12.01.2018 | Алексей Афонский

Форсирование Делавэра

Структура «Роснефти» Rosneft Trading попросила американский суд отклонить два иска от кредиторов Венесуэлы

Фото: Сергей Авдуевский/«Профиль»

«Дочка» «Роснефти» Rosneft Trading попросила исключить ее из числа ответчиков по двум похожим искам от кредиторов Каракаса — американской нефтедобывающей компании ConocoPhillips и канадского золотодобытчика Crystallex. Швейцарский трейдер, на 100% принадлежащий российскому гиганту, утверждает, что зарегистрированная в США PDVH не связана с Венесуэлой и имела полное право передавать любые активы кому угодно.

Масштабные судебные разбирательства начались в конце 2016 года. Тогда сразу две компании — ConocoPhillips и Crystallex — подали очень похожие иски в окружной суд штата Делавэр. Выбор связан с местом регистрации ответчика — компании PDVH, которая выступает буфером между венесуэльской государственной PDVSA и ее американской дочкой CITGO. В собственности последней находятся сразу несколько крупных нефтяных активов на территории Соединенных Штатов: два нефтеперерабатывающих завода на побережье Мексиканского залива, еще один рядом с Чикаго (общей мощностью 750 тысяч баррелей в сутки), 48 нефтехранилищ и девять нефтепроводов в разных штатах.

Американские власти считают их стратегическими, ведь все три НПЗ способные перерабатывать тяжелую высокосернистую нефть (именно такую добывают в Венесуэле). CITGO — непубличная компания, предпочитающая не раскрывать свою отчетность. Последние точные данные о ее финансовой деятельности датируются 2013 годом. Тогда она заработала 42 миллиарда долларов выручки, чистая прибыль составила 1,8 миллиарда.

Сам факт принадлежности CITGO главной венесуэльской госкомпании не сильно смущал Вашингтон, пока в 2016 году 49,9% ее акций не оказались в распоряжении «Роснефти», а точнее ее швейцарской «дочки» Rosneft Trading S.A., созданной в 2011-м. Два года назад головная «Роснефть» предоставила PDVSA заем в виде авансовых платежей на 1,5 миллиарда долларов для пополнения ликвидности и в залог потребовала почти контрольный пакет CITGO. Общая задолженность PDVSA и правительства Венесуэлы прошлым летом превышала 100 миллиардов долларов, 60 миллиардов из них приходились на облигации.

Глава «Роснефти» Игорь Сечин утверждал, что его компания владеет долей в CITGO «чисто технически»: «CITGO является первоклассным активом, принимается любыми банками, и у нас нет намерения каким-то образом использовать этот актив. Мы его и так используем для обеспечения наших финансовых интересов. А управлять им мы не собираемся и не можем — было бы глупо предположить, что нам нужен этот актив, когда мы находимся в состоянии санкций».

Американские СМИ даже писали, что «Роснефть» пыталась договориться с PDVSA о другом залоге, например, о доле в крупнейших венесуэльских проектах и будущих поставках нефти. Тем не менее, администрация Дональда Трампа и Конгресс говорили о готовности помешать российской компании завладеть своими НПЗ — такое, по их мнению, вполне возможно в случае дефолта по обязательствам Каракаса. «Я знаю об этой проблеме и могу вас заверить, что этот вопрос будет тщательно изучен, как и любой другой, касающийся национальной безопасности», — говорил министр финансов США Стивен Мнучин. В его поддержку выступали и конгрессмены, в частности, демократ Роберт Менендес.

Но вопросы к сделке между «Роснефтью» и PDVSA есть не только у Белого дома. По крайней мере две компании имеют претензии к правительству Венесуэлы за национализированные при предыдущем президенте Уго Чавесе местные активы. Это американская ConocoPhillips, называющая себя крупнейшей в мире независимой компанией по запасам и объемам добычи нефти, и канадская золотодобывающая Crystallex. Обе выиграли дела в международной инстанции — арбитраже при Всемирном банке, который, в частности, присудил Crystallex 1,4 миллиарда долларов компенсации.

Таким образом, обе компании считают себя кредиторами PDVSA. В займе и последовавшем залоге они увидели вывод активов из США «в Венесуэлу и/или к "Роснефти" с целью обмануть кредиторов». Соответствующие претензии были отражены в двух почти одинаковых исках, поданных в окружной суд Делавэра. Российско-венесуэльскую сделку истцы называют «мошеннической схемой по выводу активов». По данным ConocoPhillips и Crystallex, Венесуэла и PDVSA и раньше принимали для этого меры.

Так, 2,8 миллиарда долларов якобы были изъяты из CITGO (которую незадолго до этого не удалось продать) через выплату дивидендов, а затем компания получила многомиллиардный кредит под залог 50,1% CITGO. Как раз оставшаяся часть и перепала в качестве обеспечения Rosneft Trading. Таким образом, вся стоимость CITGO была «уничтожена», говорится в иске.

ConocoPhillips и Crystallex просят суд отменить залог и запретить его дальнейшую передачу кому-либо еще. Активы должны быть возвращены в США под надзор специального управляющего. В обоих исках есть по три ответчика: PDVSA, PDVH и Rosneft Trading.

И вот теперь швейцарская «дочка» «Роснефти» просит суд исключить ее из числа участников процесса. Юрист компании Джон Симен направил письмо председательствующему по обоим делам судье Леонарду Старку письмо. В нем содержится ссылка на другое разбирательство, закончившееся совсем недавно — 3 января 2018 года. В рамках него Апелляционный суд третьего округа США рассматривал вопрос, является ли выплата дивидендов акционерам CITGO за пределами Соединенных Штатов «мошеннической передачей» актива — такое понятие заложено в законы Делавэра.

Суд постановил, что формально и CITGO, и PDVH являются независимыми компаниями, не отвечающими по обязательствам своего государства, — «мошенническая передача» применима только к непосредственным должникам. По мнению адвокатов Rosneft Tradings, этот же подход должен быть применен и к их случаю. Crystallex уже пообещал оспорить это решение, но юристы указывают, что на это у компании не так много шансов. Даже если ей удастся доказать неопровержимую связь CITGO и PDVH с Каракасом, в силу вступит суверенный иммунитет — международный принцип, по которому на имущество государства невозможно наложить арест в чужой стране. Для его преодоления потребуется доказать, что PDVSA и ее американские «дочки» не могут ассоциироваться с государством из-за своей коммерческой деятельности. Эти условия противоречат друг другу, а потому соблюсти их одновременно практически невозможно.

Самое интересное заключается в том, что иски как минимум одной из двух компаний, а именно Crystallex, уже могли быть аннулированы. Осенью она неожиданно заключила мировое соглашение с властями Венесуэлы. Его условия не раскрываются, но, по имеющимся данным, Каракас обязался выплатить к концу 2017 года два транша — на 25 и 15 миллионов долларов, однако так и не сделал этого. Следовательно, соглашение не вступило в силу. Разбирательство теперь будет продолжено, с участием Rosneft Trading или без него.

КОНТЕКСТ

28.05.2018

Дайте только срок

В России начался очередной виток судебной реформы, конца которой мы еще долго не увидим

23.04.2018

Всё плохо

События последнего времени лишь усилили конфронтацию России и США, но не были ее причиной

23.04.2018

«Запад нас ненавидит, а мы испытываем к нему презрение»

Хотя Россия слабее СССР, у нее есть все шансы победить в конфликте с Западом. Какие козыри есть на руках у Москвы, «Профилю» рассказал почетный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике (СВОП) Сергей Караганов

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru