17.09.2018 | Екатерина Буторина

Уборочная страда

ФНС всерьез взялась за клининговый бизнес, и это резко поднимет затраты на чистоту по всей России

Фото: Shutterstock

Беспрецедентную по масштабам генеральную уборку затеяла Федеральная налоговая служба в российской экономике. Ее цель – вывести бизнес из тени. Декларируется это уже не первый год и даже не первое десятилетие, но сейчас, похоже, у ФНС достаточно технических и юридических средств, чтобы не просто ловить отдельных предпринимателей, «оптимизирующих» налоги, но выводить на чистую воду целые отрасли. Пионером в этом смысле, как ни парадоксально звучит, стала клининговая отрасль.

Как оказалось, ответственный за чистоту бизнес сам изрядно «запачкался». При этом налоговики хоть и могут применить к нарушителям самые строгие меры, вплоть до привлечения к уголовной ответственности, но, что называется, вошли в положение и дали клининговым компаниям срок привести свои дела в порядок и продемонстрировать положительную динамику по выплатам долгов государству. Так называемый «период толерантности» заканчивается 1 января 2019 года.

Однако не от хорошей жизни бизнес ушел в тень. Да, налоговые платежи действительно «оптимизируются» в грандиозных масштабах (налоговики в ходе нынешних «чисток» рассчитывают получить 50 млрд рублей), но это не значит, что предприниматели кладут эти деньги себе в карман. Ситуация на рынке складывается таким образом, что компании (даже с многомиллиардными оборотами) вынуждены продавать свои услуги по самым минимальным ценам и зарабатывают на контрактах всего 1–2%. А поскольку главный ресурс клининга – это люди, то экономят прежде всего на их зарплатах, а точнее, с налогов на эти зарплаты. Таким образом, своим сотрудникам предприниматели платят причитающееся в конвертах и живут в постоянном страхе, что за ними не сегодня завтра придут инспекторы и правоохранители.

Нельзя просто так взять и стрясти с бизнеса долги – это понимают и налоговики, и антимонопольщики, и предприниматели. Поступить так было бы самым простым решением, но от этого бизнес не превратится из «серого» в «белый», а только «почернеет» еще больше, и тогда его будет уже не отследить. Чтобы решить проблему, впервые в России была создана площадка, на которой в режиме «одного окна» собрались представители так называемой «большой четверки» бизнес-сообщества («Деловая Россия», Российский союз промышленников и предпринимателей, Торгово‑промышленная палата и общественная организация малого и среднего бизнеса «ОПОРА России»), отраслевые ассоциации и представители властей – ФНС, ФАС, Роструд, миграционная служба МВД. Проект пилотный. Вслед за клининговой отраслью, как ожидается, последуют и другие. «Профиль» разбирался, что из этого может получиться и чего уже удалось достичь.

Индустрия чистоты

Facility management (букв. «управление объектом») – так принято теперь называть сферу бизнеса, специализирующуюся на обслуживании зданий. Это новая отрасль, которая сейчас формируется из аутсорсинговых компаний и активно растет во всем мире. И это не только уборка помещений (клининг). В эту отрасль входит все, что связано с обеспечением нормального функционирования работы в зданиях. Охрана, вывоз мусора, уничтожение насекомых, кейтеринг, ландшафтный дизайн, секретари на ресепшн, обслуживание лифтов, ремонт, освещение, отопление, водоснабжение, кондиционирование, противопожарные системы зданий – все это тоже зона ответственности фасилити менеджмента.

В 2012 году объем этого рынка во всем мире оценивался, по данным ISS Group, в $959 млрд, а по прогнозам на конец текущего года он составит уже $1,314 трлн. Рост наблюдается везде, отмечают аналитики НИУ ВШЭ, – в Северной и Латинской Америке, в Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе. В России этот рынок формировался довольно бурно, поскольку войти на него было несложно.

«В клининговые фирмы часто переделывались внутренние службы компаний, – рассказывает исполнительный директор Национальной ассоциации фасилити операторов (НАФО) Юрий Богданов. – Многие считают, что если взял на работу двух уборщиц, купил им ведра-тряпки, то и клининговая компания готова. Сейчас у крупных компаний, которые обслуживают в том числе и различные госорганы, на балансе не только множество техники, но даже профильные университеты». «Отрасль появилась в середине 90‑х годов, и это одна из самых инновационных отраслей в РФ. К нам этот бизнес пришел из-за рубежа, а там это огромная индустрия – индустрия чистоты, – рассказывал на июльском открытом отраслевом форуме глава Ассоциации русских уборочных компаний (АРУК) Юрий Рябичев. – В это вовлечена и масса машиностроительных предприятий, которые делают оборудование, расходные материалы».

Правда, оценивать потенциал рынка профессионального фасилити менеджмента в России сложно, считают аналитики ВШЭ: нет детальной и достоверной информации о его компонентах, что обусловлено недостаточной развитостью самого рынка, нет официального определения фасилити менеджмента, а также и официальной статистической отчетности по нему. Сейчас насчитывается 7,5 тыс. компаний, работающих в сфере уборки и техобслуживания помещений. По разным оценкам, в ней занято от 2 до 4 млн человек.

Фасилити операторы обслуживают таких гигантов, как «Кока-Кола», «Газпром», «Пепсико», «Росатом», «Русал», «Ростелеком», «Роснефть», ряд аэропортов, крупнейшие торговые сети, среди которых ТК Мега, ИКЕА, «Ашан», OBI, Leroy Merlin, Globus, Metro Cash&Carry, Х5 Ритейл групп, «Магнит», «Окей», «Лента», «Азбука вкуса», «М. Видео». По оценкам аналитиков ВШЭ, приблизительные расходы коммерческих и некоммерческих организаций на содержание принадлежащего им недвижимого имущества в 2016 году составили 2,5 трлн рублей на здания и 5,9 трлн на сооружения.

Но в уборке и обслуживании нуждаются все, в том числе и госорганы. Услугами клининга входящих в НАФО компаний, например, пользуются Госдума, МИД, ФСБ, ФНС и другие. Всего из консолидированного бюджета РФ и бюджетов государственных внебюджетных фондов расходы на оплату работ и услуг по содержанию имущества составили 1,14 трлн рублей (на 9,5% больше, чем в 2015‑м), из федерального бюджета – 0,57 трлн рублей (на 6,1% больше), а из консолидированных бюджетов субъектов РФ – 0,56 трлн рублей (на 13,2% больше). Всего, по оценкам экспертов ВШЭ, потенциальная доля фасилити менеджмента может составлять 4,2 трлн руб. Из них на клининг приходится 2,1 трлн руб.

Shutterstock
Миллионы людей трудятся в «индустрии чистоты», однако официально в ведомостях Роструда числятся лишь несколько тысяч. Зарплаты в конвертах – главный инструмент «оптимизации налогов» в этой отраслиShutterstock

Конкуренция по оптимизации

На фоне этих данных официальная статистика среднесписочной численности работников организаций в сфере услуг клининга и технической эксплуатации просто поражает – она составляет всего 6 700 человек. Эти данные сообщил заместитель руководителя Роструда Иван Шкловец. Где же остальные 2–4 млн занятых? Клининг, по словам чиновника, – это как раз один из тех секторов экономики, «где могут присутствовать риски использования нелегального труда как российских граждан, так и трудящихся мигрантов, неформальные трудовые отношения, серые схемы зарплат, уклонение от налогов». Для кого-то история с зарплатами в конвертах заканчивается плачевно. В частности, в конце июня сотрудники ФСБ и ФНС провели обыски в двух крупных компаниях, специализирующихся на уборке, так как выяснилось, что фирмы занимались аутстаффингом – выводом персонала за штат.

Но такой способ ведения бизнеса, увы, не исключение. «Я сам с 91‑го года в этой отрасли, и я с ужасом наблюдал, как индустрия чистоты превращается в серый и даже, как в некоторых СМИ сказано, в грязный бизнес, – говорит Юрий Рябчев. – Для человека самый большой страх – умереть. Для предпринимателя страшно, когда предприятие перестает работать и уходит. Вот это (уход в тень) происходило под страхом смерти».

Почему так произошло? В последние 10–15 лет на рынке фасилити менеджмента наблюдалась очень бурная конкуренция, так как порог входа был действительно низким. Фиксировался ежегодный рост на 30–40%. Но тенденция ухода в тень наметилась с принятием федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» в 2005 году. По словам Юрия Богданова, компании стали конкурировать не столько своими технологиями и профессиональными преимуществами, сколько низкой ценой, а фактически соревнуются в оптимизации налогов.

Что касается госзаказчиков, например, то закон просто обязывает их в ходе тендеров выбирать тех поставщиков услуг, кто предложит наименьшую цену. «У всех госзаказчиков KPI – сокращать затраты, например, на 10% в год, – поясняет он. – Они вычитают эти 10% от суммы прошлогоднего контракта и выставляют на аукцион. Часто контракты в изначальной стоимости уже невозможно выполнить без «налоговой оптимизации», это 90% случаев». Кроме того, в таких схемах часто используются подставные компании, а на объектах людям зарплаты выдают в конвертах. «В этом и есть корень проблемы – уровень цен настолько низок, что налоги в них не вписываются», – сетует исполнительный директор НАФО.

Клининговые компании Юрий Богданов сравнил с колоссами на глиняных ногах – у некоторых из них обороты составляют 10 млрд рублей в год, а зарабатывают они только 1–2% от этой суммы. Потенциальные доначисления налогов при этом составляют 30% выручки. Взять их часто неоткуда, вот и рискуют все эти колоссы рухнуть в один прекрасный день.

Терпение на исходе

И этот день, похоже, настал – ФНС вплотную занялась отраслью. Налоговики подсчитали, что вычеты по НДС клининговых компаний составляют 85%, тогда как этот показатель не должен быть выше 35%. Львиная доля себестоимости отрасли (50–70%) – это фонд оплаты труда, и соблазн раздавать зарплату в конвертах очень высок. «Но сейчас отбиваться от налоговой стало практически невозможно», – говорит Юрий Богданов.

Налоговики действительно во всеоружии. Теперь они работают с big data, а в 2015 году запустили систему АСК НДС (автоматизированная система контроля за уплатой НДС), сообщил на июльском форуме клининговой отрасли заместитель руководителя ФНС Даниил Егоров. Да и зарплатные налоги стали неплохо администрировать. Такая технология позволяет налоговикам не просто ловить отдельных нарушителей, но фокусироваться на целых отраслях, в которых наблюдаются наибольшие проблемы по неплатежам.

Но при этом выяснилось, что «сокрытие налога на добавленную стоимость даже не является дополнительной выгодой» для предпринимателей. «Это то, что позволяет сделать максимальный дисконт к цене заказчика, – поясняет Даниил Егоров. – И мы поняли, что модель классических рейдовых выездных проверок не работает. Тогда мы разработали модели отраслевых проектов».

Суть отраслевого проекта, пояснил Юрий Богданов, заключается в том, что ФНС, обобщив проблемы в той или иной отрасли, выделяет ее лидеров и ставит ультиматум: к определенному сроку продемонстрировать положительную динамику по выплатам налоговых долгов, выйти на показатели выплат в объеме 30–35% от прибыли и полностью «обелиться».

«Мы уже начали довольно серьезные контрольные мероприятия по тем компаниям, которые нас не слышат, – предупреждает Даниил Егоров. – Мы сейчас не будем работать по всему рынку, мы будем выбирать самых плохих, у которых самая большая доля вычетов и самые большие суммы неуплаты, и проводить контрольные мероприятия». До начала 2019 года действует так называемый «период толерантности» – если компании встанут на «путь исправления», им это зачтется при проверке предыдущих периодов отчетности. Если нет, то к налоговикам могут подключиться правоохранители, и тут уже запахнет уголовными делами.

Пока же ситуация на рынке складывается парадоксальная. Государство в лице ФАС требует минимальных цен по госконтрактам, бизнес, приспосабливаясь, перестает платить тому же государству налоги, и в ответ государство в лице ФНС начинает трясти бизнес, понуждая повышать цены на контракты и выплачивать долги, но та же ФАС зорко следит за повышением цен на эти же контракты.

Shutterstock
Shutterstock

Отмыться добела

Выездные налоговые проверки и блокировки счетов стали ежедневной повесткой для участников индустрии чистоты примерно с 2016 года. К этому еще добавилась политика Центробанка по оздоровлению банковской сферы – заниматься «обналом», как прежде, стало практически невозможно. Все это стимулировало компании объединиться, для того чтобы вместе решать, как из «серых» стать «белыми и пушистыми». Так родилась НАФО.

«Игроки рынка поняли, что существующая парадигма ведения бизнеса стала высокорисковой и явно убыточной, жить так дальше в общем-то стало невозможно», – говорит Юрий Богданов. Теперь их задача – привлечь в ассоциацию как можно больше компаний, чтобы вместе популярно объяснить заказчикам: цены на клининговые услуги придется поднять, так как в них будет включена налоговая нагрузка. Таким образом, цены вырастут примерно на 50–70%. Для примера: сейчас расценки на уборку внутренних помещений варьируются от 40 руб./м2 до 200 руб./м2 в месяц.

И хотя компании, входящие в АРУК и НАФО, взяли на себя обязательство к новому году отказаться от схем налоговой оптимизации, сделать это не так просто. Ведь заказчики (что коммерческие, что государственные) не спешат вникать в проблемы контрагентов, для них важно, чтобы выполнялись условия уже заключенных контрактов. А их невыполнение грозит серьезными штрафами и убытками.

Клининг – не первая отрасль, за которую берется ФНС. Пару лет назад особым вниманием налоговиков пользовался рынок электроники и бытовой техники. И точно так же тогда велся диалог с ведущими компаниями в этой сфере и их ассоциацией. Разница в том, объясняет Юрий Богданов, что на рынке техники всего с десяток крупных игроков‑дистрибьютеров, которым не стоило большого труда пересмотреть цены, консолидировать отрасль и выплатить таможенные и налоговые долги. У индустрии фасилити таких компаний тысячи, и они не могут диктовать цены, так как это сектор b2b, во многом зависящий от заказчиков.

Но уникальность клининга в том, что впервые на помощь предпринимателям пришло все деловое сообщество в лице «большой четверки» – РСПП, ТПП, «Деловой России» и «ОПОРы России». Вместе они организовали «единое окно», куда были приглашены для диалога ФНС, ФАС, миграционная служба, Генпрокуратура, ФСБ, Роструд и отраслевые ассоциации. Ведь очевидно, что отмываться придется не только специалистам по уборке, проблемы, присущие этой отрасли, точно так же характерны и для многих других. А теневой сектор в России сейчас составляет 39% от ВВП. Да и нынешняя тактика ФНС разбираться с проблемами налоговых долгов от отрасли к отрасли как бы намекает, что за клинингом последуют другие сферы.

«Мы на самом деле обсуждаем более широкую тему, чем клининговый бизнес, – сказал на июльском форуме президент РСПП Александр Шохин. – Фасилити менеджмент – только пример того, как мы хотели бы выстраивать работу и внутри бизнеса, и во взаимодействии с властью». Таким образом, задачей участников этой площадки стало принятие «ускоренных мер по обелению российской экономики». При этом реализовать меры планируется в ближайшие два-три года, иначе, говорит глава РСПП, «мы не получим тех знаковых результатов, о которых говорится в майском указе президента, будь то темпы роста выше средних мировых, будь то 25% инвестиций в основной капитал, будь то 5% ежегодного роста производительности». Повысить налоги и пенсионный возраст – это простые схемы, считает он, куда сложнее, но и эффективнее добиться «формализации неформализованной экономики» и ее «обеления» и прощения части старых задолженностей. Адрес налоговой службы при этом забывать не стоит, на всякий случай напомнил Александр Шохин.

КОНТЕКСТ

26.04.2018

На работу – как домой

Современный офис превращается в многофункциональное и уютное пространство, которое легко переформатируется под любые задачи

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru