29.05.2018 | Александра Кошкина

Здесь что-то нечисто

Как Россия лишилась уникальной системы переработки мусора, которую у нас перенял Запад

Фото: Олег Бородин

Удивительно, но факт – в России никогда не было мусорных бунтов. В отличие от Европы, которая страдала от чумы и других инфекций гораздо чаще. Так, одной из причин июньского восстания 1832 года в Париже была эпидемия холеры, забравшая жизнь политического деятеля Франции Максимилиана Ламарка. Именно на его похоронах начались массовые волнения. Нетрудно догадаться, что зараза разгуливала по городу не просто так. Париж в те времена буквально утопал в отходах, которые горожане беззаботно выливали на улицы прямо под ноги прохожим.

Или более свежий пример – так называемый неаполитанский мусорный кризис, начавшийся в 2007 году. Засилье мусора на юге Италии поставило перед правительством задачу убрать его в кратчайшие сроки. Поскольку местные полигоны и свалки оказались переполнены, было решено вывезти отходы на остров Сардиния. Однако жителям острова и экологам эта идея не понравилась, начались митинги и различные акции протеста. В итоге переработать итальянский мусор согласилась Германия, но проблема до сих пор до конца не решена. Еще пример – львовский мусорный кризис в 2016–2017 годах. После того как пожар на Львовском полигоне в мае 2016 года унес жизни нескольких человек, стало очевидно, что его пора закрывать. Однако соседние области Украины, как и в Италии, отказались принимать чужой мусор, местные жители стали блокировать львовские мусоровозы.

Оба примера очень напоминают ситуацию, с которой сегодня столкнулся московский регион. И, как свидетельствует история, так остро проблема с мусором перед Москвой еще никогда не стояла.

Даже царь сел в лужу

Точкой отсчета в «мусорной» истории эксперты считают 9 апреля 1699 года. В тот день Петр I издал указ «О наблюдении чистоты в Москве и о наказании за выбрасывание сору и всякого помету на улицы и переулки», который стал предвестником создания жилищно-коммунального хозяйства.

В тот день царь Петр I выехал из Кремля в карете и застрял прямо на Красной площади. «Стояла весна, и плюс ко всему Красная площадь выглядела тогда иначе, там были одни ямы, наполненные мутной водой, – рассказал директор Центра исследования и разработки инфраструктурных проектов ВШЭ Виктор Колесник. – Одним словом, его карета угодила в яму, и слуги никак не могли ее вытащить. Царь был в бешенстве и таскал всех за волосы, поскольку бороды на тот момент им были уже запрещены. И когда карету наконец вытащили, он потребовал бумагу и прямо в этой карете написал указ».

Документ запрещал выкидывать мусор на улицы, обязывал следить за чистотой дворов и мостовых. «Кто станет по большим улицам и по переулкам всякий помет и мертвечину бросать, такие люди взяты будут в земский приказ, и будет им за это учинено наказание – битье кнутом, да с них же взята будет пеня», – говорилось в указе. Знать, как правило, отделывалась штрафом, беднякам же приходилось терпеть кнут. Но эта мера помогла – с тех пор мусора на улицах и правда стало меньше.

Однако грязь была не только из-за выливавшихся помоев. Неудобство доставлял и чернозем, завозившийся в город для огородов и садов. Для таких садоводов указ устанавливал особенный налог – не деньгами, а булыжниками, которыми они должны были укладывать улицы. «Так многие улицы в нашей белокаменной замостились в результате попадания Петра в огромную лужу», – отметил Колесник.

Впрочем, и до указа Петра I были попытки навести порядок в столице. В 1649 году это сделал царь Алексей Михайлович, утвердив свод законов, известных как «Соборное уложение». Среди ряда документов был наказ «О градском благочинии», после которого в городе появились служивые, обязанные следить за чистотой улиц и нравов. Позже их стали называть дворниками.

«Их обычно набирали из бывших солдат, унтер-офицеров, поэтому у них было очень много функций, – рассказал Колесник. – Они были обязаны знать, кто и где проживает, присматриваться ко всяким подозрительным личностям и воришкам, предупреждать о сборищах воров, присутствовать в качестве понятых. В советское время дворники тоже оказывали содействие милиции». Хотя все-таки большая часть наказа посвящена созданию пожарной службы и правилам поведения, которые должны были снизить риски и последствия от огня.

Санкт-Петербург царь Петр I строил уже с учетом тех недостатков, которые были выявлены в Москве. Система канализации закладывалась при строительстве архитекторами изначально. «Петр постоянно держал в поле зрения архитекторов идею, что должно быть улучшено качество жизни, в первую очередь в сфере благоустройства, – отметил Колесник. – И, кстати, гораздо позже, когда в Санкт-Петербурге уже появилось большинство улиц, он издал еще один указ, согласно которому жители каждых десяти дворов должны были избирать десятского, а этот десятский должен был следить за состоянием улиц, и полагалось ему мусор сметать каждое утро».

Отходы горожане выбрасывали в выгребные ямы. Однако нужно понимать, что мусора в современном его понимании в ту пору не было. «Морфология отходов была другая, – объяснил Колесник. – Упаковок от продуктов в таком количестве, как сейчас, не было. А был помет. Что это такое? Это то, что производит природа, это пыль, трава, листья, отходы лошадей, кости разные. Помои, одним словом. Поэтому помойные ямы были. То, что можно было сжечь, сжигалось. Народ достаточно бережно относился к тому, что можно было использовать повторно. А что нельзя было – выливалось. И в реки в том числе».

Даже в те времена нельзя было назвать чистыми ни Москву-реку, ни Неву. Туда сбрасывались нечистоты летом, вывозились на лед зимой. Как известно, на месте современных Чистых прудов в Москве в царские времена находились «Поганые болота». Название было не случайным: как полагают некоторые историки, хозяева мясных лавок на соседней Мясницкой улице регулярно сбрасывали туда отходы. Из «Поганых» в «Чистые», согласно самой распространенной легенде, они превратились благодаря сподвижнику Петра I Александру Меншикову, который велел очистить пруды и запретил сливать в них всякий помет.

Grosvenor Prints⁄Mary Evans Picture Library⁄Vostock Photo
В XIX веке эпидемия холеры, которая из-за антисанитарии часто возникала в Париже, стала одной из причин массового бунтаGrosvenor Prints⁄Mary Evans Picture Library⁄Vostock Photo

Антисанитарная Европа

Несмотря на все нюансы бытовой жизни, Москве было далеко до зловония европейских городов. «Надо признать, что Москва-река была гораздо чище той же Темзы или Сены», – констатировал Колесник.

Известно, что Париж XVII века жил по принципу «всё на улицу». Помои и содержимое ночного горшка выливались прямо из окон, порой даже без предупреждения. «В XIII веке во Франции появился указ, что парижане не имеют права выливать помои из окон на улицы, дабы не поливать проходящих внизу, – рассказал Колесник. – Поскольку закон никак не исполнялся и штрафы они практически не платили, то через полтора века они приняли новый закон, в котором разрешалось горожанам выливать помои, но прежде чем сделать это, следовало трижды прокричать предупреждение». Так и появилась «мода» на широкополые шляпы наподобие тех, что носили три мушкетера из романа Александра Дюма. Главной функцией этих шляп была защита головы и одежды от нечистот, которыми могли внезапно окатить жители верхних этажей. Наверно, не стоит объяснять, почему стало принято снимать шляпу при встрече с дамой.

«В середине XIX века окна в английском парламенте вообще невозможно было открывать, – продолжил Колесник. – Они никогда и не открывались. И даже стоял вопрос о строительстве нового здания. А все потому, что Темза на тот момент практически была превращена в отхожее место: под Виндзорским замком находилось более полусотни переполненных выгребных ям. Поэтому королевская семья постоянно страдала от всяких хворей. В 1850 году в Лондоне уже жили более 20 тысяч человек, этот город был ярким примером антисанитарии».

Впрочем, возникновению эпидемий способствовали не только помои на улицах города. Дело в том, что европейцы до XIX века практически не мылись. Тогда считалось, что всякая зараза передается через воду, поэтому люди лишний раз предпочитали ее не касаться. Смрад, который исходил от немытых тел, перебивали при помощи духов. Не случайно именно в Париже они получили наибольшую популярность.

В России же, наоборот, практически в каждом дворе стояли бани. Причем мылись в них все: и мужчины, и женщины, и старики, и дети. Общие бани приводили европейцев в шок. Они считали это непристойным и диким.

Lebrecht Music and Arts Photo Library⁄Alamy Stock Photo⁄Vostock Photo
В России в XIX веке активно заселялся Санкт-Петербург, изначально имевший канализацию и десятских, убиравших улицы каждое утроLebrecht Music and Arts Photo Library⁄Alamy Stock Photo⁄Vostock Photo

Чем лучше живем, тем больше грязи

Однако, несмотря на все царские указы, московским дворам все равно было далеко до современных улиц. Для наглядности историки любят цитировать газету «Русская летопись» 1871 года, которая описывала Красную площадь не самым лестным образом: «У памятника Минину и Пожарскому – настоящая зараза от текущих по сторонам вонючих потоков. Около памятника будки на манер парижских писсуаров, к ним и подойти противно».

В 1893 году в Сокольниках началось строительство первой канализации. Заработала она только летом 1898 года и обслуживала около 3 тысяч домохозяйств. «После этого уменьшилась заболеваемость и, соответственно, смертность, – отметил Колесник. – Так ситуация стала постепенно улучшаться».

В следующий раз, по его словам, темой озаботились советские власти в 30‑х годах XX века. «Была попытка объединить дворников, которые как бы принадлежали к жилищно-коммунальным конторам, и конторы утильсырья, то есть хотели создать некую централизованную систему, чтобы дворники собирали мусор и передавали его в организации, где он сортируется и отправляется дальше, – рассказал эксперт. – Тряпье – на повторную переработку, бумагу – на повторную переработку, хотя на тот момент сбора макулатуры как такового не было. То же самое со стеклом и металлом». Однако этим планам помешала Великая Отечественная война.

В послевоенное время отходов в принципе было достаточно мало, поэтому особых проблем мусор не доставлял. Этот вопрос встал перед властями только в 60‑х годах, когда начался рост благосостояния населения, особенно в больших городах. «Дорога к цивилизации всегда вымощена мусором, – отметил Колесник. – Количество бытовых отходов стало расти. Возникла необходимость в налаженной службе ежедневного их удаления. Поскольку количество этих отходов стало кратно увеличиваться, то озаботились и проблемой их переработки».

Елена Пальм⁄Интерпресс⁄ТАСС
В СССР повсеместно действовали пункты приема различного вторсырья: макулатуры, ткани, стекла и металла. Этот опыт в настоящее время использует большинство развитых странЕлена Пальм⁄Интерпресс⁄ТАСС

Светлое прошлое

Именно тогда появились такие крупные организации, как «Вторчермет» или «Вторцветмет». Вторичное сырье собиралось, сортировалось и перерабатывалось. «Именно в Москве появился первый мусоросортировочный завод в мире, – рассказал Колесник. – Потом иностранцы, которые на тот момент просто задыхались от мусора, приезжали сюда, и практически все наши наработки перекочевали в Европу. Там они были внедрены и развиты, а мы с тех пор худо-бедно топтались на месте».

В СССР была выстроена целая система приема вторсырья. Работали пункты, которые принимали макулатуру, взамен давали талоны на новые книги. За сдачу других отходов платили деньги. Работали и разъездные пункты: по определенному графику в разные районы ездили машины, которые принимали вторичное сырье.

«Бумага отправлялась на бумажные комбинаты, технология повторной переработки бумаги к этому времени уже появилась, – отметил эксперт. – В основном из нее изготавливали туалетную бумагу или упаковочные сорта бумаги. Принимались и ткани. Их распускали на нити и использовали для изготовления всякой ветоши, разных вторичных материалов. То, что можно было сжигать, отвозилось на цементные заводы».

Но в советское время не было такого количества упаковки, как сейчас. Практически не было пластика, хотя уже появлялись ПЭТ-пакеты для молока и сметаны. Товар упаковывался в крафт-бумагу. Для переноса жидкостей использовались многоразовые бидоны. Впрочем, и таре из стекла находили применение несколько раз – достаточно было просто ее помыть. Те же автоматы с газированной водой были со стеклянными, а не пластиковыми стаканами: они автоматически промывались после каждого использования.

Советские ученые, конечно, понимали, что в будущем количество мусора будет только нарастать, но даже они не представляли, насколько скоро это произойдет. Поэтому старые полигоны оказались переполнены гораздо быстрее, чем рассчитывалось. А с распадом СССР в прошлое ушла и система утилизации мусора, которой в настоящее время активно пользуются европейские страны. Так спустя много веков мы поменялись местами. Европа переняла и усовершенствовала советский опыт переработки отходов, Россия впервые оказалась на пороге масштабных мусорных бунтов.

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru