Отдых под надзором - Журнал «ПРОФИЛЬ» | PROFILE.RU
23.01.2018 | Иван Дмитриенко

Отдых под надзором

Туристическую отрасль постигла новая серьезная реформа. Власти обяжут россиян в подробностях отчитываться о маршрутах своих турпоездок

Фото: Shutterstock

Российскую туристическую отрасль постигла новая серьезная реформа. С введением системы «Электронная путевка» (ЭП) власти получат информацию о каждом продаваемом в стране турпакете. Формально система действует уже с 1 января, но на деле ее доработка продолжается, и что получится в итоге, участники рынка лишь гадают.

Хотя уже понятно, что на плечи туроператоров лягут миллионные расходы на подключение и освоение технологической новинки. По словам экспертов, небольшие игроки могут не потянуть такие требования и просто уйдут с рынка.

Власти убеждены, что дополнительная нагрузка на индустрию оправдана, поскольку конечная цель «Электронной путевки» – защита прав туриста. Однако как именно они будут защищены, пока совсем неочевидно. Зато ясно, что каждый отдыхающий должен будет в подробностях изложить чиновникам, где и с кем он намерен провести отпуск. Тем, кому такое «попечение» не по душе, остается планировать свою поездку окольными путями или самостоятельно. Благо со временем возможностей для этого открывается все больше.

Система в развитии

«Электронная путевка» – виртуальный архив, в который попадают данные об оформленных турпакетах, туристический аналог ЕГАИС, которая призвана отслеживать продажу каждой бутылки алкоголя. Теперь и каждая поездка получит идентификационный номер, по которому ее могут отследить заинтересованные ведомства и организации – Ростуризм, Роспотребнадзор, Федеральная налоговая служба, банки-кредиторы, страховщики. Создание ЭП предусмотрено поправками в туристское законодательство от 2 марта 2016 года.

Впервые словосочетание «Электронная путевка» прозвучало гораздо раньше – в 2009 году туротрасль обсуждала ее введение как дело ближайшего будущего. Подразумевалось, что по мере выхода турфирм на онлайн-рынок ЭП позволит оформлять сделки по интернету – по аналогии с появившимися тогда электронными авиабилетами. В следующий раз о ней вспомнили в 2014 году на волне банкротств туркомпаний: теперь уже она задумывалась как средство оперативного подсчета туристов, оставшихся за рубежом при различных ЧП.

В конце 2014 года за «Электронную путевку» взялся Ростуризм, сообщалось, что программную начинку системы создаст ЗАО «Стинс Коман» за 5,8 млн рублей. Впоследствии разработку поручили компании «Астерос», а смета подскочила до 500 млн. Процесс шел не без трудностей: год назад нанятый «Астеросом» субподрядчик, компания «Аэронавигатор», пожаловалась на неуплату ей полагающегося гонорара, отказавшись делить с кем-либо права на программное обеспечение (ПО) до исчерпания конфликта. Стороны отправились в суд, где осенью «Аэронавигатор» выбил у «Астероса» 54 млн рублей.

В декабре Ростуризм принял работу у «Астероса», и официально «Электронная путевка» готова. Согласно закону, она поступила в промышленную эксплуатацию с 1 января 2018 года. Правда, в реальности этого не произошло: выяснилось, что не хватает подзаконных актов – постановлений правительства, приказов Минкульта. В Ростуризме обещали, что разработка документов закончится «в самом начале 2018 года». Однако по информации «Делового еженедельника «Профиль», на минувшей неделе в Минкульте прошло очередное совещание, на котором чиновники вновь не добились окончательного результата.

Как рассказал Игорь Козлов, глава курирующего разработку «Путевки» IT-комитета при ассоциации «Турпомощь», в правительстве сохраняются разночтения о сути и деталях проекта. «Пока создана программная матрица ЭП, чем она заполнится, зависит от нормативных актов, которые сейчас согласуются между министерствами. Некоторые принципиальные вещи меняются уже несколько раз. Например, есть пункт «цена продукта». Что он означает? Цена, за которую агент продал тур клиенту? Или стоимость, перечисленная им оператору, за вычетом своего вознаграждения? А как учитывать дополнительные услуги агентства – страхование с увеличенным страховым покрытием или доставку удаленно проживающих клиентов до места отправления тура? Еще пример: в какой момент формируется электронная путевка с ее индивидуальным номером? Как только запрошен тур у агента или когда пришло подтверждение от оператора? Или когда внесена оплата?»

По словам Козлова, на согласования подобных нюансов и доработку ПО потребуется два года. Глава Ростуризма Олег Сафонов намерен ускорить процесс – осенью он заявил, что переходный период составит «год, может быть, чуть больше». Если сейчас ЭП в добровольно-тестовом режиме пользуются около 100 турфирм, то затем она станет обязательной для всех участников рынка.

Это явно прибавит им головной боли. С точки зрения властей модернизацию электроники (разработку шлюзов для передачи данных в систему ЭП, обновление корпоративного софта) туркомпании должны провести своими силами. «Изначально «Электронная путевка» обозначалась как ИС, в середине прошлого года аббревиатура изменилась на ГИС – то есть не просто информационная система, а государственная, – говорит Игорь Козлов. – Это предполагает, что подключение и работа с ней происходит за счет бюджета. Но под конец года буква «Г» снова исчезла – Минфин отказался давать деньги». По словам собеседника, некоторые чиновники и вовсе предлагали сделать транзакции в системе ЭП платными – иными словами, обложить операторов дополнительным сбором с каждого проданного тура. Пока эту инициативу удалось отложить – за туррынок вступилось Минэкономразвития.

«Затраты туроператора на подключение к ЭП составят до миллиона рублей, – рассказывает Козлов. – В «Пегас Туристик» только работу программистов оценили в 400 тыс. Прибавьте косвенные расходы – аренду помещения для серверов, оргтехнику, электричество, юридическое и бухгалтерское сопровождение». Но все это лишь «стартовый платеж», добавляет эксперт. Чтобы «Электронная путевка» заработала на полную мощность, необходимо перевести всю туротрасль на электронный документооборот. «Это большая проблема, у нас так никто не работает, – признает Козлов. – Какой-то обмен в Сети идет, но это не регламентированный документо-оборот, а неофициальные договоренности – мы тебе заявку в электронном виде, ты нам подтверждение, это будет считаться сделкой, деньги на банковский счет. Все это несерьезно, нужны утвержденные формы документов, подписи. Одна только установка модуля электронной подписи на каждое рабочее место стоит 50 тыс. рублей».

Если эта масштабная работа проведена не будет, то аналога онлайн-авиабилетов из «Электронной путевки» не получится – заведение в систему данных не будет обладать юридической силой заключения сделки. Получится своеобразный электронный чек, дублирующий бумажный договор. Польза от ЭП сведется к статистическому учету.

Лавина контроля

Чиновников такой сценарий не устраивает. Они видят назначение ЭП в дополнительной регуляции рынка. С ее помощью станут возможными «оперативная проверка законности продажи тура» и «контроль исполнения финансовых обязательств всех сторон», отмечается на сайте Ростуризма. Система «существенно повысит прозрачность всех процессов» в индустрии, уверен глава ведомства Сафонов.

Это далеко не первое наступление властей на туррынок: с 2014 года были введены фонды персональной ответственности и финансовые гарантии туроператоров, сформированы реестры операторов и агентов, ужесточены правила их сотрудничества. В этих условиях рынок реагирует на введение еще одной «повинности» негативно. На отраслевых порталах «Путевку» называют избыточным инструментом, жалуясь то на необходимость раскрытия коммерчески значимой информации (например, размера агентской комиссии), то на привязку объема продаж в системе к объему зарезервированных фингарантий, в результате чего операторы почти лишатся возможности продавать туры раннего бронирования.

«В 2014 году «рухнули» несколько туроператоров, хотя это не разрушило рынок, потому что их клиентура не превышала 120 тыс. человек, менее 1% выездного турпотока, – вспоминает Козлов. – Но в обществе поднялась истерия, и на ее фоне власти начали изобретать меры контроля. С тех пор прошло три года, и ситуация на рынке сильно поменялась. Успешно работает ассоциация «Турпомощь». Произошло самоочищение – закрылись агентства, работавшие на «коленке», остались профессионалы. Сейчас же этих профессионалов нагружают за грехи ушедших компаний».

«У нас есть налоговая служба, есть Росстат, перед которыми отчитываются туроператоры, – напоминает главный редактор отраслевого портала «Турдом.ру» Дмитрий Даниленко. – Теперь вводят новую структуру с дублирующими функциями. Но давление на бизнес не может расти бесконечно, рынок и так зарегулирован. Взять те же фонды персональной ответственности: у многих просто нет такой рентабельности, которая позволила бы «заморозить» в фондах суммы, положенные по закону».

Окончательно «обелить» рынок за счет внедрения ЭП – утопическая задача, считает Даниленко. «Предположим, система заработает, в Ростуризм начнет стекаться огромный поток информации, – рассуждает эксперт. – Что дальше? Как проверить достоверность этих данных? Ростуризм – небольшая организация с 60 сотрудниками, а туроператоров – несколько тысяч. Возможности изучать статистику каждой компании, проводить ее аудит у чиновников нет. Все останется на совести предпринимателей. А у тех свои интересы. Все в России знают, что чем меньше сообщаешь о себе данных, тем меньше потом вопросов. Речь не идет о чем-то незаконном – это лавирование в рамках правовых возможностей, которые дает само государство. Например, в систему «Электронной путевки» надо вносить только турпакеты. Что такое турпакет – перевозка плюс размещение? Тогда морской или речной круиз, где эти услуги совмещены, формально не турпакет. В общем, отследить все существующие на рынке услуги у властей не получится. Нельзя же заставить оператора продавать именно туры – он может торговать хоть путеводителями. Более того, в последние годы доля туров на рынке постоянно снижается. Все больше компаний работают по принципу поставщика отдельных услуг: проживания, перелета, трансфера. Эту моду диктуют онлайн-сервисы – «Букинг», «Островок» и т. д. Тот же сайт «Аэрофлота» действует по такой модели, предлагая основной продукт – авиаперевозку, а в дополнение к нему – различные сервисы от партнеров. Происходит некая агрегация, взаимопроникновение, а в результате исчезает слово «тур». Все это сложно регламентировать. У нас вообще законотворческая мысль не успевает за прогрессом».

Другая проблема регулирующих органов – ненадлежащий контроль за уже действующими нормами, считает Игорь Козлов: «Массовой «Электронная путевка» станет лишь тогда, когда будут эффективно применяться санкции к компаниям, которые уклонились от ее внедрения. Не должно получиться так, что платят только законопослушные, а остальные как жульничали, так и жульничают. То есть нужен не только контроль рынка, но и инструменты защиты благонадежных игроков. У нас же этого нет, ни у Ростуризма, ни у Минкульта не хватает ресурсов и полномочий. Та же продажа туристических услуг по отдельности считается нарушением, есть понятие «скрытый туроперэйтинг». Разработаны инструкции, как вычислять подобных деятелей. Но дальше дело не  идет. Способов обыграть такую систему множество. И, наращивая бремя предпринимателей, власти рискуют добиться противоположного эффекта – вместо «обеления» рынка получить уход компаний в «серую» зону».

Shutterstock
По мнению экспертов, отследить все существующие на туристическом рынке услуги у властей не получится. Например, в систему «Электронной путевки» надо вносить только турпакеты, то есть путевки, включающие перевозку плюс размещение. Тогда морской или речной круиз, где эти услуги совмещены, формально не турпакет.Shutterstock

Право на тайну

Введение «Электронной путевки» не пройдет незамеченным и для рядовых туристов. Как уверяют чиновники, они почувствуют исключительно положительный эффект. Имея индивидуальный номер путевки, можно будет отследить на сайте Ростуризма статус ее оплаты – это «гарантирует выполнение туроператорами обязательств», считают в ведомстве. Но опрошенные эксперты разводят руками: непонятно, что принципиально нового добавляет ЭП к имеющимся на рынке гарантиям.

«В дополнительной защите туристы не нуждаются, – считает гендиректор Level.Travel Дмитрий Малютин. – Каждый имеет для этого все инструменты и может ими пользоваться. Если отпускник официально покупает тур, то заключает договор, которого достаточно для обеспечения его прав. В любом случае нужно быть внимательным и оценивать продавца, как мы делаем это в любой другой сфере».

Напротив, негативные последствия для туристов вполне возможны, замечает Малютин: «Можно ожидать роста себестоимости туров. Это связано не только с затратами на эксплуатацию «Электронной путевки», но и с повышением прозрачности оператора и строгости его налогообложения». Дополнительный удар по кошельку туристы могут ощутить в случае ухода с туристического рынка мелких игроков. «Расходы, которые терпимы для «Пегаса», могут оказаться непосильными для небольшой компании из Рязанской области, формирующей экскурсионные туры для школьников в село Константиново, или для сибирской фирмы, специализирующейся на приграничных турах в Китай. Электронный документооборот они точно не потянут. В результате произойдет снижение конкуренции на рынке, его дальнейшая консолидация в руках крупных игроков», – предупреждает Игорь Козлов.

Но и это не самый потенциально неприятный момент для туристов. Куда больше озадачивает необходимость передавать в базу «Электронной путевки» детали своего отпуска. На данный момент перечень обязательных сведений включает даты и тип поездки, описание маршрута со временем отправления и прибытия в каждый промежуточный пункт, перечисление мест проживания с контактами принимающей стороны, паспортные и контактные данные заказчика тура и его спутников. Это еще не худший вариант: по словам Козлова, его комитет добился исключения почти 40 пунктов, которые считались обязательными, – вплоть до домашнего адреса путешественников. «С одной стороны, это сделано для облегчения работы турфирм, ведь их сотрудникам придется вручную заносить все эти данные, – объясняет он. – С другой – для безопасности туристов. Ладно фамилия, но адрес-то зачем? А вдруг случится утечка информации и станет известно, у кого в какие даты пустует квартира? Мы добились и назначения ответственного за конфиденциальность информации – им объявлен сам Ростуризм, вплоть до уголовной ответственности некоторых сотрудников. Появился лимит хранения данных – три года, хотя поначалу предполагалось бессрочное хранение. Но даже три года – слишком много, персональные данные должны удаляться сразу по возвращении туриста из поездки, при этом необходим четкий регламент удаления. У нас в целом неправильное отношение к персональным данным. Если в Европе к этому вопросу подходят щепетильно, то в России почему-то считается, что личные данные могут принадлежать государству, силовым структурам. Но если гражданин путешествует как частное лицо, то имеет право на тайну своих передвижений».

Необходимость «докладываться» государству о своем отдыхе не вызовет восторга у многих туристов, и постепенно они просто отойдут от формата турпакетов, прогнозирует Дмитрий Даниленко: «Рынок и общество отреагируют естественным путем: со стороны операторов уменьшится предложение туров, со стороны клиентов – спрос на них. Доля индивидуальных поездок и без того растет с каждым годом. Люди учатся путешествовать сами, без казенной опеки».

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru