26.04.2017 | Аркадий Кузнецов

Движение за права прокурора

Юрий Чайка призвал дать его подчиненным больше полномочий

Фото: Александр Корольков/«Профиль»

Генпрокурор Чайка пожаловался на перехват полномочий прокуроров Следственным комитетом и малую роль прокурора в России. Его слова — очередной эпизод в десятилетнем противостоянии с ведомством Александра Бастрыкина.

В защиту прав прокурора

Выступая в Совете Федерации, генпрокурор Юрий Чайка потребовал расширить права прокуроров. Он назвал ненормальной ситуацию, когда суд поддерживает позицию следователя, а не прокурора при рассмотрении вопроса об аресте подозреваемых и обвиняемых.

«Сегодня ненормально, когда в суде прокурор высказывает одну позицию, а следователь — другую, и суд поддерживает по аресту позицию следователя. Это ненормально, потому что от имени государства прокурор выступает. Именно прокурор выполняет функции уголовного преследования, а не следователь. Следователь — это как бы рабочий инструмент в руках прокурора», — сказал Чайка.

Юрий Чайка посетовал, что роль прокуроров в России менее значима, чем у их коллег в других странах, где прокурор либо сам расследует уголовное дело, либо руководит расследованием. Ни той, ни другой функции у прокуроров в России нет, сказал он.

Заявления генпрокурора напомнили о его давнем противостоянии с главой СК Александром Бастрыкиным. Оно началось, когда из компетенции прокуроров были исключены полномочия по процессуальному руководству следствием и переданы новой структуре — Следственному комитету.

Староста группы и история СК

Сам Следственный комитет предпочитает отсчитывать свою историю с петровских времен. Тем не менее, СК, каким мы его знаем, был создан 2007 году, когда приняли федеральные законы о создании СК при прокуратуре.

Новый орган возглавил замгенпрокурора Александр Бастрыкин. В 70-е годы он учился в одной группе с Владимиром Путиным на юрфаке ЛГУ и даже был ее старостой.

Первое время СК формально оставался в составе прокуратуры. Однако в начале 2011 года вступил в силу новый федеральный закон, который позволил осуществить «окончательное восстановление петровской вневедомственной модели организации следствия» — такова формулировка в разделе «История» на сайте СК РФ.

Последний по-настоящему громкий скандал случился в 2011 году, когда Чайку и Бастрыкина пришлось мирить президенту Медведеву. Тогда дошло до того, что сына генпрокурора вызывали на допрос в СК, а одного из руководителей СК, небезызвестного Андрея Маркова вызывали в прокуратуру. Дело было связано с якобы покровительством сотрудников ведомства Чайки нелегальному игорному бизнесу в Подмосковье.

После вмешательства президента страсти утихли, но взаимные колкости периодически звучат и с той, и с другой стороны.

Перетягивание одеяла

Одним из последних примеров того, как судьи игнорируют мнение прокуратуры, стало решение оставить обвиняемого по «делу 26 марта» Александра Шпакова в СИЗО, вопреки ходатайству прокурора.

Кто победит в противостоянии СК и прокуратуры, эксперты сказать не берутся. При этом нелепа сама ситуация, когда у надзорного органа фактически нет реальных полномочий, а «перетягивание одеяла» между ведомствами здоровой активностью не назовешь.

Управляющий партнер коллегии адвокатов "Старинский, Корчаго и партнеры" Владимир Старинский:

Противостояние прокуратуры и Следственного комитета идет очень давно, фактически из подразделения прокуратуры ведомство превратилось в независимую структуру. Такое положение вещей является неправильным и очень пагубно сказывается на всей системе правоохранительных органов — прокуратура должна быть надзорным органом с реальными полномочиями.

Сейчас, помимо СК, следствие могут вести органы ФСБ и МВД, хотя СК и высказывало идеи о том, чтобы оставить эти полномочия только за собой. Предложение Юрия Чайки, в целом, вполне укладывается в их обычное противостояние, однако, кто на этот раз победит, сказать сложно.

Адвокат BMS Law Firm Татьяна Пашкевич:

Предложение Чайки наделить прокуратуру правом санкционировать аресты — вполне здравое по своей сути, поскольку это вполне соответствует основным задачам ведомства. Скорее, вызывает вопрос то, что у прокуратуры таких полномочий нет. Надзорное ведомство, которым должна быть прокуратура, не может исполнять свои обязанности без соответствующих властных полномочий, поэтому одобрение арестов и оперативно-разыскных мероприятий должно входить в ее функции.

Много проблем возникает из-за того, что СК очень стремится стать полностью независимой структурой, однако ни к чему хорошему это не приведет — такая независимость и становится причиной огромного количества нарушений в ее деятельности.

Можно также добавить, что сейчас к традиционной конкуренции СК и прокуратуры добавилась еще и деятельная работа ФСБ, в сферу деятельности которой вошли дела о государственных преступлениях. Такая расстановка сил, при которой ведомства занимаются перетягиванием полномочий, плохо сказывается на всей правоохранительной системе в целом.

КОНТЕКСТ

08.06.2017

Трубить общий сбор

Депутат Поклонская пожаловалась на Transparency International сразу в Генпрокуратуру, СК и ФСБ

07.06.2017

Посредники влияния

Совфед предложил расширить законодательство об «иностранных агентах»

27.04.2017

Нежелательная Россия

Генпрокуратура признала нежелательной организацией «Открытую Россию» Михаила Ходорковского

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru

24СМИ

новости