13.02.2018 | Алексей Афонский

МРОТ: новый поворот

Перед выборами власти озаботились низкими зарплатами населения. Но при этом снижают прожиточный минимум. Как объяснить этот парадокс, что принесет людям и экономике повышение минимальной оплаты труда

Фото: Кирилл Кухмарь⁄ТАСС

Правительство собирается понизить прожиточный минимум на 542 руб. Делается это на фоне его грядущего уравнения с величиной МРОТ.  Усредненный прожиточный минимум россиян будет равен 9786 руб. Для трудоспособного населения он чуть больше – 10 573 руб., для пенсионеров и детей – меньше: 8 078 и 9 603 руб. соответственно. 2017 год продолжил тенденцию 2016‑го – один из важнейших социальных индикаторов то повышался, то понижался, потеряв покой после достижения отметки 10 тыс. руб. Что теперь будет с МРОТ, социальными пенсиями и другими пособиями и как это отразится на адресатах и на экономике в целом, разбирался «Профиль».

Холодильник раз в 15 лет

В проекте приказа Минтруда (опубликован на портале размещения нормативно-правовых актов) говорится о снижении прожиточного минимума сразу на 5,2% - те самые 542 руб. Что же представляет из себя этот показатель и как он вычисляется? По сути, это стоимостное выражение базовой потребительской корзины. Она, в свою очередь, делится на три главные составляющие: продовольственные товары, непродовольственные и услуги.

К продовольственным относятся, например, 100,4 кг картофеля, 126,5 кг хлебных продуктов (включая макароны, муку, крупу и бобовые), 114,6 кг овощей, 60 кг фруктов, 58,6 кг мясопродуктов (именно мясопродуктов, а не мяса), 18,5 кг рыбопродуктов, 210 яиц. Количество берется из расчета годовой потребности взрослого человека, у детей и пенсионеров свои нормы.

Среди непродовольственных товаров можно найти одежду (к примеру, шесть пар обуви на 3,2 года и три пальто на 7,6 года), бытовую технику (один телевизор на десять лет или холодильник на 15), школьно-письменные товары (три штуки на год). К услугам принято относить жилищно-коммунальное обеспечение (включая газ) и затраты на транспорт. 

Помимо этого, в прожиточном минимуме учитываются обязательные платежи, которые не входят в потребительскую корзину. В основном, это налоги. Понятно, что у детей и пенсионеров их нет. Именно поэтому для них рассчитываются отдельные прожиточные минимумы. Есть свой и у трудоспособного населения. В качестве объединяющего выступает так называемый усредненный уровень, который по умолчанию как раз и называют прожиточным минимумом. Более того, в каждом регионе рассчитывают свой собственный показатель, который по закону не может быть ниже общефедерального.  

Специалисты из разных областей любят критиковать содержание корзины. Диетологи указывают на несбалансированный рацион, экономисты – на отсутствие расходов на платные образование и медицину, к которым хотя бы иногда прибегают многие россияне. К тому же, составители совсем не учли, что современные люди все чаще питаются вне дома. 

Некоторые недостатки признают даже власти. В январе министр труда Максим Топилин рассказывал о «переборе хлебных продуктов и картофеля». «И, наоборот, маловато мясных и рыбных продуктов, овощей и фруктов», – отмечал чиновник. Минздрав еще два года назад подготовил специальные рекомендации, из которых следует, что здоровый сбалансированный ежедневный рацион должен включать в себя в среднем на 200 г больше продуктов каждой категории, чем сейчас (но при этом от лишнего хлеба, макарон и яиц стоит отказаться, соглашаются в ведомстве).

Надо сказать, что у государства в этом году будет не только возможность, но и повод прислушаться к советам. По закону, состав корзины должен пересматриваться раз в пять лет, и последний раз это произошло в 2013 м. Правда, у чиновников есть опция оставить все как есть еще на пятилетку. И, судя по всему, они ею воспользуются: Минтруд уже заявил, что до конца года соберет рабочую группу, которая займется разработкой новой корзины, но ввести ее планируется только в 2021 году.

Но не только лишь набор базовых потребностей россиян вызывает вопросы – они возникают и при взгляде на методику подсчета прожиточного минимума. Его величина пересматривается раз в квартал. По идее, колебания должны напрямую зависеть от инфляции. Но правительство решило иначе: продуктовая составляющая базовой корзины высчитывается, исходя из средних цен (по данным Росстата). А вот с непродовольственными товарами и услугами власти не стали заморачиваться: с 2013 года их стоимость по умолчанию равна половине от продуктового набора. 

А ведь инфляция в этих сегментах куда выше, чем в продовольствии, и меньше зависит от сезона. Получается, стоимость базовой корзины намеренно занижается, а вместе с ней и прожиточный минимум. 

Это хорошо видно, если сравнивать его с индексом потребительских цен. Именно этот показатель принято в обиходе называть инфляцией. Даже в документе Минтруда есть отсылка к нему – там говорится, что индекс в октябре-декабре прибавил 0,2% (а не потерял 5,2%, как прожиточный минимум). Отчасти такое расхождение можно объяснить. Ведь прожиточный минимум ориентирован на самые бедные слои населения, а их траты по своей структуре отличаются от всех остальных. 

«В индексе потребительских цен пищевые продукты составляют около 30%, - отмечает директор по анализу фондовых рынков и макроэкономики управляющей компании «Альфа Капитал» Владимир Брагин. – Но если мы говорим о прожиточном минимуме, там соотношения уже совсем другие. Доля продовольствия там гораздо выше. Все просто: чем ниже уровень доходов, тем выше доля расходов на продукты питания». 

По данным Росстата, продукты в конце года действительно дешевели, но только на полпроцента. В версии Минтруда на них приходится сразу 3,4% из пресловутых 5,2%. Все дело в выборке. Отдельный продуктовый индекс потребительских цен включает в себя около 600 позиций, но в потребительскую корзину вошли только 11. И именно они в IV квартале 2017-го дешевели стремительнее всего. 

Овощ – главный враг бедных

Кто же был здесь лидером? По версии Минтруда, овощи. В октябре-декабре белокачанная капуста потеряла в цене сразу на 32,8%, репчатый лук – на 31,5%, морковь – на 28,7%, картофель – на 21,3%. Насколько можно верить таким цифрам? Собеседники «Профиля» считают, что в целом можно. 

«Если сравнивать с третьим кварталом, то цены на овощи действительно упали. Тут все дело в урожае. Он начал активно поступать на рынок, поэтому произошло снижение. В таких случаях это стандартная ситуация», – говорит президент Национального союза производителей овощей Сергей Королев.

«Для четвертого квартала года снижение цен, в том числе и на продукты питания и конкретно на овощи, – нормальное явление. Для меня это не странно. Самое мощное снижение цен на овощи происходит в октябре и ноябре, когда собирается урожай, – соглашается директор Центра анализа доходов и уровня жизни НИУ ВШЭ Лилия Овчарова. – Более того, снижаются даже цены на мясо, потому что идет забой скота. К тому же не надо забывать о предпраздничных распродажах».

«Единственное, что может вызвать подозрение, – это поведение некоторых регионов. Они берут для расчетов средних цен конкретные торговые точки, где все дешевле. И таким образом занижают прожиточный минимум. Можно сказать, манипулируют данными», – уточняет Овчарова.

Выходит, по правилам правительства все верно. Другое дело, что сами эти правила выглядят весьма сомнительно. Каким бы бедным ни был человек и как бы скромно он ни жил, кроме еды (и, конкретно, овощей) ему все-таки требуется кое-что еще, пусть даже в ограниченных объемах. И если адекватно посчитать затраты на все нужды (а не просто представить, что они в два раза ниже, чем на продукты), цифры получатся другими. 

2017 год и без того формально вышел для прожиточного минимума успешным, хоть и неоднозначным. Сначала индикатор вырос на 218 руб. – до 9 909 руб. Затем прибавил еще аж 420 руб. и достиг уже 10 329. Но второе полугодие внезапно обернулось своеобразной коррекцией. И если в III квартале падение было незаметным – всего один рубль, то вот теперь сразу 542 руб. Как итог – плюс 95 руб. (или менее 1%) за год. Рубеж в 10 тыс. руб., преодоленный во II квартале 2015 года, стал как будто заколдованным. При корректных вычислениях по правильной формуле его можно было бы уверенно перешагнуть.

Предвыборный МРОТ

В чем же причина? Только ли в желании властей занизить статистику бедности в стране? Не совсем. Сам по себе прожиточный минимум, скорее, вспомогательный показатель, нужный, главным образом, для статистики. Другое дело МРОТ. Это не только минимальная гарантированная государством зарплата, но и база для расчета пособий — больничных и по уходу за ребенком — в случае, если стаж работника меньше шести месяцев или его заработок по каким-то законным причинам меньше МРОТ. 

Если смотреть шире, с точки зрения макроэкономики, МРОТ можно назвать одним из двигателей экономического роста. Растущие доходы населения создают платежеспособный спрос, как следствие - запуск новых мощностей, создание рабочих мест, инвестиции в основной капитал, востребованность кредитов. Именно об этом недавно говорила первый вице-премьер Ольга Голодец. По ее мнению, главным препятствием для восстановления российской экономики являются как раз низкие доходы граждан. Выходит, государство заинтересовано в повышении МРОТ не меньше тех, чей доход зависит от его величины. 

Дмитрий Коротаев⁄Коммерсантъ⁄Vostock Photo
Величина МРОТ и прожиточного минимума напрямую влияет на благосостояние бюджетников и пенсионеров. Зарплаты первых больше, чем в других сферах, ориентируются на МРОТ. Вторые получают субсидии от государства, если их суммарный доход ниже прожиточного минимумаДмитрий Коротаев⁄Коммерсантъ⁄Vostock Photo

На бумаге эта заинтересованность прописана уже давно. С 2002 года в Трудовом кодексе есть отдельная статья за номером 133, которая гласит, что МРОТ устанавливается одновременно на всей территории России и не может быть ниже величины прожиточного минимума трудоспособного населения. То есть сейчас он по всем правилам должен равняться 10 573 руб. На деле же выходит несколько меньше – 9 489 руб., или почти 85% от требуемого уровня.

Этот разрыв тянется с самого 2002 года. Тогда МРОТ равнялся 450 руб., прожиточный минимум – 1 960. По замыслу авторов кодекса, отставание должно было сокращаться поэтапно. Законодатели понимали, что одним махом преодолеть его не удастся, и выделили на этот процесс несколько лет. Точный план должен был быть прописан в отдельном федеральном законе, но его с тех пор так и не приняли.

Власти несколько раз пытались наверстать упущенное и даже ставили конкретные сроки. Например, Минтруд обещал уравнять два показателя к октябрю 2017-го. Но этого не произошло, соответствующий закон даже не был внесен в правительство. В его отсутствие МРОТ вел себя хаотично. В 2012 году его вообще забыли повысить, зато в 2016-м сделали это аж два раза – в январе и в июле. Размер повышения традиционно брали с потолка. В прошлом году МРОТ подняли только один раз – летом на 300 руб. Ориентиром послужил инфляционный таргет от ЦБ в 4%. 

В апреле 2017-го очередное заявление сделал Дмитрий Медведев. Выступая в Госдуме с отчетом о работе правительства, он пообещал все-таки уравнять МРОТ и прожиточный минимум в «ближайшие несколько лет». Однако неожиданно слова, которые могли так и остаться дежурными, получили развитие - после того, как необходимые поручения дал уже президент. Правительство оперативно разработало, а Госдума так же оперативно приняла долгожданный законопроект с четкими сроками и механизмом. 

Новый порядок будет выглядеть так: федеральный МРОТ устанавливается в начале года на уровне прожиточного минимума трудоспособного населения (тоже федерального) за второй квартал года предыдущего. Если прожиточный минимум падает, МРОТ остается неизменным. 

Полноценно заработать такая схема должна была с 2019 года (2018-й должен был стать переходным периодом, в течение которого МРОТ равнялся бы 85% от прожиточного минимума). Но сразу после новогодних праздников Владимир Путин поручил дополнительно ускорить процесс. Госдума приняла еще один (второй за два месяца) закон, и теперь долгожданное уравнение состоится уже в нынешнем мае. С 1 числа МРОТ достигнет 11 163 руб. (прожиточный минимум для трудоспособного населения во II квартале прошлого года). В дальнейшем оба показателя будут следовать друг за другом, хоть и с задержкой на полгода.  

Казалось бы, проблема решена. Самая бедная часть населения сможет вздохнуть свободнее и внести свой вклад в рост ВВП. Но после прошлогодних слов Медведева прожиточный минимум как назло исключительно понижался. В преддверии президентских выборов в этом можно заподозрить подвох. Не решили ли власти сблизить два показателя с обратной стороны? Да, нынешний МРОТ опирается на более высокий прожиточный минимум второго квартала. И упасть уже не сможет благодаря страховке в законе. Однако уже в следующем году он будет ниже, чем мог бы – именно из-за того, что сейчас прожиточный минимум замедлил свой рост. Опрошенные «Профилем» эксперты не видят здесь злого умысла. Но зато сомневаются в целесообразности повышения МРОТ в нынешнем виде. По их мнению, рост должен происходить в силу естественных причин - желания и возможностей работодателей повышать зарплату сотрудникам. Сейчас же соблюдать новый закон придется за казенный счет. Для отечественной экономики это вполне может обернуться и проблемами.

Благие намерения тонким слоем

«Во-первых, это нагрузка на бюджет. Власти говорят о 39 миллиардах, которые придется потратить в связи с повышением МРОТ. Это немало», — сетует член Экономической экспертной группы Александра Суслина.

По словам министра труда Максима Топилина, главными бенефициарами реформы станут бюджетники, а точнее, госслужащие. На повышение зарплат федеральным чиновникам из казны будет выделено 7,5 млрд руб. Еще 32 млрд достанется их региональным коллегам. Всего изменения коснутся примерно 3 млн человек. 

«Во-вторых, что это даст непосредственно людям? — продолжает Суслина. — Да, с человеческой точки зрения мы понимаем, что и 100, и 200 рублей для некоторых достаточно большие деньги. Но если смотреть с точки зрения макроэкономики, решить какие-то серьезные проблемы за счет таких ничтожных вливаний не удастся. Большие деньги берут и размазывают тонким-тонким слоем. Бедность таким образом не преодолеть. И это еще гражданам повезло, что за точку отсчета берется второй квартал, когда прожиточный минимум был выше. Я могу назвать такой ход популистским».

Еще одна проблема вскрылась на прошлой неделе, когда в Госдуме принимали законопроект о повышении МРОТ. Депутаты рассказывали, что многих чиновников, особенно в регионах, уже выводят за штат, лишая таким образом социальных гарантий, отпусков и больничных. 

«Вообще, я против регулирования рынка труда. Это такая вещь, которая отлично сама себя отрегулирует. Любые ограничения приведут только к безработице и волоките. Зарубежный опыт показывает, что в странах с наиболее свободными рынками труда низкая безработица и высокая эффективность производства. Обратные примеры – Италия и Испания», — говорит Владимир Брагин из «Альфа Капитала». 

Дырявые кошельки пенсионеров

Если же вернуться к прожиточному минимуму, то при всей кажущейся декоративности он имеет прямое влияние на несколько важнейших показателей. Во-первых, это социальные пенсии. Они назначаются тем, у кого не хватает стажа для страховой. Если такие выплаты вместе со всеми надбавками и льготами меньше прожиточного минимума для пенсионеров, государство возместит разницу. По тому же принципу выплачиваются пособия малоимущим: в расчет принимаются доходы всех членов семьи. Кроме того, незащищенные слои населения вправе рассчитывать на субсидии по оплате жилищно-коммунальных услуг.

Такие выплаты меняются от квартала к кварталу, и сейчас пришло время снижения, говорит Лилия Овчарова из Центра анализа доходов и уровня жизни НИУ ВШЭ: «Это совершенно нормальное явление. Можно сказать, сезонное. В тех случаях, когда региональные власти не манипулируют, конечно». Но самым незащищенным и бедным слоям населения от этого не легче – их кошельки «похудеют» сразу на 500 с лишним рублей, они лишатся каждого 16 го рубля.

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru