18.10.2013 | Лукас Эберле | Майк Гроссекатхефер | Кристоф Шойерманн

Рабы на берегах Персидского залива

Только с июня по август в Катаре скончались 44 рабочих из Непала. В большинстве случаев причиной смерти стали инфаркты или несчастные случаи на стройках

Фото: shutterstock.com

Пит Пэттисон ждал прибытия Ганеша в аэропорт Катманду 11 дней. Ганеш был родом из села, расположенного в 12 часах езды от столицы Непала. Он считался выносливым работником, поэтому семья послала на стройки Катара его. На родину Ганеш вернулся в красном деревянном гробу, ему исполнилось всего 16 лет.

Пит Пэттисон, англичанин, работает учителем и попутно как журналист изучает современные формы рабства. В Непал Пэттисон переехал 8 месяцев назад. До этого он знакомил с азами демократии учеников одной из лондонских школ. На позапрошлой неделе на страницах газеты The Guardian Пэттисон рассказал о судьбе Ганеша и о других аналогичных случаях. Только с июня по август в Катаре скончались 44 рабочих из Непала. В большинстве случаев причиной смерти стали инфаркты или несчастные случаи на стройках, что подтверждается документами из посольства Непала в Катаре.

В 2022 году Катар должен принять чемпионат мира по футболу. До этого времени эмират планирует инвестировать в новые дороги, гостиницы, скоростные железнодорожные магистрали и стадионы порядка $100 млрд. Строители-гастарбайтеры, такие же, как Ганеш, вкалывают в 50-градусную жару за гроши. Они — новые рабы на берегах Персидского залива. Печальная судьба постигла не только 44 непальцев. Так, после публикации The Guardian посол Индии сообщил, что за первые пять месяцев текущего года умерли 82 рабочих из Индии. Кроме того, 1460 индийцев обращались с жалобами на плохие условия труда. Как опасаются в Международной конфедерации профсоюзов, к моменту первого свистка на спортивных стройках Катара могут погибнуть до 4 тыс. человек.
Информация о смерти непальцев потрясла мир. Специальный советник Генерального секретаря ООН по спорту Вильфрид Лемке еще 27 сентября провел телефонную конференцию с сотрудниками организации в Нью-Йорке. Сейчас он изучает целесообразность направления в Доху представителей ООН. Вариант, при котором Катар лишат права принимать чемпионат мира, по словам Лемке, «должен рассматриваться как последнее средство давления со стороны ФИФА».
Президент Германской футбольной лиги Райнхард Раубаль добавляет: «Нельзя проводить чемпионат мира, построенный на системе рабства и безжалостном отношении к человеческой жизни. Это вопрос репутации мирового футбола и его нравственных принципов».
На крупные стройки в Катаре каждый год приезжают более 100 тыс. человек только из одного Непала. Пэттисон провел неделю с непальцами, работающими в Дохе. Он видел мужчин, которых держали, как скот, по 12 человек в тесных комнатушках. Они были вынуждены пользоваться грязными туалетами; на несколько сотен человек имелось всего две кухни. В комнате рядом с посольством Непала он обнаружил десятки рабочих, сбежавших от работодателей. У многих трудовых мигрантов после въезда в страну изымают паспорта. Нередко приезжают люди, обремененные большими долгами, поскольку у себя дома они платят за трудоустройство кадровым агентствам. Потому выбирать не приходится: они вынуждены работать, какими бы тягостными ни были условия труда в пустыне. Еще шесть месяцев назад посол Непала назвала Катар «тюрьмой открытого типа». На позапрошлой неделе ее отозвали.
Эмир Тамим бен Хамад аль-Тани и его отец Хамад, основатель современного государства, воспринимают такие разоблачения болезненнее, чем другие правители в регионе. Подобная информация бросает тень на «катарское чудо»: ни один приличный житель Катара не пачкает рук, более 90% рабочих в эмирате — иностранцы, почти половина приходится на долю непальцев, остальные — приезжие из Индии, Пакистана или Индонезии. До сих пор считалось, что эксплуатацией и нечеловеческими условиями труда отличаются, скорее, другие государства Персидского залива, такие как Саудовская Аравия или Объединенные Арабские Эмираты. Катар любит изображать себя чистенькой монархией, верной своей миссии. Это крохотное государство, инвестирующее в дипломатию, искусство, образование, спорт и понимание между народами, — своего рода маленькая Швейцария, омываемая водами Персидского залива. В частности, поэтому эмирату доверили проведение ЧМ по футболу.
Шейха Муза, жена прежнего и мать нынешнего эмира, предложила американским университетам, таким как Корнелльский или Джорджтаунский, открыть филиал в Дохе. Каждый год по ее приглашению представители международных благотворительных организаций устраивают здесь конференцию. А в рамках Дохийских дебатов обсуждается вопрос, как сделать нашу планету чуточку лучше.
В котлованах Катара ситуация иная. В Лусейл-Сити, на окраине пустыни, растет гигантский город, в котором позднее будет построен стадион для проведения финальной встречи футбольного чемпионата. Гастарбайтеры асфальтируют дороги под палящими лучами арабского солнца.
Журналист Пэттисон ездил к родителям Ганеша в Непал. Они сожгли тело юноши в родном селе на берегу реки, как требует древняя традиция. «Мой сын всегда был сильным и здоровым. За всю жизнь у него ни разу не было даже кашля, — говорит его отец. — Мне хочется одного: никогда больше не слышать названия этой страны».

КОНТЕКСТ

21.07.2017

Угнетенный от правящей партии

Президентом Индии стал выходец из касты неприкасаемых Рам Натх Ковинд

04.07.2017

Телевизор в песках

Как «Аль-Джазира» совершила революцию в арабском мире

12.06.2017

Игра престолов и аятолл

Кто помирит ближневосточные монархии, которые рассорил президент США Дональд Трамп

Новости net.finam.ru

24СМИ

новости