08.02.2017 | Екатерина Буторина

В режиме одного кармана

Реформа управления интеллектуальной собственностью: как все поменять, ничего не меняя

Фото: Shutterstock

Аудиторская проверка Российского авторского общества (РАО) покажет, кому и как начислялись авторские гонорары за использование музыки. Счет выплатам шел на миллиарды, но получатели до сих пор неизвестны. При этом никак не решится вопрос с  реформой системы управления авторскими правами в России. Все скандалы, разборки, уголовные дела сводятся к одному – не как управлять выплатами, а кто ими будет управлять.

В феврале отечественную музыкальную общественность может сотрясти очередная волна скандалов финансового, а возможно, и уголовного порядка. Российское авторское общество (РАО) обещает опубликовать результаты аудиторской проверки этой организации – кому, как и насколько справедливо начислялись авторские вознаграждения за использование музыкальных произведений на телевидении, радио, а также в клубах, ресторанах, на концертных площадках. Последние годы счет таким выплатам шел на миллиарды, но получатели до сих пор неизвестны. Так что, если аудиторы не ограничатся общими фразами (а такие опасения тоже есть), а назовут конкретные фамилии и суммы, громких разоблачений не избежать.

Особую нервозность этим ожиданиям придает и тот факт, что параллельно все никак не решится вопрос с реформой системы управления авторскими правами в России. О том, что она слишком непрозрачна и громоздка, говорят давно, и проблемой озаботились уже правительство и президент Владимир Путин. Скандал с арестом в прошлом году бывшего руководства РАО вроде дал новый стимул реформе и послужил поводом для ревизии в этой сфере, но дело все не сдвинется с мертвой точки. Чиновники и творческая общественность не могут придумать, что же делать в сложившейся ситуации. Одни предлагают слить все действующие ОКУПы – организации по коллективному управлению авторскими правами в различных сферах творчества, уполномоченные на сбор авторских отчислений; другие – создать специальный госорган, который надзирал бы за законностью и справедливостью соблюдения авторских прав; третьи призывают объединить всех творческих работников в некоем «профсоюзе интеллектуальной и культурной элиты».

В начале января правительство по итогам очередного раунда совещаний поручило Минкульту, Минюсту и Минэкономразвития проработать вопрос о создании «общероссийской общественно-государственной организации» в сфере управления авторскими правами. Но уже на прошлой неделе Минкульт дал заключение, что такой шаг еще больше запутает систему защиты интеллектуальной собственности (потому что за ней и так надзирают те же Минкульт и Минюст) и к тому же потребует значительных финансовых затрат. Вместо этого в ведомстве предложили объединить авторские сообщества в некую ассоциацию или союз. Что также вызвало критику некоторых экспертов, справедливо заметивших, что такой вариант ничего не меняет.

Но именно он теперь признается наиболее вероятным, поскольку в целом отвечает логике конфликтов, разгоревшихся в последнее время вокруг управления авторскими правами. Все скандалы, разборки, уголовные дела сводятся к одному – не как управлять выплатами, а кто ими будет управлять. А это одни и те же люди, оккупировавшие (злопыхатели обычно подчеркивают: ОКУПировавшие) руководящие кресла во всех главных авторских обществах.

В свете рампы

Скандал вокруг их деятельности разгорелся прошлым летом после ареста уже бывшего теперь гендиректора РАО Сергея Федотова, которого обвиняют в мошенничестве на 500 млн руб. По версии следствия, принадлежащая РАО недвижимость обманным путем была переведена на баланс созданной Федотовым частной фирмы. После этого в сообществе поэтов, песенников, композиторов и писателей поднялась волна возмущения. Один за другим они заявляли, что отчисления за использование их произведений или были копеечными, или их не было совсем. 31 августа в РАО состоялось заседание Авторского совета, которое теперь в этой среде именуется не иначе как «революционным» или «оппозиционным».

Большинством был избран новый гендиректор, которым стал глава Первого музыкального издательства (ПМИ) Максим Дмитриев, но тут же произошел раскол. Одни поддержали Дмитриева, другие пытались опротестовать его назначение. Своеобразным рупором последних стал президент Авторского совета РАО, музыкальный продюсер Игорь Матвиенко, который назвал состоявшиеся выборы «рейдерским захватом». Посыпались встречные иски в суды с требованием признать назначение Дмитриева незаконным или, наоборот, подтвердить его легитимность. Матвиенко обратился за помощью лично к президенту Путину.

Разрешилась ситуация с новым руководством РАО только к концу года, когда Минюст подтвердил законность назначения Дмитриева. Последний нанял для изучения полученного финансово-хозяйственного «наследства» аудиторскую компанию ФБК Grant Thorton. В релизе РАО сообщалось, что в ходе проверки будет подробно изучена история всех выплат общества, а также «реальность лиц», которым платили за услуги и поставку товаров, и реальность самих этих товаров с услугами. Предать результаты проверки гласности пообещали в феврале.

«По итогам всестороннего аудита мы планируем осуществить оптимизацию затрат РАО, – заявил новый президент Авторского совета РАО, саксофонист, народный артист Игорь Бутман. – В частности, мы видим возможность для оптимизации за счет сокращения расходов на нужды общества на 5–10%. Этому могло бы способствовать в том числе и объединение нашей агентской сети с сетями других аккредитованных ОКУПов».

Такая оценка, несмотря на внешнюю корректность, на самом деле грозит не меньше скандальностью, поскольку прямо указала на явную «прожорливость» прежнего руководства РАО, которое в заботе о правах коллег-авторов не забывало и о себе. Расходы на собственные нужды авторских обществ сейчас составляют 20–35% сборов. Отчетности за прошлый год нет пока ни одной, за 2015 год в сумме было выплачено авторам 7,7 млрд руб., при этом сборы РАО составили 4,6 млрд.

Ячейки общества

Впрочем, приведет ли смена руководства РАО к смене всей системы, которую все так давно критикуют, пока неясно. «Меня сильно смутила история с тем, как быстро сошли на нет протесты, после того как Дмитриева официально назначил на позицию Минюст, – говорит представитель уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности Анатолий Семенов. – Ведь было много исков в суды со стороны разных товарищей, но все они были отозваны и фактически ничем не закончились. И, судя по всему, никто ничего обжаловать больше не собирается». Происходящее напоминает эксперту борьбу «нанайских мальчиков», целью которой было «все поменять, ничего не меняя». И в этом смысле соратник Федотова Дмитриев был лучшей альтернативой, чем какое-то свежее лицо со стороны. «Нынешний директор РАО долгое время был статусным членом Авторского совета общества. Ясно, что с Федотовым его связывает не просто шапочное знакомство», – поясняет он.

Из четырех ОКУПов во всей этой истории не участвует только одна, УПРАВИС, занимающаяся правами в отношении произведений изобразительного искусства, а также авторских рукописей. Три других – Всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС, права исполнителей и изготовителей фонограмм на получение вознаграждения за публичное исполнение, сообщение в эфир), Российский союз правообладателей (РСП, права авторов, исполнителей, изготовителей фонограмм и аудиовизуальных произведений на вознаграждение за их воспроизведение в личных целях) и РАО (права на музыкальные произведения в отношении их публичного исполнения, сообщения в эфир, а также права композиторов) – связаны неразрывно.

Фото: Павел Маркелов/«Профиль»
Никита Михалков уверен, что система защиты авторских прав в России доросла до новой ступени эволюции, которая избавит ее от «междоусобных войн», о которых ранее рассказывал композитор и продюсер Игорь МатвиенкоФото: Павел Маркелов/«Профиль»

Федотов возглавил РАО в 2004 году, а его мать, занимавшая до недавнего времени пост его заместителя, в этих структурах трудилась еще с советских времен. Вера Федотова была главбухом Всесоюзного агентства по авторским правам, того самого, которое писатель Владимир Войнович называл ВАПАП – «Всесоюзным агентством по присвоению авторских прав». Федотову же принадлежит инициатива создания ВОИС, которой с 2008 года руководит гендиректор ФГУП «Мелодия» Андрей Кричевский. В свою очередь, ВОИС, РАО и Союз кинематографистов некогда выступили учредителями РСП, президентом совета которого является Никита Михалков. Причем в том же РСП гендиректором работает Кричевский, а всего пару лет назад на этом посту был Федотов. А председателем правления РСП назначен сын Михалкова Артем.

При такой комбинации «перекрестного» руководства, очевидно, не имеет смысла говорить о принципиальном значении объединения или разъединения основных авторских сообществ в их нынешнем виде. «Матвиенко был всего лишь президентом Авторского совета РАО, а этот орган не обладает теми полномочиями, которые есть у директора, – объясняет Семенов. – Фактически власть оставалась у Веры Федотовой. Матвиенко потом взывал к государству, и это лишний раз говорит о том, что он ничего сделать не мог».

Творческое слияние

С учетом этих обстоятельств, естественно, возникает вопрос: а с чего тогда вообще возник конфликт из-за реформы РАО, ВОИС и РСП? Официальным инициатором ее в 2015 году выступил министр культуры Владимир Мединский, предложивший слить общества в профсоюз деятелей культуры под вывеской РАО. Дело вроде пошло, но организации не смогли поделить полномочия, и ВОИС обвинили в рейдерском захвате, так как Кричевский получил право действовать от имени профсоюза без доверенности. В результате идею объединения на время оставили, но выяснения отношений в творческих сообществах уже вышли на новый уровень. В августе 2015 года Владимир Путин распорядился «повысить уровень прозрачности в сфере управления правами», дал на это месяц, но ничего так и не произошло. В конце 2015‑го тот же Матвиенко говорил о «междоусобных войнах», замороженных счетах, невыплачиваемых отчислениях. На этом фоне неудивительно, что в итоге всплыли махинации с недвижимостью, из-за которых уже бывший глава РАО полгода обитает в СИЗО.

«Драка за то, кто будет объединять организации и на каких условиях, шла давно, – рассуждает омбудсмен. – Можно представить версию, что попытка Федотова объединить все организации в одну закончилась тем, что он попытался исключить из состава «теневых» учредителей ВОИС (их не существует только формально) бывшего министра культуры Соколова, который теперь оказался в авторском совете РАО, и вызвала такую реакцию. Федотов оказался в меньшинстве, а Михалков встал не на его сторону».

Согласно другой конспирологической версии, в творческом сообществе вообще никто ничего менять и не собирался, а уголовное дело с недвижимостью стало результатом какого-то сиюминутного конфликта на финансовой почве. «Еще до этой «революции» 31 августа РАО проводило конференцию, которая Федотова же и перевыбрала, – говорит Семенов. – После этого, видимо, и начались все его проблемы. Из всех ОКУПов РАО – самая денежная организация».

Интеллектуальные беседы

Михалков и Кричевский свое видение будущего в сфере управления авторских прав высказали в конце декабря на трибуне Совета Федерации на заседании Совета по вопросам интеллектуальной собственности. «Действующей системы интеллектуального права и большинства инструментов, которые мы имеем сегодня, уже недостаточно для решения глобальных задач, – заявил, в частности, Михалков. – У каждой системы есть свой срок годности, и сегодня пришло время переходить на новую ступень эволюции всей системы интеллектуального права». Задачу России он видит в «многократном росте капитализации сферы интеллектуальной собственности и радикальном росте благосостояния страны и ее граждан». Кричевский пояснил СМИ, что под этим понимается создание цифровой платформы – «биржи интеллектуальной собственности, которая в будущем придет на смену системе коллективного управления правами».

О «самых современных автоматизированных комплексах» говорят теперь и официальные релизы РАО. Однако как на деле они будут выглядеть, как действовать технически, на каких принципах и юридических основаниях, никто пока не знает. Отдельный вопрос – потребуется ли для ее внедрения изменение законодательства. Ведь Гражданский кодекс РФ в части регулирования защиты интеллектуальной собственности предусматривает наличие только ОКУПов. Так что в этом плане реформа авторских прав упирается не только в техническую сторону дела, при том, что и она потребует, очевидно, немалых финансовых затрат.

Так что в обозримом будущем система вряд ли претерпит серьезные изменения, считает Семенов: «Аудиту, который заказан Дмитриевым, насколько я понимаю, поставлена узкая задача – найти доказательства для уголовного дела против Федотова. Никакой проверки авторских вознаграждений, корректности выплат – этого там нет. Сильно сомневаюсь, что таким образом хотят привлечь к ответственности кого-то еще, иначе Дмитриев просто туда не пошел бы, а наблюдал за всем со стороны. А когда он уже пришел в РАО, какой смысл ему топить организацию?». Омбудсмен не исключает, что и выплаты в пользу ПМИ «также были не совсем объективными». «Тут очевидный конфликт интересов, и понятно, что Дмитриев, даже сняв с себя полномочия директора ПМИ, далеко от него не ушел. Но поручение президента навести порядок и прозрачность в этой сфере, безусловно, выполнят. Минкульт уже подготовил проект, который я назвал припудриванием покойника. Хотят создать еще один наблюдательный совет, посадить туда кучу некомпетентных людей, которые будут делать вид, что они за чем-то наблюдают. А само по себе наличие одних и тех же людей в управлении организациями снимает проблему их слияния. Теперь просто изменилась структура. Всех «федотовских» убрали, и все три ОКУПа переехали в московский офис РАО на Большую Бронную. Они сами шутят, что теперь сидят «в режиме одного окна». А я в ответ шучу: «в режиме одного кармана».

Впрочем, и при таком раскладе, очевидно, скандалы в творческих сообществах все же не закончатся. Во-первых, противники нынешней системы авторских прав, сдвинувшие с места проблему хотя бы формально, не успокоятся и продолжат жаловаться в высшие инстанции – то есть все тем же министру Мединскому и президенту Путину. Кроме того, аудиторская проверка по определению должна будет назвать тех, кому шли миллиардные отчисления за авторские права. А если этого не произойдет, то это само по себе тоже станет скандалом и поводом для новой ревизии, чтобы выяснить, кто же попытался скрыть правду.

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru

24СМИ

новости