19.01.2014 | Клаус Бринкбоймер | Бернхард Цанд

Китайские грезы

Председатель КНР Си Цзиньпин Фото: EPA/NARONG SANGNAK

Компартия Китая хочет провести реформы и изменить страну – без расширения свобод и укрепления демократии

Отвага может быть необходимой или безумной, оправданной или бездумной. Чжан Сюэчжон это понимает, равно как и то, что он должен действовать осторожно. Казаться мягким, безобидным, умеренным. И это ему удается: тихий голос, невысокий рост, улыбчивое лицо, рубашка в клеточку, темные щетинистые волосы, неприметная внешность. Но Чжан произносит слова, полные революционной тоски. Адвокату и профессору права Чжану Сюэчжону 33 года, у него есть жена и дочь. Он сидит в кафе-мороженом в торговом центре. Чжан убежден: «Единственно верное, что может сделать коммунистическая партия, – самоустраниться. КПК утратила свою легитимность». Через несколько минут он добавляет: «Чтобы чего-то добиться в политике, порой необходима толика радикализма». И еще: «Я хочу свести вместе пятьдесят—сто человек. Это должны быть люди с репутацией, ведь наша легитимность определяется именно ею». Если Чжану удастся реализовать задуманное – собрать «группу личностей» и разработать «декларацию о независимости», его жизнь станет опаснее. Правительство Китая ничего так не боится и ничто так не преследует, как попытки оппозиционеров сформировать коалицию. Даже безобидные посты в Сети с похвалами в адрес правительства безжалостно удаляются цензурой, если они могут быть истолкованы как сигнал к сбору. В Китае брожение, и пока трудно сказать, к чему все это приведет. Минувшей осенью партия заявила: пришло время перемен. И анонсировала серьезные реформы. По всей стране идет пропаганда «китайской мечты», являющей собой патриотический коктейль из роста ВВП, заботы об экологии, отхода от политики «одна семья – один ребенок» и борьбы с коррупцией. Однако пока неизвестно, какие из названных тезисов действительно будут претворены в жизнь и как Китай будет выглядеть через десять или тем более пятьдесят лет. Страна, которой, казалось бы, не привыкать к стремительным внутренним переменам, вступила в очередной этап преобразований и неопределенности. И потому молодые смельчаки, такие как Чжан Сюэчжон, хотят, чтобы правительство поскорее разрешило то, чего оно не намерено разрешать ни за что: гражданское демократическое общество в Китае. Весной 2013 года адвокат Чжан публично процитировал выдержку из конфиденциального документа партаппарата. В нем ЦК КПК приводит семь ложных идеологических тенденций и концепций, угрожающих сегодня китайскому обществу: западное конституционное государство, универсальные ценности, гражданское участие, неолиберализм, принцип западной журналистики, исторический нигилизм и сомнения в китайской политике реформ и открытости. Вскоре после этой публикации по стране прокатилась волна задержаний правозащитников, либеральных интеллектуалов и «больших В.» – так называют пользователей китайского сервиса Weibo, на короткие интернет-сообщения которых подписались свыше 50  тыс. человек. Адвокат Чжан согласился защищать активистку Лю Пинь. После случившегося Чжан пошел дальше: он выложил в Интернете текст своей книги «Новый здравый смысл. О природе и последствиях однопартийного господства». В предисловии говорится: «Коммунистическая партия претендует на то, что она одна в состоянии править страной, в то время как вся нация должна лишь постоянно смиряться с ее господством. Такое неоправданное присвоение власти имеет абсурдные и несправедливые последствия». И далее: «Я предвижу, что эта книга приведет в ярость нынешние власти Китая. Невзирая на это, я напечатаю ее в подходящий момент и, руководствуясь этикой ненасилия, приму все последствия такого шага. Причиной тому не смелость, но вера: режим, который подавляет свободное выражение мнения, нелегитимен». Мало кто из китайцев готов высказываться так откровенно. Например, художник Ай Вэйвей поплатился за это запретом на выезд из страны, постоянной слежкой, арестом и обвинением в неуплате налогов. Адвокат Чжан вздыхает: «Иногда необходимо, чтобы люди попадали в тюрьму и становились символами того, за что выступают. Но партия действует прагматично. Она просчитает, как поступить со мной. Она скрупулезно просчитывает издержки». В шестой главе его книги партийцы, контролирующие народное образование, названы самой коварной группой людей: «Они не жалеют усилий, чтобы с детских лет травить сердца и умы китайского народа. Ведь их собственные сердца и умы уже коррумпированы и отравлены властью, оказавшейся в их руках». Эпилог завершается словами: «Самые жестокие правителите, кто не соблюдает ими же написанных законов. И потому не будет преувеличением назвать Китай тиранией». Книгу скачали 40—50 тыс. пользователей, прежде чем цензура заблокировала все ссылки. Руководство Восточно-Китайского университета политологии и права вызвало Чжана на ковер. Во внутреннем документе профессора обвинили в «распространении своих политических взглядов и злоупотреблении служебным положением преподавателя». В июне неустрашимый Чжан решился на следующий шаг. В своем эссе «Возникновение и угрозы антиконституционной кампании 2013 года», опубликованном опять-таки в Интернете, он приводит высказывание председателя Си Цзиньпина: «Только ноги могут знать, насколько хорошо подходят ботинки». В минувшем декабре Чжан официально был отстранен от преподавательской деятельности и уволен. Лауреат Нобелевской премии мира Лю Сяобо, которого в 2009 году судили и приговорили к 11 годам лишения свободы, хотел изменить Китай незамедлительно и комплексно. В своей «Хартии 08» он настаивал на необходимости ревизии китайского законодательства. Однако большинство его более молодых единомышленников – сегодняшних правозащитников – отличаются большей скромностью. Или, может быть, осторожностью. Они пытаются напомнить правительству о необходимости соблюдать Конституцию и законы. Председатель Си Цзиньпин по случаю 30-летия со дня принятия Конституции в декабре 2012 года назвал ее «законным оружием» граждан, к которому все могут прибегать для защиты собственных прав. Но когда газета «Наньфан Чжоумо» три недели спустя захотела призвать правительство к соблюдению Конституции, центральный аппарат пар- тии в Гуанчжоу перед самой сдачей номера в печать распорядился снять материал. Протесты захлебнулись. За решеткой оказались десятки известных адвокатов и либеральных блогеров, в том числе 18 членов Движения новых граждан. Новый Китай Си Цзиньпина должен казаться современным, стремительным и креативным, боеспособным и мощным. В такую картину теоретически вписывается и статья 5 китайской Конституции: «Никакие организации или частные лица не должны пользоваться привилегиями, выходящими за рамки Конституции и законов». В реальной китайской жизни проблема заключается именно в том, что подобные формулы несовместимы с притязаниями партии на абсолютную власть. Пока что, надеется адвокат Чжан, еще остается открытым вопрос, какой путь изберет новый глава КНР – авторитарный или конституционный. Но на интернет-сайте, на котором еще несколько недель назад можно было прочесть его статью, сегодня отображается человечек в костюме тайконавта: «Извините, этой страницы больше не существует. Вернитесь на предыдущую страницу». Смельчак Чжан Сюэчжон говорит с улыбкой: «Я бы предпочел, чтобы партия признала свои ошибки. Но и если она отойдет от дел без извинений, это тоже будет неплохо».

Новости net.finam.ru

24СМИ

новости