20.08.2018 | Владислав Гринкевич

Всё нормально: падаем

Эксперты прогнозируют дальнейшие кульбиты на валютном рынке, которые приведут к новому подорожанию доллара вплоть до 80 рублей

Фото: Донат Сорокин⁄ТАСС

Угроза новых санкций со стороны Вашингтона обернулась заметным ослаблением российской валюты. Во вторую неделю августа рубль подешевел относительно доллара примерно на 8%. Оперативные действия ЦБ и Минфина позволили ему слегка «отыграть вверх», а вот что будет дальше, не совсем ясно.

Часть экспертов уверены, что в ближайшие пару лет российская валюта сохранит нынешние позиции и курс доллара будет колебаться в пределах 60–70 рублей. Другие прогнозируют новый виток ослабления рубля и подорожание доллара до 80 рублей уже в этом году. «Профиль» решил разобраться, что ждет нашу денежную единицу и как курсовые колебания отразятся на отечественной экономике.

Резкое подорожание доллара и евро началось 8 августа, а уже 13‑го в ходе торгов курс евро достиг 78 рублей, доллар подскочил до 68,66 руб-ля – это максимальный показатель с апреля 2016 года. Руководитель центра макроэкономического анализа Альфа-банка Наталия Орлова называет три основные причины ослабления рубля: санкционное давление, экономический кризис в Турции, спровоцировавший отток капиталов с развивающихся рынков, и предложение российских властей повысить налоги для металлургической отрасли.

Ведущий эксперт института «Центр развития» НИУ ВШЭ Сергей Пухов добавляет к этому списку еще и дешевеющую нефть. В мае баррель стоил почти 80 долларов, сегодня – меньше 72 долларов. «Пока это не приняло форму явно выраженной тенденции, но все идет к тому, что цены будут снижаться, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, пока не будут приняты какие-то санкции в отношении Ирана», – говорит эксперт.

Пугливые спекулянты

И все-таки главным драйвером ослабления рубля стали новые антироссийские санкции. Вернее, даже не санкции, а только их угроза. Напомним, в конце июля американские СМИ сообщили, что конгрессмены Линдси Грэм, Роберт Менендес, Кори Гарднер и Бен Кардин готовят законопроект по ужесточению экономического давления на Россию. В числе прочего он предполагает блокировку операций российских госбанков в США и запрет на приобретение российского госдолга. Наблюдатели отмечают, что на этот шаг Белый дом пойдет только в крайнем случае, ведь американские резиденты сами активно инвестируют в долговые бумаги РФ.

Вместе с тем санкции против российского госдолга – вторая по значимости неприятность, которую могут устроить нам США, после возможного отключения нашей страны от международной платежной системы SWIFT. Поэтому одних «словесных интервенций» хватило, чтобы напугать биржевых спекулянтов, и те начали выводить капиталы с российского рынка. А именно спекулятивный спрос на акции российских компаний был одним из факторов укрепления рубля в последние годы.

Уже 8 августа (сразу после публикации санкционного законопроекта) курс доллара превысил 65 рублей, и в последующие несколько дней американская валюта дорожала примерно на рубль в сутки. Масла в огонь подлила Турция – экономический кризис в этой стране привел к бегству капиталов со всех развивающихся рынков, в том числе и российского. Началось все 10 августа, после того как президент США Дональд Трамп заявил о повышении пошлин на сталь и алюминий для Анкары. В результате за один день турецкая валюта подешевела на 14%, до 6,47 лиры за доллар, – это исторический минимум.

Новый азиатский шторм

Вообще-то о проблемах в турецкой экономике зарубежные и отечественные аналитики говорят уже довольно давно: страна имеет устойчивый отрицательный баланс по текущему счету 4–6% ВВП и хронический дефицит бюджета 2–3% ВВП. Из-за этого турки вынуждены постоянно рефинансировать свою внешнюю задолженность и наращивать долги. Анкару даже называли «хромой уткой» развивающихся рынков. А еще весьма влиятельные персоны вроде финансиста Джорджа Сороса или известного экономиста Пола Кругмана нагоняли страху, сравнивая нынешнюю ситуацию в развивающихся экономиках с той, что сложилась в Азии накануне кризиса 1998–1999 годов. Регионами наибольшего риска при этом назывались Аргентина и Турция: мол, жахнет там, а дальше, как домино, начнут обрушиваться другие новые экономики.

Неудивительно, что, как только Турцию «затрясло», спекулянты бросились выводить средства из развивающихся стран и вкладывать их в более надежные активы вроде евро, швейцарского франка или японской иены. К слову, очень не повезло Индии – 13 августа ее валюта упала до рекордно низкого уровня по отношению к доллару (69,62 рупии за доллар). Под раздачу попала и Россия – ослабление рубля на фоне паники ускорилось.

А к внешним факторам добавились, мягко говоря, не слишком свое-временные фискальные инициативы российских властей – 9 августа помощник президента Андрей Белоусов предложил увеличить налоги для металлургических и химических компаний, а также для производителей удобрений. По мнению чиновника, это даст бюджету дополнительно 500 млрд рублей в год (деньги нужны для выполнения майских указов). Вдобавок, как указал Белоусов, налоговая нагрузка для металлургов и химиков ниже, чем для нефтегазового сектора, а это несправедливо.

Представители соответствующих отраслей тут же заявили, что введение нового налога резко снизит инвестиционную привлекательность отечественного рынка. В своем обращении к главе государства Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) отметил, что одномоментное снижение капитализации российского фондового рынка в случае одобрения инициативы Белоусова может достичь 3 трлн рублей. Впрочем, профильные министерства – Минэкономразвития, Минэнерго, Минприроды и Минпромторг, которым было поручено дать заключение на идею помощника президента, высказались против повышения налога.

Нужна политическая воля

Надо сказать, что российские финансовые власти отреагировали на ослабление рубля очень оперативно – уже 8 августа Центробанк почти вдвое сократил закупки иностранной валюты для Минфина. Эти операции проводятся в соответствии с бюджетным правилом для стерилизации нефтегазовых доходов при цене нефти свыше 40 долларов за баррель. Так, в августе ЦБ должен был каждый рабочий день приобретать валюту на 16,7 млрд руб.

«Минфин покупает около 6 млрд долларов ежемесячно, а в годовом выражении сумма может составить до 60 млрд долларов, – поясняет Наталия Орлова. – Поэтому сокращение закупок – это основная поддержка, которую правительство оказало рынку, снижая давление на рубль».

В тактическом плане регуляторы добились желаемого – рост курса доллара прекратился и рубль чуть-чуть отскочил вверх. Ключевой вопрос теперь: сможет ли он вернуть утраченные позиции или надо ждать новых падений?

В запасе у наших денежных и финансовых властей есть еще пара приемов, чтобы при необходимости застопорить ослабление рубля: скажем, Минфин может вообще приостановить покупку валюты, а ЦБ, напротив, начнет активнее покупать российские облигации. Но это опять краткосрочные меры, а что дальше?

Часть экспертов считают, что фундаментальных предпосылок к дальнейшему ослаблению российской валюты нет: инфляция в стране низкая, а экономика пусть и медленно, но продолжает расти. Поэтому наиболее вероятен сценарий, при котором курс доллара будет колебаться в пределах 60–70 рублей. «Это равновесный курс на этот год и на следующие два года», – уверена аналитик Альфа-банка. Да, сохраняются санкционные риски. Само санкционное законодательство США написано так, чтобы держать оппонента в постоянном напряжении: в любой момент под ограничения может попасть практически любой резидент РФ. Поэтому новая порция словесных интервенций со стороны Вашингтона, безусловно, способна спровоцировать очередной отток спекулятивного капитала из России и как следствие ослабление рубля. Но это создаст «разовое давление на курс», и рынок отыграет возможные падения.

По мнению Сергея Пухова, приближение доллара к границам коридора в 60–70 рублей возможно при серьезных конъюнктурных подвижках на мировом рынке. Скажем, значительное падение нефтяных цен приведет к подорожанию американской валюты до 70 рублей и выше, а введение санкций против Ирана и ожидание дефицита нефти могут опустить доллар до отметки 60 рублей.

Более пессимистично оценивает ситуацию директор Института стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев. По его версии, общая тенденция на ослабление российской валюты сформировалась, и переломить ее без политических решений не удастся. «Власти должны пытаться политическими методами решить эту проблему. Хоть как-то смягчить санкционное давление», – поясняет эксперт. В противном случае рубль ждут новые падения относительно доллара и евро (они будут чередоваться с отскоками), и в итоге стоимость американской валюты установится в коридоре 70–80 рублей за доллар. Причем верхняя отметка в 80 рублей может быть достигнута уже в этом году. Стоит заметить, что некоторые экономисты предполагали, что уже к концу августа доллар подорожает до 70 рублей.

Так ли опасен слабый рубль

Другой важный вопрос: как ослабление российской валюты может повлиять на отечественную экономику? Вполне очевидно, что наш потребительский рынок и многие отрасли в значительной мере зависят от импорта. Следовательно, подорожание доллара и евро должно так или иначе ударить по карману рядовых россиян и отразиться на работе компаний, в чьей себестоимости высока доля импорта; еще подорожает обслуживание внешнего долга и т. д.

Как обычно, в такой ситуации в выигрыше могут оказаться отечественные экспортеры, имеющие валютную выручку. Сергей Пухов напоминает, что значительное ослабление рубля (где-то на 50%) увеличивает возможности для импортозамещения, но практика показывает, что этот процесс идет далеко не всегда и не во всех областях, где мог бы быть.

С другой стороны, Наталия Орлова отмечает, что в условиях плавающего курса наблюдаемые колебания не должны приводить к незамедлительному изменению макроэкономических показателей – всплеску инфляции и т. д. «Многие по-прежнему воспринимают движение курса валюты как движение в одну сторону, – рассуждает собеседница «Профиля». – Раньше в условиях фиксированного курса, когда доллар выходил на новый уровень, он больше назад не возвращался». Сейчас это не так, рубль (а соответственно, доллар и евро) колеблется в довольно широком диапазоне. Скажем, в 2016 году стоимость американской валюты уже достигала планки 80 рублей, после чего откатилась к показателю 50 рублей. Наши компании вполне адаптировались к такой волатильности и «забивают» соответствующие риски в свою маржу. К слову, потребители тоже привыкли к подобным колебаниям и не бегут скупать валюту или импортные товары (хотя некоторый рост спроса на бытовую технику и турпутевки все-таки отмечается).

Можно еще вспомнить апрельское ослабление рубля – тогда доллар подорожал с 57 рублей до примерно 64 рублей, но среднегодовые показатели инфляции остались в пределах 2,5%.

«Колебания курса защищают банковский рынок и экономику от шока процентных ставок, – продолжает Орлова. – Если бы курс не двигался, у нас был бы кризис ликвидности. Поэтому не нужно воспринимать движение курса как негативный фактор».

А Игорь Николаев из ФБК полагает, что курсовые колебания резко повышают степень неопределенности в экономике и, как следствие, становятся тормозом для инвестиций. «Непонятно, что будет с рублем, надо подождать», – объясняет эксперт логику потенциальных инвесторов. Плюс дальнейшее ослабление российской валюты, по его мнению, почти неизбежно приведет к раскручиванию инфляции – по оценке эксперта, это еще полтора-два процентных пункта к итоговому показателю.

Вместе с тем нынешняя ситуация не идет ни в какое сравнение с 1998 годом, когда рубль просел на 250%, и даже с 2014‑м, когда курс доллара подрос с примерно 34 рублей до почти 60 рублей. Даже если в ближайшие месяцы доллар подползет к отметке «восемьдесят», это не приведет к каким-либо потрясениям в экономике (у нее достаточный запас прочности), и уж тем более к утрате политической стабильности. Но это означает, что власти, скорее всего, не станут предпринимать экстренных мер по сдерживанию курса, а пойдут на девальвацию отечественной валюты. То есть в конечном итоге потребителям просто придется чуть потуже затянуть пояса.

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru