31.08.2017 | Александра Кошкина

В первый класс – со своей партой

Собрать ребенка в школу в России становится все дороже, а обеспечить нормальные условия работы учителям – все сложнее

Фото: Shutterstock

В этом году в школу пойдут более полутора миллионов первоклассников. Но в некоторых регионах родителям придется оплатить не только тетрадки и учебники, но даже парты. Разумеется, неофициально. После майских указов Путина 2012 года большая часть средств, выделяемых на школы, уходит на зарплату учителей. И, несмотря на это, во многих областях она все равно отстает от средней. Министр образования Ольга Васильева видит выход в переподчинении всех школ федеральному центру. На местах считают, что финансовой проблемы это не решит.

Начало каждого учебного года российские власти отмечают как праздник, на котором можно рассказать о собственных успехах и достижениях, будь то открытие новой школы или забота о благосостоянии учителей. Нынешний, как сообщила министр образования Ольга Васильева, примечателен тем, что школы откроют 55 тыс. новых мест. Таким образом, количество первоклассников превысит 1,6 млн.

Но хорошо это или плохо? И кому именно? Как показывают социологические исследования, вопросы эти весьма относительны. Потому как, если одним начало учебного года – возможность выступить с трибуны и под телекамеры, другим – немалые проблемы. А в России ко второй категории сейчас относятся большинство родителей и самих учителей: подготовить ребенка к школе становится все более дорогостоящим удовольствием, а работать учителем – все менее комфортно из-за растущей нагрузки и низкой зарплаты.

Дорогая форма

Опрос компании Avito показал, что большинство родителей вне зависимости от количества детей в семье в этом году готовы выделить от 5 тыс. до 10 тыс. рублей на каждого ребенка, чтобы подготовить его к школе. Раскошелиться на сумму от 10 тыс. до 20 тыс. рублей могут преимущественно семьи с одним ребенком. Платить больше 20 тыс. готовы лишь немногие, а уложиться в сумму менее 5 тыс. планируют в основном многодетные семьи.

Более половины респондентов (52,6%) отметили, что самым значительным пунктом расходов является приобретение школьной и спортивной формы. Примечательно, что годом ранее об этом заявляли почти 80% родителей. Зато в текущем году в два раза выросла доля тех, кто считает приоритетными такие покупки, как учебная литература и канцелярские товары. Самый значительный рост наблюдается в категории «технические устройства», что, очевидно, можно объяснить стремительной «цифровизацией» не только образования, но и всей жизни. Если в 2016 году приоритетным этот пункт называли 3% родителей, то в этом году уже 12,4%. Как отмечают эксперты Avito, на расстановку таких приоритетов не влияют ни количество детей в семье, ни возраст ребенка.

Около половины опрошенных в этом году родителей ищут любую возможность сэкономить на подготовке к учебному году, причем число таковых пусть и немного, но увеличилось: год назад об этом заявляли 49% респондентов, теперь – 49,6%. Многие из них планируют искать подержанные товары, в том числе на сайтах объявлений. О такой возможности заявили 19,1% пользователей Avito, что на 1% больше, чем год назад. Аналогичное число респондентов намерены обратиться за помощью к друзьям и коллегам, у которых есть дети старшего возраста. На помощь государства рассчитывают только 3,5% родителей.

Почти 80% родителей, по данным Avito, закладывают также расходы на дополнительное образование. Большинство (49,5%) надеются на кружки и секции, а родители старших школьников готовятся оплачивать репетиторов и подготовительные курсы колледжей и вузов. Более половины считают, что оптимальная стоимость таких занятий не должна превышать 5 тыс. рублей в месяц. Увеличить расходы до 10 тыс. готовы 26,9% опрошенных, до 20 тыс. – 14,8%. И около 6% респондентов планируют потратить на допобразование более 20 тыс.

Одна из самых спорных статей расходов – школьная форма. По данным исследования компании Ipsos Comcon, на комплект школьной формы российские родители тратят в среднем 3,6 тыс. рублей. Однако москвичам она обойдется не менее 5,2 тыс. Сеть магазинов «Детский мир» обещает одеть ребенка не дороже чем за 5 тыс. рублей, включая рюкзак и канцтовары. Правда, такой комплект не учитывает, что одной рубашки и футболки ребенку явно недостаточно. Госорганы, в свою очередь, выпускают разъяснения по подбору качественной школьной формы, следование которым еще более поднимет планку. Так, Роспотребнадзор недавно дал рекомендации о том, что на осень и весну лучше подбирать форму из хлопка и льна, а на зиму – из шерсти и кашемира. А это уже два разных комплекта. Между тем Минпромторг совместно с экспертами Роскачества недавно выяснил, что качественными можно назвать только 60% торговых марок, предлагающих школьную одежду. Причем в прошлом году этот показатель был вдвое ниже. Проверка, проведенная в 2016 году, свидетельствовала, что большинство образцов тканей не выдерживало санитарно-гигиенических норм.

Прошлогодний опрос проекта «Дети Mail.ru» выяснил, что каждой пятой семье в России приходилось брать кредиты или занимать деньги у близких, чтобы отправить ребенка в школу. Больше половины родителей отмечали значительный рост стоимости сборов ребенка, несущественным его назвали 34% респондентов. И несмотря на это, 68% семей считали сборы в школу ощутимой нагрузкой на семейный бюджет.

При этом наибольший шок родителям принес 2015 год. Тогда на серьезное подорожание «школьных сборов» жаловались 85% семей. Это подтверждают и данные опроса ВЦИОМ, согласно которому, родители отмечали удорожание в полтора раза – с 13,6 тыс. рублей в 2014 году до 20 тыс. в 2015‑м. Социологи отмечали, что столь дорого школьные сборы не обходились никогда. К 2017 году, понятно, инфляция расходы только увеличила.

Фото: АГН «Москва»
Министр образования Ольга Васильева выступает за обеспечение всех школ по единому государственному стандарту, но где им взять деньги на современное оборудование, ремонт и зарплаты, пока непонятноФото: АГН «Москва»

«Что-то новенькое!»

При этом и традиционные для России ежегодные дополнительные поборы со стороны школ никто не отменял. Зачастую родители жалуются на необходимость скидываться то на ремонт и уборщиц, то на продленку и подарки учителям, то на школьные обеды, которые вроде бы должны быть бесплатными. На эти проблемы в преддверии грядущих президентских выборов в последнее время все чаще обращает внимание и Владимир Путин. После «Прямой линии» с президентом 15 июня, во время которой иркутская учительница пожаловалась на зарплату 16 тыс. рублей, Путин регулярно адресует эти вопросы губернаторам во время личных встреч. Так, в конце июля он попросил главу Калмыкии Алексея Орлова разобраться, почему в некоторых учебных заведениях региона, по заявлениям жалобщиков, от родителей учеников требуют покупать даже парты. «Родителей просят купить парту для ребенка, собирают деньги на питание, – возмутился он. – Послушайте, когда заставляют покупать учебники – это уже нарушение закона, но купить парту – это вообще что-то новенькое, я такого, честно говоря, вообще даже никогда не видел и не слышал!»

Однако разобраться в том, насколько законен или незаконен тот или иной побор, подчас крайне сложно. Как отметили эксперты, большинство вопросов материального обеспечения школ находится в ведении муниципалитетов и регионов, и потому каждый случай необходимо рассматривать отдельно. Как рассказала директор Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС Татьяна Клячко, во многих регионах продленка официально бесплатная. Однако часто с родителей собирают деньги за питание после уроков, поэтому иногда именно это называется платой за послеурочное пребывание ребенка в школе. «Но есть и регионы, где продленка платная, – отметила она. – При этом стоимость пребывания ребенка в школе сильно зависит от того, сколько времени ребенок находится под присмотром учителя: до 16–17 часов это будет стоить 2–3 тыс. рублей, до 18–19 часов – 4–5 тыс. рублей в месяц. Это цены для крупных городов, в средних и малых городах все значительно дешевле. Многое зависит и от того, что делает ребенок в продленке – только уроки, гуляет и ест или занимается дополнительно. И родители платят за эти дополнительные занятия, которые иногда могут быть добровольными, а иногда школа фактически делает их обязательными. В этом случае вычленить стоимость самой продленки не всегда возможно, формально она может быть даже бесплатной».

Примерно так же обстоят дела и с ремонтом. По мнению эксперта, практика, когда родители сами делали ремонт в школах или серьезно в этом деле помогали, ушла в прошлое. «Но какие-то деньги на украшение школы могут собираться, как правило, по решению школьного совета или родительского комитета, – сказала Клячко. – Уборка школьных помещений входит в общий объем финансирования школы. Но заработная плата уборщиц низкая, поэтому, чтобы их удержать в школе, иногда собираются дополнительные деньги с родителей, которые оформляются как подарок. Подарки учителям незаконны, но социальная практика часто состоит в том, что родительские комитеты классов собирают деньги на подарки учителям к Новому году, к 8 Марта или на день рождения. Но обычно все ограничивается цветами и иногда памятными сувенирами. Расхожее представление, что коррупция у нас гнездится в школах и больницах, как правило, не соответствует действительности».

Аналогичного мнения придерживается глава Всероссийского фонда образования Сергей Комков: «Школы, как правило, относятся к муниципальным учреждениям, поэтому в каждом муниципальном округе есть свои соответствующие положения о финансировании. В каждом муниципальном округе свои бюджеты, которые предусматривают расходы на систему образования. И в зависимости от того, что заложено в них на финансирование муниципальной школы, можно говорить дальше, что законно или незаконно. Если в муниципальном бюджете заложены расходы на питание детей в школах, то, значит, дополнительное взимание за питание уже незаконно. А если не заложено, но родители хотят, чтобы их дети питались, то фактически такой сбор будет считаться законным. Это решение принимает родительский комитет или родительское собрание. То же самое с ремонтными работами. В каждом конкретном случае надо разбираться, единого федерального законодательства по этим расходам нет».

По словам Комкова, случай со школой в Калмыкии, в которой собирали деньги на покупку новых парт, также неоднозначен: «Если в муниципальном бюджете не предусмотрены расходы на создание соответствующей материальной базы для этой школы, то тут в первую очередь надо спрашивать не с директора школы, а с руководителей данного муниципального образования и его депутатов: почему они так сформировали бюджет, почему они не заложили расходы на содержание и соответствующее финансирование данного образовательного учреждения, что директору школы приходится облагать данью родителей, просить их помогать оснастить школу вплоть до покупки парты».

Юристы, в свою очередь, напоминают: только родители принимают решение, нужно ли сдавать денежные средства на то или иное мероприятие. А чтобы выразить свое несогласие с очередной покупкой, не согласованной со школьным советом, родители могут написать заявление на имя директора. «Встречаются случаи, когда учителя опускаются до травли ребенка за то, что родители не имеют возможности или не хотят сдавать деньги, – рассказала председатель Коллегии адвокатов Павла Астахова Виктория Данильченко. – Это уже повод для более серьезного вмешательства. Конечно, изначально нужно обратиться к директору школы, и если на этом этапе ситуацию уладить не удалось, обращаться в вышестоящие надзорные органы – комитет, управление или департамент образования и т. д. Поборы могут иметь и завуалированную форму, например, такую, как дополнительные платные занятия для школьников. Странным образом может оказаться, что дети, которые отказались посещать такие занятия, получают заниженные оценки. В этом случае родители, не согласные с оценками своих детей, имеют право подать апелляцию. Специальная независимая апелляционная комиссия оценит знания ребенка, и если по ее итогам будет доказано, что ребенку занижают оценки, к учителю будут применены дисциплинарные меры».

Фото: Павел Маркелов/«Профиль»
Фото: Павел Маркелов/«Профиль»

С протянутой рукой

В реальной жизни зачастую у школ действительно нет иного выхода, кроме как просить денег у родителей. С одной стороны, ограниченный бюджет, с другой – растущие расходы: износ материальной базы, необходимость платить больше уборщицам, поскольку теперь классы не моют, да и зарплаты педагогам нужно повышать. Последнее – требование президента, которого, по его собственному признанию, ему приходится добиваться от губернаторов «с дубиной».

«С 2012 года, когда в майских указах президента была поставлена задача существенного повышения заработной платы учителей до средней по экономике региона, все силы были брошены на решение этой задачи, – пояснила Татьяна Клячко. – В результате оплата труда в школах доходит до 70–80% от общего объема их финансирования, что существенно повлияло на экономику общеобразовательной организации, поскольку на многие другие нужды (учебные расходы, учебное оборудование) денег перестало хватать. Тем более что бюджетное финансирование школ в последние годы практически не растет (рост чуть выше уровня инфляции), а контингенты увеличиваются, хотя и не сильно». Все финансовые силы были брошены, чтобы поднять педагогам зарплату до регионального уровня, но и этого оказалось мало.

Как показало совместное исследование Высшей школы экономики (НИУ ВШЭ) и «Левада-центра», уровень недовольства учителей в последнее время неуклонно растет. Если в 2012 году все устраивало в работе 30% педагогов, то в учебном 2016/17 году – только 22%. Если сравнить с предыдущим,2015 годом, то картина еще печальнее – тогда в целом довольны своим положением были 42% учителей. Основные жалобы – высокая внеучебная нагрузка и низкий уровень зарплаты (45% и 34% соответственно).

Поскольку зарплатный фонд, как уже упоминалось, порой достигает 80% бюджета школы, то по ее уровню можно судить о состоянии финансирования. Опрос педагогов показал, что они по-прежнему не готовы отказаться от дополнительных заработков, чтобы сосредоточиться на основной работе в школе. Как и в предыдущие годы, 64% респондентов ответили, что будут готовы на это, если оплата вырастет вдвое от фактической. Средний доход учителя от всех видов деятельности составляет 27 тыс. рублей и вырос за год все лишь на 2 тыс. С 2012 года уровень зарплаты за преподавание и административную работу вырос с 17,4 тыс. до 26 тыс. рублей. Доходы от других видов деятельности тоже росли, но более плавно, а за последние два года даже сократились. Так, доходы от преподавания в других учебных заведениях упали с 11 тыс. в 2014 году до 9,8 тыс. рублей.

Уровень дохода педагогов различается в зависимости от территории и категории школы. В городах-миллионниках средняя зарплата учителя составляет 26 тыс., а в сельской местности – 22,8 тыс. рублей. Преподаватель гимназии или лицея в среднем получает 30,2 тыс., а в муниципальной школе – 20,5 тыс. рублей. И это при любых раскладах значительно меньше средней зарплаты, которая по итогам 2016 года в России составила чуть более 36 тыс. рублей.

Министр образования недавно сообщила, что школам в ближайшем будущем, возможно, следует ожидать переподчинения с муниципального на региональный уровень. По ее мнению, это позволит сделать финансирование школ более понятным и прозрачным. «Итоговая задача этой передачи школ государству – равное качественное и доступное образование для каждого ребенка, который живет на территории Российской Федерации», – заявила Васильева. По ее словам, пока существует только пилотный проект, в котором примут участие порядка 17 регионов.

Сергей Комков находит такой подход вполне здравым. «Конечно, школа должна быть даже не региональной, а общегосударственной – и по стандартам, и по уровню оплаты, и по уровню обеспеченности, – сказал он. – И, насколько я знаю, у Ольги Юрьевны есть идея вообще перевести все школы на общий государственный уровень и сделать так, чтобы во всяком случае заработная плата педагогов была на государственном уровне. Но очень активно этому сопротивляются муниципальные и региональные власти. По их словам, в таком случае они должны получать дотации от регионального и федерального бюджетов, потому что будут не в состоянии обеспечить за свой счет тот высокий уровень заработных плат, который будет необходим. Получится очень серьезный бюджетный дефицит, и они должны будут каким-то образом его нивелировать. Поэтому пока этот вопрос в стадии обсуждения и еще не решен».

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru

24СМИ

новости