20.02.2018 | Александра Кошкина

Забрать свое и попасть в долги

Иски АСВ к вкладчикам обанкротившихся банков соответствуют закону, но противоречат здравому смыслу

Фото: Shutterstock

Можно ли стать должником банка, не заняв у него ни копейки? Оказывается, можно. Для этого достаточно стать счастливым вкладчиком, успевшим забрать свои деньги из банка за месяц до его банкротства.

Но радость может быть преждевременной. Представьте, что в этом случае временная администрация в лице Агентства по страхованию вкладов (АСВ) подает на вас в суд, обвинив в том, что вы действовали, получив инсайдерскую информацию. В качестве доказательства – картотека платежей, которые банк в то же время не смог выплатить другим клиентам. И суд на этом основании признает ваш перевод средств в иное финансовое учреждение недействительным. Теперь вы должны банку, а АСВ должно вам страховку. И если на вашем счету было 2 млн рублей, то получить выплату на сумму больше 1,4 млн рублей вряд ли удастся. Как такое вообще возможно, разбирался «Профиль».

В начале февраля конфликтом между АСВ и вкладчиками рухнувших банков озаботились в Государственной думе: председатель комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослав Нилов попросил Центробанк проверить обоснованность исков агентства. По его словам, требования АСВ вернуть деньги, снятые со счетов в течение месяца перед отзывом лицензии у банка, в некоторых случаях «вызывают обоснованные сомнения».

Массовая ликвидация банков, наблюдаемая в последние годы, снижает уровень доверия населения к финансовым организациям, полагает депутат. Поэтому при малейших подозрениях в их несостоятельности вкладчики снимают накопления. АСВ, по словам Нилова, в таких случаях зачастую подходит формально, ссылаясь на наличие картотеки неисполненных платежей перед другими клиентами на момент снятия. «Получается, Агентство по страхованию вкладов выступает в странной роли государственного коллектора, выбивающего деньги из граждан вместо выполнения своих прямых функций – обеспечения сохранности их вкладов и принятия мер по защите интересов вкладчиков», – заявил Нилов.

АСВ, в свою очередь, настаивает, что не может не судиться с вкладчиками, которых заподозрило в нечистоплотности. Поскольку в данном случае агентство защищает интересы других кредиторов – тех, кто не успел забрать свои деньги вовремя. Более того, данная работа является обязанностью АСВ. «Если агентство не будет исполнять свои обязанности перед законом, велика вероятность, что к нему будут предъявлены иски о взыскании ущерба, причиненного незаконным бездействием», – заявила «Профилю» директор Экспертно-аналитического департамента АСВ Юлия Медведева.

На сегодняшний день число таких исков достигло сотни. В основном это клиенты Татфондбанка, ИнтехБанка и Военно-промышленного банка. Как уверяют в АСВ, в этих банках было замечено беспрецедентное по объему дробление крупных вкладов и остатков по счетам юрлиц. В мошеннических схемах участвовали сотни физических лиц, более тысячи их лицевых счетов, а операции проводились в более чем 150 кассах банков.

«Например, в Татфондбанке в  преддверии отзыва лицензии 400 человек получили в полном объеме свои средства на общую сумму более двух млрд рублей, – рассказала Медведева. – При том, что всего в этом банке 12 тысяч кредиторов первой очереди, которые на сегодняшний день получили только 15% своих требований. В том случае, если нам удастся оспорить эти сделки, статус-кво будет восстановлен и требования кредиторов первой очереди будут удовлетворены на равных условиях».

Те вкладчики, которых ввели в заблуждение сотрудники банка, не пострадают, уверяют в АСв. Не оспариваются сделки, совершенные на сумму меньше страховой выплаты – 1,4 млн рублей. Как и стандартные операции, такие, как обналичивание зарплаты.

Однако в начале февраля газета «Коммерсант» привела примеры формального подхода суда в таких разбирательствах. Для разрешения спора в пользу агентства оказалось достаточным лишь того аргумента, что у банка есть картотека неисполненных платежей. «Во многих случаях клиенты не знали и не могли знать о проблемной ситуации в банке, – считает ведущий аналитик ГК TeleTrade Марк Гойхман. – Об этом говорят материалы конкретных арбитражных дел. Вкладчики не виноваты. Вина лежит на тех, кто нарушил закон, выплатив деньги, то есть на банке, представленном совершенно определенными должностными лицами. И фактически отсутствие ответственности банка зачастую покрывается деньгами невиновных вкладчиков».

В случае выигрыша АСВ вкладчик автоматически становится должником рухнувшего банка, так как обязан свои же деньги вернуть. Парадокс еще и в том, что он одновременно приобретает статус кредитора первой очереди, а значит, вправе требовать страховых выплат от АСв. Не много ли лишних действий?

Противоречие норм

Если говорить юридическим языком, подобное опустошение счетов до отзыва лицензии у банка может рассматриваться как случай предпочтительного удовлетворения требований отдельного кредитора несостоятельного должника. И согласно ст. 61.3 закона «О несостоятельности (банкротстве)», такая сделка может быть признана недействительной. Однако, как отмечает само АСВ, это не значит, что недействительными должны быть признаны все сделки, совершенные в банке за месяц до отзыва лицензии. Такие основания есть только у сделок, которые выходят за пределы обычной хозяйственной деятельности банка.

Алексей Совертков⁄«Профиль»
Перед отзывом лицензий более 150 касс банков, по данным АСВ, помогали выводить средства, и участвовало в этом более тысячи счетов физлицАлексей Совертков⁄«Профиль»
Как рассказал партнер коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Максим Платонов, Высший арбитражный суд по этому поводу разъяснял, что бремя доказывания выхода за пределы хоздеятельности возложено на конкурсного управляющего, то есть на АСВ. «На практике же агентство все сделки, совершенные непосредственно перед назначением временной администрации, считает вышедшими за пределы обычной хозяйственной деятельности и требует признания их недействительными, – сказал он. – К сожалению, в последнее время судебная практика очень часто встает на защиту интересов АСВ: суды признают недействительными сделки только лишь на том основании, что на момент их совершения имелись иные неисполненные поручения иных клиентов». В результате «в общий котел» попадают как недобросовестные вкладчики, так и добросовестные.

Партнер юридической фирмы «СМБ Консалт» Максим Плетнев согласен, что АСВ имеет право подавать такие иски и эта практика абсолютно правомерна. «Но вот насколько это целесообразно – большой вопрос, – отметил он. – Конечно, мы должны понимать, что банкиры, часто прикрываясь тем, что выдают деньги простым вкладчикам, попросту выводили деньги из банка, нанося ущерб кредиторам. И такого допускать нельзя. Но АСВ и суды стали подходить к вопросу признания недействительными такого рода операций формально. Хотя могли бы более детально разобраться, что это за вкладчик, как давно ему поступили деньги, которые он снимает, могло ли ему быть известно о наличии проблем у банка, насколько сильно эта операция отличается от предыдущих, им совершенных. Но даже если эта операция и сильно отличается, возможно, на то были веские причины. Это все нужно внимательно исследовать и разбираться с каждой ситуацией, возможно, еще и до обращения в суд».

«Позиция АСВ выглядит очень спорной и неоднозначной, – считает старший юрисконсульт «Центра правового обслуживания» Александр Янюшкин. – Ведь АСВ старается пополнить конкурсную массу за счет простых граждан, что можно расценивать как нарушения базовых принципов гражданского права – равенства участников гражданских отношений, добросовестности при осуществлении и защите гражданских прав».

То, что суды признают снятие вкладов сделками, совершенными вне хозяйственной деятельности, обывателю тоже кажется странным. Ведь банки для того и существуют, чтобы привлекать денежные средства. «Ответ кроется в том, что в законодательстве о банкротстве используются разные подходы к определению сделок, совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности, – пояснил Янюшкин. – По общему правилу это сделки, сумма которых не превышает один процент стоимости активов должника. Но для банкротства кредитных организаций законодатель использует иное определение данной категории сделок, которое существенно расширяет возможности АСВ по оспариванию сделок банка».

Даже если с точки зрения закона позиция АСВ выглядит логично, то с точки зрения здравого смысла – нет. «С какой стати люди не имеют права распоряжаться, как они хотят, своими деньгами? – недоумевает специалист департамента аналитики компании «Аналитика Онлайн» Николай Котов. – Многие законы в нашей стране требуют обновления».

Судебный конвейер

На самом деле аналогичные иски АСВ начало подавать относительно давно. По словам Медведевой, оспаривание сомнительных сделок за три года позволило пополнить конкурсную массу банков‑банкротов на 7 млрд рублей. Нынешняя ситуация выделяется только тем, что носит массовый характер. Именно поэтому эксперт в сфере финансов и банковского дела института «Мирбис» Владимир Григорьев называет ее нетипичной и тревожной.

«В России любое физическое лицо имеет право закрыть свой вклад в банке в любой момент, и банк обязан вернуть ему деньги, – рассуждает он. – И с учетом того, что у нас ежегодно отзывают лицензии примерно у ста банков, даже люди, не являющиеся профессионалами в финансовой сфере, стали больше обращать внимание на состояние банков, в которых хранят сбережения. И если возникают сомнения, то естественно, что человек снимает деньги со счета: лучше потерять проценты, чем крупную сумму».

Президент Ассоциации российских банков (АРБ) Гарегин Тосунян отметил, что именно массовое лишение банков лицензий в прошлом спровоцировало нынешнюю волну судебных исков. «Почти 400 банков были лишены лицензии и переданы под временное управление АСВ, – сказал он. – Агентство решило провести некоторую расчистку проблем, которые уже длительное время висели на нем тяжелым грузом. Их количество уже даже до тысячи доходит. Раньше были единичные иски, и АСВ выигрывало суды. А сейчас получилось, что большое количество людей оказались объектами такого искового преследования».

Некоторые эксперты считают, что таким образом АСВ проводит эксперимент, который может иметь очень серьезные последствия. Как заметил Григорьев, насколько была масштабной чистка среди банков, настолько были велики объемы выплат АСв. «И с учетом общей экономической ситуации делать выплаты становится все сложнее и сложнее, – рассказал он. – И я боюсь, что худшее в этой ситуации то, что сейчас происходит некая апробация механизма, который позволит исключать часть вкладчиков из системы выплат. Это представляется мне возможной и, честно говоря, очень нежелательной перспективой. Потому что принятие закона по страхованию вкладов в 2004 году сыграло колоссальную стабилизирующую роль для нашей финансовой системы».

Егор Алеев⁄ТАСС
Число исков АСВ к вкладчикам, которых заподозрили в недобросовестности, достигает сотни. Таких массовых разбирательств не было никогдаЕгор Алеев⁄ТАСС

Фактор доверия

История с АСВ самым неблагоприятным образом сказывается на главном – доверии населения к банковской системе. По словам Гойхмана, дело не только в том, что в среде вкладчиков растет социальная напряженность, но и в том, что сложившаяся ситуация отбивает у граждан желание размещать средства в депозитах физических лиц.

«Если суд удовлетворит претензии, которые выдвигает АСВ, то, конечно, вкладчики будут с меньшим доверием относиться к банковской системе, а также к правовой системе государства вообще, – согласен Григорьев. – Обвинять человека в том, что он что-то такое тайное узнал и поэтому снял деньги, нелепо. Такие обвинения можно предъявлять только к тем, кто входил в число собственников или в органы управления банка с отозванной лицензией, и к иным лицам, являющимся инсайдерами в соответствии с нормами законодательства. И ни один вкладчик, не входящий в их число, не обязан доказывать свою честность».

При этом люди все равно не перестанут держать деньги в банках. Во‑первых, это выгодно, поскольку по вкладу начисляются проценты, а во‑вторых, это безопаснее, чем хранить сбережения под матрасом. В результате процесс перетекания вкладов в более надежные банки с государственным и иностранным участием усилится. «Гарантированная страховка уже теряет свою значимость, и это способствует перетоку денег в крупнейшие банки. Таким образом, мы наблюдаем тенденцию консолидации, укрупнения и огосударствления банковского сектора», – сказал начальник аналитического управления БКФ Максим Осадчий.

Но не все эксперты с этим согласны. Глава АРБ, к примеру, отметил, что подавляющее большинство претензий АСВ обоснованно: в них и правда фигурируют лица, вступившие в сговор с сотрудниками банков. С теми, кто попал в эту ситуацию случайно, ассоциация готова работать персонально, разбирать случившееся и требовать разъяснений от Верховного суда. Однако пока ни одной жалобы в АРБ не поступало. «Если такие прецеденты есть, то обращайтесь в Ассоциацию российских банков», – советует Тосунян добросовестным вкладчикам.

Поэтому говорить о снижении доверия к АСВ рано, считает он: миллионы людей, получивших страховые выплаты, на своем опыте убедились, что система работает. «Это гораздо больше значит для фактора доверия, чем иски, – отметил Тосунян. – Там есть другие факторы, которые очень сильно раздражают. Например, то, что временная администрация работает по таким расценкам, что большая часть конкурсной массы уходит на их содержание. Там каждый чих оплачивается по самым высоким ставкам. И получается, что лучше быть сотрудником временной администрации, чем кредитором банка».

С другой стороны, как отметил Янюшкин, процедура банкротства крайне редко завершается полным удовлетворением требований кредиторов банка. «Последствия деятельности АСВ – увеличение социальной напряженности, – считает юрист. – Тяжбы ведут к большим расходам АСВ, так как сначала необходимо добиться вынесения решения, затем его исполнить, так как вынесение решения суда совсем не означает, что данные денежные средства получится реально взыскать с гражданина».

Повышение грамотности

Однако у этой истории есть и положительные стороны. Граждане, потеряв доверие к страховке АСВ, начнут искать иные варианты вложения своих капиталов. «Есть множество решений и способов инвестирования денег, более выгодных и безопасных, чем банковские вклады, – рассказал Котов. – Примеров полно: паевые фонды, акции, облигации, инвестиции в недвижимость, различные виды бизнеса, краудфандинг, криптовалюты и так далее. Не каждый из этих видов инвестирования сопряжен с повышенными рисками. Другой вопрос, что люди о них не знают».

Кроме того, эксперты советуют «не класть все яйца в одну корзину». То есть никогда не держать все свои сбережения в одной организации и пользоваться разными финансовыми инструментами. Это позволит не стать банкротом одновременно с банком, в котором вы хранили свои деньги.

Вкладчикам, которые уже попали под иски АСВ, юристы советуют обращаться за защитой к специалистам. «Необходимо использовать все возможности для обжалования решения суда, – сказал Янюшкин. – Обращаться в том числе в Верховный и Конституционный суды. Конкретный набор дальнейших шагов зависит от объема активов, которыми располагает гражданин, объема денежных средств, взысканных по решению суда. Принудительное взыскание – длительная процедура».

«В этой ситуации вкладчикам банков крайне важно иметь как можно больше доказательств, которые бы подтверждали их добросовестность и отсутствие намерений причинить ущерб кредиторам, – советует Платонов. – В некоторых случаях наличие доказательств позволит добиться отказа в удовлетворении требований АСв. К числу таких доказательств могут относиться документы, подтверждающие обстоятельства, в связи с наступлением которых физическому лицу срочно потребовались деньги; документы, которыми было бы подтверждено расходование денежных средств на конкретные цели, и так далее. Не следует оставлять подобные иски без внимания в надежде на то, что суд во всем разберется. Как показывает практика, разобраться суд сможет только лишь в том случае, если сторона спора занимает активную позицию и грамотно отстаивает свои интересы».

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru