19.07.2017 | Алексей Афонский

Мамаево позорище

Осужденный за разбой прикованный к коляске инвалид освобожден из-под стражи

Фото: Александр Щербак/ТАСС

Тимирязевский суд Москвы освободил из-под стражи инвалида-колясочника Антона Мамаева, приговоренного на прошлой неделе к 4,5 года колонии за разбой. Прежнюю меру пресечения для мужчины — арест — заменили на подписку о невыезде, что позволило ему выйти из СИЗО уже в среду. В скором времени Мосгорсуд рассмотрит апелляцию прокуратуры, которая настаивает на повторном рассмотрении дела. После того как процесс получил огласку в СМИ, на сторону осужденного стала даже ФСИН.

Уголовное дело против Антона Мамаева по статье «разбой» было возбуждено прошлой осенью. Согласно его материалам, мужчина, не способный самостоятельно передвигаться из-за врожденной спинальной мышечной атрофии и весящий 18 килограммов, под угрозой расправы похитил мотороллер у бывшего бойца спецназа и его друзей. Сам Мамаев утверждает, что договорился с пострадавшими (с которыми был лично знаком задолго до этого) о покупке мотороллера за 160 тысяч рублей. Впоследствии мужчина собирался перепродать его и получить прибыль. В качестве соучастника Мамаева по делу проходил его помощник Василий Сероштанов.

Большинство россиян, узнавших о судьбе Мамаева, встали на его защиту, не понимая, как инвалид-колясочник мог ограбить двоих здоровых мужчин. Между тем, потерпевший Дмитрий Малов дал интервью «Пятому каналу», в котором рассказал о подробностях нападения. В подтверждение своих слов он привел запись с камер наблюдения, на которой якобы запечатлен момент разборки. Однако на ней видно только мужчину на инвалидном кресле (предположительно, Мамаева) с фонариком в руках.

Расследование дела и судебный процесс остались практически незамеченными. Журналисты и правозащитники обратили внимание на случай инвалида только после вынесения приговора — 30 июня Тимирязевский суд столицы назначил ему 4,5 года колонии общего режима, Сероштанов получил три года. Оба были отправлены в СИЗО «Матросская тишина». Это учреждение имеет печальную славу: именно там в 2009 году умер юрист Hermitage Capital Сергей Магнитский, а годом позже — предпринимательница Вера Трифонова. Последняя страдала сахарным диабетом и, по утверждению адвокатов, не могла содержаться в следственном изоляторе.

Перечень болезней, освобождающих от наказания, связанного с лишением свободы, закреплен в постановлении правительства №3 от 2011 года. Там есть пункты «болезни костно-мышечной системы» и «болезни нервно-мышечного синапса и мышц с прогрессирующим течением». Однако суд при рассмотрении дела постановил, что это не относится к случаю Мамаева.

За осужденного вступился президентский Совет по правам человека, настаивавший на его скорейшем освобождении. Член Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы Иван Мельников обратился к Владимиру Путину с просьбой вмешаться в ситуацию. «Конвоиры буквально несли Мамаева на руках, так как он весит 18 килограммов, и у него с детства атрофированы почти все мышцы. Антон при этом ведет активную жизнь, помогает детским домам и даже воспитывает ребенка, передвигаясь при этом на инвалидной коляске», — писал Мельников.

Спустя 10 дней после приговора уполномоченная по правам человека Татьяна Москалькова встретилась с отцом Мамаева и пообещала сделать все возможное, чтобы помочь молодому человеку. В тот же день его перевели в больницу, где провели медицинское освидетельствование. По его результатам врачи дали заключение, которое сегодня на выездном заседании в «Матросской тишине» рассматривал суд. Оно проходило в закрытом режиме, поскольку состояние здоровья любого гражданина по закону является тайной. На оглашении решения присутствовали сразу несколько членов ОНК.

В итоге суд постановил изменить меру пресечения и отпустить Мамаева из-под стражи под подписку о невыезде. Это, однако, не означает автоматического пересмотра дела, хотя на этом и настаивают обе стороны процесса (московская прокуратура по поручению Генеральной оспорила приговор, сославшись на то, что состояние здоровья Мамаева не исследовалось в процессе) и даже ФСИН (именно она попросила суд освободить молодого человека из-под стражи после того, как стали известны результаты освидетельствования). Чтобы дело отправилось на новое рассмотрение, апелляцию прокуратуры должен удовлетворить Мосгорсуд. Его заседание должно состояться уже в скором времени.

В ОНК надеются, что в результате повторного процесса реальный срок Мамаеву заменят условным. «Иначе его освобождение из СИЗО мало что значит», — сказала заместитель главы комиссии Ева Меркачева.

Адвокат Мамаева Андрей Орлов в беседе с «Профилем» заявил, что будет добиваться полного оправдания своего подзащитного. «Я не могу, как адвокат, давать прогноз на исход дела и говорить, какой результат меня устроит. Но я полностью разделяю позицию Антона, который настаивает на своей невиновности. На наш взгляд, имеются все основания для того, чтобы этот приговор пересмотреть, как формально-юридические, так и по фактическим обстоятельствам дела, по оценке имеющихся доказательств», — отметил юрист.

К зданию СИЗО за Мамаевым приехал отец. «Чувствую себя так, как люди чувствуют, когда тебя убили, а потом воскресили. Чувствую себя счастливым, потому что возвращаюсь к семье», — сказал сам осужденный журналистам. Он поблагодарил их вместе со своим адвокатом Андреем Орловым «за то, что уделили внимание и не дали умереть медленной мучительной смертью». По словам Мамаева, первым делом на свободе он собирается привести себя в порядок, восстановить силы и узаконить отношения со своей гражданской женой.

Между тем, Случай Мамаева является не единственным. По данным все той же ОНК и ее председателя Вадима Горшенина, в столичных СИЗО сейчас находятся 90 инвалидов, девять из которых имеют первую группу, 20 — вторую и 61 — третью. У 17 из них диагноз был впервые поставлен именно в заключении.

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru

24СМИ

новости