03.07.2018 | Игорь Наумов

Необъявленная «война моторов»

Американцы целенаправленно «сливают» производителей дизельных машин из стран-конкурентов

Фото: Jens Meyer⁄AP⁄TASS

Громкий скандал с фальсификацией данных об экологической чистоте дизеля, в котором оказались замешаны крупнейшие европейские автоконцерны, может иметь фатальные последствия для машин, оснащенных этим типом двигателя.

В конце 2015 года в Евросоюзе был принят экологический стандарт «Евро‑6», который называют не иначе как «антидизельным». Согласно новым требованиям, допустимое содержание оксидов азота в выхлопных газах снижено с 0,18 до 0,08 г/км. Считается, что решить задачу можно только за счет установки дорогостоящей системы рециркуляции выхлопа для нейтрализации вредных веществ путем дожигания, а это чревато серьезным увеличением цены на машины, двигатели которых работают на тяжелом топливе.

В 2016‑м на саммите С40 Mayors мэры Парижа, Мадрида, Афин и Мехико подписали декларацию о намерении ввести к 2025 году полный запрет на эксплуатацию автомобилей, работающих на солярке. Настоящий крестовый поход против дизеля объявили «зеленые».

В феврале 2018 года Федеральный административный суд Лейпцига удовлетворил иск экологической организации Deutsche Umwelthilfe (DUH) о праве властей немецких городов закрывать въезд таких машин.

Неудивительно, что спрос на автомобили с дизельными двигателями в странах Евросоюза, которые являлись главным рынком сбыта, неуклонно снижается. Так, в первом квартале текущего года продажи снизились на 17%, что стало самым серьезным падением за последние несколько лет.

Статистику портят не только частные клиенты, но и юридические лица. Наглядно это проявляется в Германии. Согласно данным Центра автомобильных исследований (CAR) при Университете Дуйсбурга-Эссена, в начале 2015 года доля дизельных машин в корпоративных автопарках немецких компаний достигала почти 76%, в 2017 году – 68,4%.

На этом фоне ведущие автопроизводители Старого Света объявляют о планах полного отказа от выпуска машин на тяжелом топливе в пользу гибридов и электрокаров.

Все средства хороши

Дизельный скандал, получивший в СМИ название «дизельгейт» по аналогии со знаменитым Уотергейтом, приведшим в 70‑х годах прошлого века к отставке американского президента Ричарда Никсона, разразился в сентябре 2015 года. Агентство по охране окружающей среды США обвинило Volkswagen, а затем Opel, Mercedes-Benz, BMW в мошенничестве при сертификации автомобилей на соответствие экологическим стандартам «Евро-5». Было доказано, что программное обеспечение дизельных машин при прохождении тестовых испытаний временно включало специальный режим очистки выхлопных газов, благодаря чему показатели снижались до приемлемых величин.

Проблема имела системный характер. В частности, выяснилось, что европейские автопроизводители отправляли свои новые модели на тестирование в Люксембург, Нидерланды или на Мальту, где экологическую экспертизу проводили частные компании. Еврокомиссар по вопросам внутреннего рынка, промышленности и предпринимательства Эльжбета Беньковская признала: «дизельгейт» показал, что система сертификации автомобилей в Европе потерпела фиаско.

Мошенническая схема безотказно работала несколько лет. Начиная с 2009 года Volkswagen в 55 странах мира реализовал более 11 млн «грязных» машин. Концерн признал махинации, что привело к обвалу курса акций – капитализация всего за день потеряла более $20 млрд. В дальнейшем пришлось выплачивать штрафы и компенсации обманутым клиентам. В частности, в январе 2017 года Volkswagen согласился выплатить США $4,3 млрд в виде отступных за предоставление ложных сведений при импорте машин и попытках воспрепятствовать расследованию. В общей сложности издержки концерна по ликвидации последствий «дизельгейта» в настоящее время превысили €27 млрд.

Гендиректор Volkswagen Мартин Винтеркорн подал в отставку. В июне 2016 года он стал фигурантом уголовного дела в Германии, а в мае 2018-го американский суд заочно предъявил ему обвинения в мошенничестве. В сентябре прошлого года в Германии был арестован Вольфганг Хатц, который с 2007 по 2011 год как раз курировал производство моторов. Бывшему топ-менеджеру инкриминируют личную причастность к созданию схемы использования мошеннического ПО при тестировании дизельных двигателей. Еще одна потенциальная жертва – глава Audi (компания входит в группу Volkswagen) Руперт Штадлер. Он был помещен в камеру предварительного заключения 18 июня текущего года. Как сообщают СМИ, в отношении Штадлера открыто уголовное дело по подозрению «в мошенничестве и опосредованном подлоге».

В США жаждут немецких скальпов, но Германия своих подданных другим странам не выдает. Что может ждать того же Винтеркорна за океаном, показывает пример его коллеги Оливера Шмидта. Бывший главный представитель Volkswagen в Новом Свете, к слову сказать, добровольно сдавшийся в руки американской Фемиды, в декабре 2017 года был приговорен к 7 годам тюрьмы и штрафу в $400 тысяч.

В обозримом будущем «посадки» возможны и среди руководителей альянса Fiat Chrysler Automobiles (FCA). Примерно полтора года назад Агентство по охране окружающей среды США (EPA) уличило и этот концерн в использовании обманного компьютерного оборудования более чем на 100 тысячах автомобилей, проданных на американском рынке. Таким образом, дизельный скандал втягивает в свою орбиту все новых игроков мирового автопрома.

Очевидно, что эта история имеет не только чисто уголовную подоплеку, но и экономическую. Многое указывает на то, что США избрали такой изощренный способ ведения торговой войны, когда под благовидным предлогом можно вытеснить с внутреннего рынка немецкие, японские и французские концерны, полагает технический директор федеральной сети автосервисов FIT Service Алексей Рузанов. «Это экономическая война. В основе «дизельгейта» – борьба с конкурентами. На рынке США дизель не пользуется большой популярностью. Почему бы под шумок не убрать немецкие бренды целиком», – подтверждает независимый автоэксперт Сергей Асланян.

По словам Рузанова, несколько лет назад первой под удар необъявленной торговой войны попала Tоyota, которая имела неосторожность «подвинуть» General Motors на 3-е место по продажам в мире. Американцы решили бороться с успешным конкурентом известными методами. У японской компании незамедлительно возникли проблемы с самопроизвольным ускорением автомобилей, которое приводило к аварийным ситуациям на дороге.

«Позже, когда были проведены расследования скандальных дорожных происшествий, выяснилось, что водители путали педали «тормоз» и «газ» и никакого «самопроизвольного ускорения» не было», – отметил Рузанов. Tоyota к этому времени заплатила более $1 млрд за штрафы, потеряла 20% капитализации, а продажи машин в США упали на треть. Тогда на американский рынок ворвался Volkswagen с дизельными Jetta и Passat и весьма уверенно занял лидирующие позиции. После этого «дизельгейт» стал неизбежен, резюмировал наш собеседник.

Обреченный дизель

Дизельные легковые автомобили вошли в моду пару десятилетий назад. До этого двигатели на тяжелом топливе использовались в основном на коммерческой технике и общественном транспорте. Солярка у европейцев приобрела популярность из-за резкого роста мировых цен на энергоносители, но в свете последних событий отношение к ней изменилось.

Аналитики швейцарской UBS Group AG предупреждают – из-за «дизельгейта» через 8–10 лет машины с двигателями на тяжелом топливе практически исчезнут с рынка. И это при том, что сейчас в автопарках стран ЕС дизельных авто в среднем 55%, тогда как в Японии и США этот показатель не превышает 10%. Несколько лет назад британский интернет-портал Autocar опубликовал прогноз, согласно которому доля дизельных автомобилей в Европе должна снизиться до американского уровня. Причина – перманентное ужесточение экологических требований, следование которым ведет к росту производственных затрат, а значит, и к увеличению цены конечного продукта – автомобиля.

Первой летом 2017 года заявила о готовности сойти с дистанции Volvo. Шведы решили сосредоточиться на развитии гибридных и электрических установок. «Инвестировать в дизельные двигатели нового поколения, выводить их на новый экологический уровень нерентабельно», – констатировал генеральный директор компании Хокан Самуэльсон.

Представители Volkswagen тоже говорят о «переосмыслении и очищении». Концерн свернул продажи дизельных машин в США, считая, что их потенциал на местном рынке исчерпан. Компания Cummins, которую в Америке считают чуть ли не синонимом дизельного двигателя, также объявила о смене ориентации в сторону гибридов и полностью электрических установок.

Едва ли не единственный, кто пытается плыть против течения, Bosch. Два месяца назад председатель правления группы Bosch Фолькмар Деннер объявил, что удалось создать технологии, позволяющие почти в десять раз снизить выбросы оксидов азота (NOx) – со 120 до 13 миллиграммов на километр пути. Причем, что имеет принципиальное значение для производителей и потребителей, это не требует серьезных инвестиций и установки дополнительного оборудования на автомашины.

«У дизеля определенно есть будущее. Мы хотели бы поставить точку в дискуссии о закате дизельных технологий», – с оптимизмом заявил Деннер. По его словам, машины, в которых станут применять эти разработки Bosch, будут официально классифицированы как автомобили с низким уровнем вредных выбросов.

Julian Stratenschulte⁄DPA⁄TASS
Благодаря мощной пиар-кампании выхлоп дизельных машин был объявлен самым вредным, а после развязанного американцами «дизельгейта» против Volkswagen его генеральному директору Мартину Винтеркорну пришлось уйти у отставкуJulian Stratenschulte⁄DPA⁄TASS

Однако реакции производителей до сих пор не последовало. Как пояснили «Профилю» в российском подразделении Bosch, автоконцерны удивились новостям из Штутгарта, но и только. Первый вице-президент Российского союза инженеров Иван Андриевский объясняет это тем, что Европа и особенно Германия давно нацелены на «зеленые» технологии и экологичность, в том числе и в сфере автотранспорта.

С большим пессимизмом оценивает ситуацию директор дивизиона Юго-Восток ГК «АвтоСпецЦентр» Александр Зиновьев. «Через пять–восемь лет дизельные двигатели уйдут в прошлое. В первую очередь из-за «дизельгейта». Во всяком случае, это относится к массовым и некрупногабаритным моделям авто. Исключение могут составить грузовики, автобусы, пикапы и внедорожники», – говорит он. Одно из подтверждений необратимости изменений, происходящих на рынке, по его мнению, – прекращение продаж автомобилей Audi моделей A6 и A7, на которых устанавливались дизельные двигатели. Именно эти машины Федеральное управление автотранспорта Германии не так давно обязало отозвать с рынка.

Директор по корпоративным коммуникациям и мероприятиям Volvo Car Russia Антон Свекольников прокомментировал «Профилю» планы шведской компании начиная с 2019 года выпускать все новые модели исключительно электрифицированными.

«В долгосрочной перспективе это приведет нас к совершенно новой эпохе – без традиционного двигателя внутреннего сгорания. Мы будем постепенно сокращать число автомобилей с ДВС. Но после 2019 года в нашей линейке наравне с полностью электрическими автомобилями будут присутствовать машины в гибридных версиях (умеренных и подключаемых к электросети), по-прежнему оснащенные ДВС», – отметил он.

Постепенный отказ Volvo Cars от дизельных двигателей не означает, что наступает конец их производству и продажам, заключил Свекольников: компания продолжит предлагать дизельные версии автомобилей, которые будут отвечать самым последним нормам по выбросу вредных веществ. Данный приоритет сохранится до тех пор, пока останется запрос от клиентов, а также в тех сегментах, где это будет целесообразно с точки зрения удовлетворения спроса.

А нам все равно

То, что немцу и прочим европейцам плохо, русскому, как выясняется, без разницы. «В России автомобили с дизельными двигателями не пользуются большой популярностью. Доля этого рынка составляет около 5% от всех продаж, причем этот показатель постепенно снижается. Такие двигатели популярны среди владельцев пикапов, кроссоверов и внедорожников, но в массовом сегменте парк этих машин на российском рынке не превышает 1%», – поясняет Зиновьев.

Золотой век дизеля в прошлом, однако этот двигатель в 1,5–2 раза эффективнее бензинового, напоминает старший аналитик ИК «Фридом Финанс» Вадим Меркулов. В этой связи производители в среднесрочной перспективе от солярки едва ли откажутся, тем более на фоне роста нефтяных котировок и, соответственно, удорожания бензина. «До массового появления электромобилей на рынке остается около 4 лет, и до этого времени дизельные автомобили по-прежнему будут занимать существенную долю в продажах», – уверен эксперт.

Кроме того, чтобы пересесть на электрокары и гибридные авто, требуется развитая инфраструктура, которая сейчас отсутствует даже в странах Европы. Очевидно, что до 2025 года ее физически не успеют создать. К тому же тотальный отказ от солярки не решает экологических проблем. Природа не терпит пустоты – вырастет спрос на машины с бензиновыми двигателями, что приведет ситуацию в исходную точку – вместо выбросов оксида азота увеличатся выбросы оксида углерода (CO), воздух в городах от этого чище не станет, философски заметил Рузанов.

КОНТЕКСТ

20.01.2018

Крыло взаймы

Мексиканская Interjet вынуждена ремонтировать свои Sukhoi Superjet 100, заимствуя детали у таких же лайнеров из своего авиапарка

14.09.2017

Моторы большого спорта

Зачем автомобильные компании спонсируют команды соревнования и целые спортивные дисциплины

17.03.2017

Легковое применение

В Госдуме предложили использовать материнский капитал для покупки автомобилей отечественного производства

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru