно-правового характера. Карьерный взлет четы Трамп/Кушнер не может не вызвать сомнений относительно того, насколько эффективно работает механизм демократического контроля.

Вместе с тем критики президента оказываются в непростом положении: возможно, им следует радоваться проявлению непотизма, коль скоро родственники президента оказывают на него сдерживающее влияние? Но тогда в чем заключалась их «положительная» роль в связи с президентским запретом на въезд в США для граждан мусульманских государств или с попыткой оставить миллионы американцев без медстраховки?

Иванка и Джаред – выходцы из кругов, близких к демократам, в которых их теперь считают предателями. В свою очередь, супруги пытаются сигнализировать «своим»: мы на стороне добра. Один из друзей Иванки поведал журналу Vogue, что та половина Америки, которая ненавидит Дональда Трампа, любит его дочь. В семействе Трампов она должна олицетворять добро, быть той женщиной, которая урезонивает папашу. Обезумевшего абсолютного властителя, удерживать в узде которого по силам только его славной дочке. Похоже на сказку, однако часть американцев смотрит на Иванку и Джареда в надежде, что все будет не так плохо, как они опасались. Такая видимость цивилизованности и упорядоченности Трампу сейчас как нельзя кстати.

Кушнер против Бэннона

Не считая нескольких благожелательных комментариев после удара по Сирии, президентство Трампа предстает чередой недель-катастроф. Провал реформы здравоохранения, расследование относительно российских связей его предвыборной команды, бесконечные отставки, увольнения, скандалы – практически ни дня не проходит без очередных пугающих новостей из Вашингтона.

Со взлетом Иванки и Джареда в последние недели связано в том числе и ослабление позиций правых фанатиков. В числе «задвинутых» или «вынужденных подвинуться» – главный стратег Трампа Стивен Бэннон, его бывший советник по безопасности Майкл Флинн и пресс-секретарь Киллиан Конвей, не так давно заявлявшая, что Обама мог организовать слежку за Трампом при помощи СВЧ-печей.

Между Джаредом Кушнером и Стивеном Бэнноном несколько недель продолжается открытый конфликт. От исхода схватки двух альфа-самцов зависят ответы на главные вопросы и вектор президентства Дональда Трампа. Бэннон считается архитектором стратегии America First («Первым делом Америка»), принесшей Трампу победу, которая нацелена прежде всего на разочарованных белых американцев: нет – иммиграции, да – протекционизму в экономике, нет  – глобализации, нет – военному вмешательству за рубежом. Те же, кто объединяется вокруг Иванки и Джареда, не верят в изоляционизм, их не смущает возможность участия в происходящем в мире, и они не так восстают против свободы торговли. В лагере Бэннона их считают «глобализаторами», задумавшими предательство избирателей Трампа.

Свидетельств, что в скором времени «крыло Кушнера» может одержать верх над «крылом Бэннона», становится все больше. Недавно главный стратег был вновь выведен из состава Совета национальной безопасности. Военный удар против Асада тоже обернулся для него поражением. В интервью газете The New York Post 11 апреля президент признался: да, он любит Стива, но на самом деле тот примкнул к его предвыборной команде достаточно поздно. В этих словах не чувствуется горячей поддержки.

В рейтинге личных предпочтений Трампа на первом месте – семья, на втором – лояльность. Трамп обыкновенно вознаграждает тех, кто всегда был на его стороне. Но семья в любом случае превыше всего. Опять-таки именно семья оказалась в лучах софитов во второй уикенд апреля, когда Трамп принимал своего китайского коллегу Си Цзиньпина в собственном гольф-клубе во Флориде. Внуки Трампа Арабелла и Джозеф – дети Иванки и Джареда – получили возможность выступить, как это бывает на семейных торжествах. Они прочитали высокому гостю китайское стихотворение и спели народную песню. Си, в свою очередь, был вынужден аплодировать. Неловкий момент. К слову, советником, сидевшим рядом с китайским президентом за трапезой, был все тот же Джаред Кушнер. Впрочем, Си должен быть в курсе его функции: в Китае таких людей называют «августейшими отпрысками». Дети власть имущих там пользуются привилегиями, о которых простые смертные не могут даже помыслить.

Доченьки-доченьки

Трампу нравится, когда дочь рядом, тем более в минуты его триумфа. Ей выпадает честь быть рядом с ним там, где обычно стоят жены политиков. Во время исторических речей, вечером после его избрания, на балу по случаю инаугурации. Если бы это было мерилом влияния, то именно Иванку, а не супругу Трампа Меланию смело можно было бы назвать первой леди.

Иванке диковинным образом удается одновременно смотреть на отца как на кумира и сохранять имидж человека независимого, самостоятельно мыслящего, но одобряющего действия Трампа.

Она искусно ведет двойную игру. С одной стороны, подчеркивает полную дочернюю лояльность. С другой – признает его слабости, связанные как с личностью, так и с политикой Трампа. Тем самым она обретает индивидуальность и, похоже, становится совершенно необходимой ему.

Не впервые в истории США президентским дочерям выпадает больше чем репрезентативная роль. Элис Ли Рузвельт Лонгворт, старшая дочь Теодора Рузвельта, вышла замуж за конгрессмена, впоследствии ставшего спикером палаты представителей. Уже это выделяло ее из других его дочерей. Элис не только стояла рядом со своим отцом, когда в День благодарения он по традиции «миловал» индюка; по его поручению она совершала зарубежные поездки, в том числе во главе дипломатических миссий – в Китай, Корею, Японию и даже на Филиппины. Она не только представляла президента, но и творила политику.

Джулия Никсон, дочь Ричарда Никсона, тоже была не просто статисткой в идеальной семье. Под занавес его президентства, в разгар уотергейтского скандала, она вступалась за своего отца, которого обвиняли во лжи. Она была женщиной, вставшей на его сторону и до последней минуты пытавшейся предотвратить отставку.

И тем не менее, вероятно, ни одна из президентских дочерей не наслаждалась столь очевидно своим влиянием на могущественного отца, как Иванка Трамп. Во время предвыборной кампании она попросила его позаботиться об увеличении пособия на детей и о продлении отпуска по уходу за ребенком. «Папочка, папочка, это непременно нужно сделать», – молила она. Трамп уступил дочери, хоть ее просьба и не согласовывалась с его планами уменьшить роль государства и сократить налоги.

Обычная семья

Иванка и Джаред стараются, несмотря на свое богатство, казаться более-менее обычной семьей, которой не чужды более-менее обычные проблемы. Иванка любит перечислять страны, в которых она побывала в свои молодые годы и где она не только занимается бизнесом, но и любит посидеть в ресторанах, где не подают американскую еду. В этом ее отличие от отца, пишет она, и сходство со второй женой Трампа Иваной, ее матерью, вместе с которой она уже «объездила полмира». Американка увидела, что мир «полон интересных, увлеченных и невероятно энергичных людей». И, главное, тех, кто никогда не был ни в одном из небоскребов ее отца.

«Мой отец скорее домосед», – пишет Иванка. Будь его воля, он бы редко выезжал за пределы Нью-Йорка: «Для него идеальный вечер – посмотреть американский футбол в своем пентхаусе». Даже в поездках он предпочитает, чтобы все оставалось под контролем, и потому старается останавливаться в собственных отелях – Mar-a‑Lago в Палм-Бич и Golf-Resort в Нью-Йорке или Нью-Джерси. Съедает Трамп чаще всего стейк с картофелем фри, запивая колой лайт с кубиками льда.

Не совсем понятно, что думает Трамп о своем зяте Джареде Кушнере, который ни чуточки на него не похож. Но очевидно, он его принял. Трамп видит в Джареде не столько конкурента, сколько полного амбиций юнца, который пытается сравняться с гроссмейстером на рынке недвижимости, то есть с ним. Да, Кушнер больше инвестировал в свою высотку на Пятой авеню, чем его тесть в «башню Трампа». Зато небоскреб Джареда ниже на целых 55,2 метра. «Джаред – умный парень, хороший парень, – говорит Трамп. – Кто с ним знаком, понимает, сколько у него плюсов. Думаю, он может быть очень полезен». Кушнер – один из тех, кто следит, кого допускать до президента, кого Трамп должен выслушать, а кого – нет. В эти дни половина Вашингтона добивается его внимания, что дает ему беспрецедентную власть. Его история – это рассказ о судьбе молодого человека, которому все время приходится преодолевать препятствия, чтобы оставаться на коне.

Отпечаток на его личность наложили три психотравмы: тюремное заключение отца, финансовый кризис и… встреча с Дональдом Трампом. Кушнер родился в Нью-Джерси в семье предпринимателя, занимавшегося недвижимостью. Его родители достаточно интересовались политикой, чтобы жертвовать внушительные суммы кандидатам от демократов. Отец Кушнера Чарли внес в партийную кассу как минимум полтора миллиона долларов, в том числе на кампанию Хиллари Клинтон, и сам подумывал податься в политики. Но его подкосила некрасивая история с финансами. Старший брат Чарли обвинил его в хозяйственной безалаберности – это было в начале нулевых. Одновременно бывший бухгалтер донес, что пожертвования переводились не из личных средств Кушнеров, а со счетов компании. Чарли верил, что его сестра пошла на сделку со следствием. В отместку он подослал к ее мужу проститутку и прислал сестренке компрометирующие фотографии. Сюжет «Клана Сопрано» не так богат интригами. В конечном итоге Чарли Кушнера приговорили к двум годам тюрьмы.

Фото: Chairman of the Joint Chiefs of Staff/Flickr
Зять Трампа Джаред Кушнер разъезжает по миру в качестве своего рода теневого госсекретаря, встречается в Ираке с премьер-министром и предстает перед журналистами рядом с американскими военными, воюющими против ИГФото: Chairman of the Joint Chiefs of Staff/Flickr

Джаред все это время поддерживал отца. Этот эпизод по-настоящему сплотил семью, Кушнеры считали себя жертвами. Это был первый урок для Джареда: семья – прежде всего. Второй урок, после финансового кризиса, гласил: если упорно трудиться, ты обязательно снова встанешь на ноги. Он никогда не испытывал недостатка в деньгах, еще во время учебы в Гарварде он делал миллионы на сделках с недвижимостью. Сокурсники вспоминают о нем как о приятном, но немного чопорном молодом человеке, который предпочитал футболкам костюмные рубашки и избегал вечеринок. После выпуска он уехал в Нью-Йорк.

Кушнер хотел выбиться наверх, но не к богатым, а к красивым и умным – потребность предпринимателя-девелопера в общественном признании. Ради этого он обзавелся собственной газетой The New York Observer, уважаемой, немного чудаковатой, с легким налетом дендизма, за которую выложил 10 млн долларов. Уже тогда такой шаг считался чудовищно старомодным.

С Иванкой его свел общий знакомый. После не самого удачного начала отношений и непродолжительного расставания он убедил ее перейти в иудаизм и выйти за него замуж. В числе их друзей медиамагнат Руперт Мэрдок и его бывшая жена Уэнди Дэнг, а также дочь Хиллари Клинтон Челси и ее муж.

Во время предвыборной кампании Трампа, поначалу проходившей без какого-либо плана и даже безрассудно, Кушнер выработал идеи по налоговой реформе и совершенствованию торговых соглашений. Шаг за шагом он пробивался наверх, пока наконец не возглавил крупный дата-центр с сотней сотрудников, отвечавший за планирование кампаний в Facebook, продюсирование видеороликов и поиски волонтеров. Кушнер стал мозгом кампании. «Меня интересует одно: как с минимальными затратами донести мысли Трампа до потребителей?» – рассказывал Кушнер.

Молчаливый кукловод

После победы Трампа он вместе с Иванкой и их детьми живет в Вашингтоне, в элитном районе Калорама, можно сказать, по соседству с Бараком и Мишель Обама. Однако с переездом в столицу прошлое Кушнера вдруг оказывается как под лупой. Выясняется, что интерес к его небоскребу проявляли китайские инвесторы. И, если Кушнер одновременно ведет с дипломатами КНР переговоры о визите китайского президента, это чревато опасным наложением экономических интересов на политику.

Переплетение бизнеса и политики может стать для него проблемой. Расследуются и контакты Кушнера с Россией. В декабре он встречался с российским послом и главой государственного Внешэкономбанка, попавшего под американские санкции. Теперь секретный комитет сената, проверяющий подозрения относительно влияния России на американские выборы, хочет заслушать Кушнера.

Впрочем, все это до сих пор не мешало ему приумножать собственное влияние. Любой, кто хочет сегодня к чему-то склонить правительство, должен разговаривать с Кушнером, который на протяжении месяцев, не афишируя своей деятельности, строил мосты с предполагаемыми противниками: с китайцами, с министром иностранных дел Мексики. Лоббисты, иностранные послы, главы зарубежных правительств и предприниматели знают: Кушнер – это канал в Белый дом. Он – амортизатор правительства Трампа, дипломат, молчаливый кукловод. Поставленная перед Кушнером задача – взломать закрытую структуру администрации в рамках нового поста главы «Управления американских инноваций» – дает ему колоссальное влияние в министерствах. Трамп заявил о намерениях урезать бюджет важных ведомств, и Кушнер должен перестроить американское государство, сделать его компактней и эффективней.

Кроме того, он завязал контакты с менеджерами крупных концернов, включая Тима Кука из Apple, Джинни Рометти из IBM и главу Tesla Илона Маска. Их собственные идеи должны поспособствовать масштабной перестройке американского государства. Пока Кушнер допускал немного ошибок, и экономические круги реагируют на его деятельность в основном положительно.

Не исключено, что Иванка и Джаред наложат отпечаток на президентство Трампа и, возможно, помогут «детоксикации» «бренда Трамп». Но президентская власть не у них, а у старика. У человека, который разъезжал по стране в амплуа врага мусульман, призывающего воздвигнуть стену на границе с Мексикой, у патологического лжеца, апеллирующего к застарелым обидам и расизму простых избирателей. Гламурная парочка не сможет заставить американцев забыть об этом.

Тем более что пока идеологи никуда не исчезли, Стивен Бэннон по-прежнему занимает кабинет в Белом доме. Поборники темных идей отстаивают свое место при дворе. Недавно Бэннон заявил, что он любит добрую ссору. Противоречия между двумя лагерями за последние недели обострились настолько, что Трамп публично призвал Бэннона и Кушнера к сотрудничеству. Но если они не исправятся, отставка на самом деле может грозить только одному из двоих задир. Второй – член семьи.

Публикуется в сокращении

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru

24СМИ

новости