14.12.2017 | Алексей Афонский

Вся надежда на жизнь

Российские страховщики уже предугадывают убытки по ОСАГО, но собираются компенсировать их за счет прибыли в других сегментах рынка

Фото: Олег Харсеев⁄«Коммерсантъ»⁄Vostock Photo

Собеседники «Делового еженедельника "Профиль"» разделились в оценках текущего состояния страховой отрасли. Одни говорят о трудных временах, которые она переживает вместе со всей российской экономикой, другие видят поводы для оптимизма.

Пройден ли кризис?

«Пока увеличения положительной динамики не намечается. Страхование – очень зависимая от экономической ситуации в стране отрасль, и пока не будет активного экономического роста, не будет и развития на страховом рынке, – говорит заместитель начальника управления андеррайтинга компании «Абсолют Страхование» Михаил Черных. – Тем не менее наш рынок развивается и по итогам первого полугодия демонстрирует небольшой рост».

«Несмотря на неплохие результаты, по финансовым ожиданиям нельзя сказать, что кризис пройден. Финансовое состояние многих компаний не дает поводов для оптимизма, – соглашается с коллегой президент AIG в России Роман Тихоненко. – Рост рынка связан практически исключительно с сегментом страхования жизни. В остальных сегментах отмечается спад, наиболее существенный – в имущественном страховании. Глядя на такие результаты, сложно говорить об оптимизме и выходе из кризиса».

Заместитель гендиректора по андеррайтингу страховой компании «Опора» Алексей Володяев указывает на прямую зависимость своего бизнеса от нефтяных котировок: «Нефтяные цены чуть подросли, и страховая отрасль вместе со всей остальной экономикой стала чувствовать себя чуть-чуть лучше. Но сама экономика при этом продолжает пребывать в структурном кризисе – он никуда не делся».

Антон Легчилин, заместитель гендиректора и главный андеррайтер компании «Энергогарант», отмечает «первые ростки будущего роста», а его коллега из компании «Альянс» Евгений Дубенский называет нынешнее положение неоднозначным. «Внешне количественные показатели отрасли в 2017 году замечательные: самый большой рост из всех секторов финансового рынка, страховые компании, кроме одного из лидеров, отчитываются о рекордных размерах прибыли, экономика адаптировалась к новым реалиям. Но если внимательно посмотреть и оценить ситуацию, можно увидеть, что проблем в страховании достаточно».

Одной из главных Дубенский считает сокращение доходов населения. «У наших клиентов – как физических, так и юридических лиц – не становится больше денег: инвестиций в экономику крайне мало, потребление падает, из экономических показателей обнадеживает только снижение уровня инфляции», – говорит собеседник «Делового еженедельника «Профиль».

Не забывает он и про давних заядлых противников страховщиков – автоюристов, которых в отрасли принято поголовно считать мошенниками. Чаще всего они специализируются на ОСАГО, помогая клиентам отсудить возмещение. Антон Легчилин и вовсе называет их «петлей на шее страхового рынка». «Само по себе ОСАГО очень нужно всем участникам, но из-за правового беспредела, творящегося в ряде регионов России, рынок несет ущерб такого уровня, который можно сравнить с постоянно продолжающимся стихийным бедствием регионального масштаба», – констатирует он.

К правовому беспределу Легчилин относит также и низкие тарифы на ОСАГО. Они меняются в зависимости от субъекта РФ и из-за коэффициента территории. К примеру, в сельской местности Ингушетии или Бурятии коэффициент равен 0,6 (то есть уменьшает итоговую стоимость полиса), а в Москве – 2. Помочь страховщикам может только государство, уверен заместитель гендиректора «Энергогаранта»: «Страховая компания, которая хочет работать на рынке, может сколь угодно долго на нем работать, если делает это профессионально. И это можно назвать одним из итогов 2017 года. Но при этом даже максимально профессиональный страховщик не может без поддержки со стороны государства решить проблемы жульничества и неадекватно низких цен по обязательному страхованию в некоторых регионах».

Сергей Авдуевский/«Профиль»
Сергей Авдуевский/«Профиль»

А вот исполнительный вице-президент «Группы Ренессанс Страхование» Сергей Артемьев отмечает рост не только в отдельных сегментах, но и на рынке в целом: «Происходит восстановление автострахования, что напрямую связано с ростом продаж автомобилей, – сказывается позитивное воздействие отложенного спроса и падение банковских ставок. Причем растет как сектор страхования жизни, так и «не жизни». В целом рост не такой уж резкий, но 3–5% по итогам года мы ожидаем».

Его поддерживает генеральный директор компании «Зетта Страхование» Игорь Фатьянов: «Объем собранных в целом по России страховых премий увеличился на 9,5%, что в первую очередь обусловлено ростом страхования жизни на 59%. При этом страховой рынок non-life вырос всего на 0,8%. Самую высокую динамику показал сегмент страхования имущества физлиц (+15%). На второй позиции – добровольное медицинское страхование (+12%). Далее следует страхование от несчастных случаев (+7%)». Правда, оговаривается Фатьянов, все это – цифры по итогам первого полугодия. У Центробанка (а регулятором страхового рынка в России выступает именно он) по непонятным причинам до сих пор систематизирована отчетность страховщиков только на 1 июля.

Не вкладывай, а застрахуйся

Рынок страхования традиционно зависит от денежно-кредитной политики государства: чем больше денег в экономике благодаря дешевым кредитам, тем охотнее бизнес и граждане тратятся на полисы. Однако в 2017 году влияние ЦБ было особенно сильным: регулятор снижал ключевую ставку аж пять раз – с 10% в начале года до нынешних 8,25% (15 декабря состоится очередное заседание, по итогам которого ставка может еще опуститься).

Как итог – массовое снижение ставок по кредитам и депозитам. Летом максимальная доходность вклада в Сбербанке (который зачастую выступает ориентиром для остальных) составляла всего 5,6% (при открытии в интернет-банке, в отделениях клиентам предлагали и вовсе 5,1%) годовых. К ноябрю банки, столкнувшиеся с массовым оттоком средств, немного отыграли назад и временно улучшили предложения, но к тому времени многие уже выбрали альтернативные способы инвестирования.

Один из них – страхование жизни. Михаил Черных из «Абсолют Страхования» называет этот сегмент главным драйвером для всего рынка. К тому же банки, теряющие доходы, видят в нем потенциал для заработка на комиссиях. «Страхование жизни действительно бьет рекорды по сборам. Вероятнее всего, к концу года этот рынок составит 310–315 млрд руб. Такой рост, с одной стороны, обеспечен инвестиционным страхованием жизни, которое приобрело популярность на фоне снижения ставок по депозитам. А с другой – заинтересованностью банков в продажах комиссионных продуктов, а страхование жизни тут занимает особое место», – соглашается гендиректор компаний «Уралсиб Страхование» и «Уралсиб Жизнь» Мария Мальковская.

Заместитель председателя правления по продажам компании ERGO Алексис Платонов считает, что страхование жизни привлекательнее банковских вкладов в любых макро-экономических условиях: «Помимо возможного дополнительного дохода полисы инвестиционного страхования жизни позволяют получить защиту на случай потери жизни и здоровья, гарантированный возврат первоначального взноса и вычет по НДФЛ в размере 13%».

«Люди открыли для себя новый инструмент для сбережения накопленных средств и активно пользуются этим продуктом, – говорит начальник отдела маркетинговых исследований компании МАКС Евгений Попков. – Да, реальные доходы падают, но посмотрите – на депозитах физлиц сегодня аккумулировано почти 25 трлн руб. Даже малая часть этих сбережений, конвертированная в полисы ИСЖ, способна обеспечивать рост рынка не один год».

Евгений Дубенский, заместитель генерального директора, член правления СК «Альянс» и СК «Альянс Жизнь»

«Внешне количественные показатели отрасли в 2017 г. замечательные: самый большой рост из всех секторов финансового рынка. Страховые компании, кроме одного из лидеров, отчитываются о рекордных размерах прибыли, экономика адаптировалась к новым реалиям.
Но если внимательно оценить ситуацию, проблем в страховании достаточно. В первую очередь это ОСАГО, автоюристы и мошенничество. У наших клиентов, у физических и юридических лиц, не становится больше денежных средств: инвестиций в экономику крайне мало, потребление падает, из экономических показателей обнадеживает только снижение уровня инфляции.
Снижение ключевой ставки ЦБ не оказало значительного влияния на развитие страховой отрасли. Но, например, снижение процентов на ипотечные кредиты, автокредиты, доступность кредитных ресурсов для предприятий означает для нас приток новых клиентов и развитие текущих.
Для «Альянса» в России ключевые линии бизнеса в первую очередь связаны с корпоративным страхованием. Это страхование имущества, ответственности, финансовых рисков.
Исторически мы одни из лидеров на рынке добровольного медицинского страхования, но опять же в нашем портфеле по ДМС преобладают клиенты – юридические лица. Страхование для физических лиц предлагает СК «Альянс Жизнь», это классические полисы страхования жизни и здоровья по различным программам.
Эти же виды будут приоритетными для компании и в 2018 году, мы предполагаем активно развиваться, используя цифровые решения и новые технологии».

С ним не согласен Сергей Артемьев из «Группы Ренессанс Страхование»: «Инвестиционное страхование жизни в своем сегодняшнем виде, скорее всего, не продержится долго. Это слишком короткий продукт, в основном трехлетний. Поэтому сегодня более правильное для клиента решение – накопительное страхование жизни. Он рассчитан уже на 10–15 лет, имеет существенно более высокую доходность и, как следствие, большую перспективу на российском рынке».

Противоположного мнения придерживается гендиректор «Зетта Страхования» Игорь Фатьянов. «Страхование жизни не может быть альтернативой банковским депозитам с точки зрения клиента. Ставка гарантированной доходности по страхованию жизни всегда должна быть меньше доходности по вкладам из-за большего срока размещения, – уверен он. – Но с точки зрения банкиров перевод средств клиентов в полисы страхования жизни позволяет получать почти такой же доход, как по депозитам, но с существенно меньшим риском».

Неоднозначный союз

Впрочем, низкие процентные ставки в любом случае играют на руку страховщикам. Растущий спрос на кредиты неизбежно влечет за собой развитие банкострахования. Этим термином принято обозначать тесное сотрудничество банков и страховых компаний. Во‑первых, кредитные организации часто выступают агентами и просто распространяют страховые продукты среди своих клиентов (зарабатывая, как уже говорилось, на комиссиях). Во‑вторых, банковские кредиты и вклады сами нередко становятся поводом заключить договор страхования: банки требуют от заемщиков застраховать свою жизнь или предмет залога, а вкладчики страхуются от неудачных инвестиций.

«В краткосрочной перспективе повышается спрос на кредиты и, соответственно, на все страховые продукты, тем или иным образом связанные с кредитами: на ипотечное страхование, каско (автомобили в кредит), CPI [страхование жизни заемщика] и так далее», – соглашается Алексис Платонов из ERGO. Алексей Володяев из компании «Опора» считает, что именно банкострахование, а не желание граждан заработать привело к росту страхования жизни в России. «Рост происходит не за счет добровольного сегмента, а за счет так называемого вмененного, то есть речь идет о страховании жизни и здоровья заемщиками потребкредитов», – указывает он.

«Положительная динамика сразу в нескольких сегментах страхования (в первую очередь, конечно, в сегменте страхования жизни) объясняется ростом объемов кредитования. И в этом контексте снижение ключевой ставки ЦБ можно назвать основным драйвером, – говорит Игорь Фатьянов из «Зетта Страхования». – Растут разные виды кредитов: и ипотечные, и потребительские. Поэтому, безусловно, снижение ключевой ставки ЦБ оказало положительное влияние на динамику страхового рынка».

Но не все так просто, добавляет Фатьянов. Дело в том, что доходности всех долговых инструментов на рынке капитала взаимосвязаны, а значит, снижение ставок по одному из них (например, по вкладам или кредитам) повлечет за собой аналогичные процессы и по другим (например, по облигациям). К тому же страховщики сами кладут привлеченные от клиентов деньги на банковские депозиты, которые теряют свою инвестиционную привлекательность. «Существенная часть доходов страховщиков зависит от доходности инвестиций, которые, очевидно, уменьшатся. Поэтому рентабельность страховых компаний будет меньше, в том числе и по этой причине», – говорит гендиректор «Зетта Страхования».

Ипотека в помощь

Рост ипотечного кредитования, о котором рассказывает Фатьянов, в этом году оказался рекордным. За первые десять месяцев года россияне взяли кредитов на жилье на без малого 1,5 трлн руб. Это на 21% больше, чем в прошлом году, в количественном выражении и на 30% – в денежном (данные АИЖК). Начиная с мая ежемесячные темпы прироста составляли около 40%, а в октябре ускорились до совсем уж невиданных значений – на 70% больше, чем годом ранее (213 млрд руб). ВТБ уже предсказывает 2 трлн руб. по итогам нынешнего года и 2,5 трлн в конце следующего.

У такого роста есть несколько причин. Тут и отложенный спрос (россияне резко замедлили покупки жилья с начала кризиса в 2014 году), и низкие ставки – в октябре средневзвешенное предложение банков равнялось 9,95% годовых (впервые в российской истории ниже 10%). К тому же Владимир Путин пообещал с нового года субсидировать ипотеку семьям с двумя и более детьми. Государство возьмет на себя все выплаты свыше 6% годовых.

Это привело к росту страхования имущества граждан. Сработала та же логика, что и со страхованием жизни: чем больше кредитов, тем больше заемщиков, которые вынуждены страховать передаваемую в залог банку квартиру. За первое полугодие российские страховщики получили 25,3 млрд руб. страховых премий против 22,1 млрд в январе–июне 2016‑го (рост 14,6%).

Правда, на общих показателях имущественного страхования это отразилось несильно. Если добавить к имуществу физлиц страхование транспорта, сельхозтехники и других корпоративных активов, получится спад. С января по июнь премии составили всего 175,3 млрд руб. Для сравнения: в первые шесть месяцев прошлого года этот показатель равнялся 189,6 млрд руб. (падение на 14%). При этом в количественном выражении 2017‑й уверенно лидирует – 19,2 млн договоров против 15 млн год назад. Значит, страхователи заключали больше договоров, но на меньшие суммы.

Впрочем, возможно, всплеск имущественного страхования придется именно на III–IV кварталы… Но отчетности даже за первые девять месяцев года на сайте Центробанка до сих пор нет (запаздывает уже на месяц). Остается только ждать.

Будущее – за «коробочкой»

А пока у собеседников «Делового еженедельника «Профиль» свои объяснения сложившейся ситуации. Алексей Володяев из компании «Опора» ставит под сомнение даже данные о росте ипотечного кредитования. «Говоря о всплеске в этом сегменте, мы не должны забывать про эффект низкой базы. В 2016 году только в 16 субъектах Федерации доступная для средней семьи с одним ребенком ипотечная квартира превышала по площади 60 кв. м. Причем большинство этих субъектов были, скажем так, малонаселенными и относились к территориям с ограниченно благоприятным для проживания климатом, – рассказывает Володяев. – То есть речь как шла о считанных процентах, так и идет о них же. Пока доступность кредитов не вырастет в разы, оказать влияние на рынок ипотечного кредитования она будет не в состоянии».

«Плюс к этому нельзя забывать о влиянии патерналистской государственной модели на экономическое поведение граждан: надежды на предоставление государством нового жилья взамен уничтоженного все еще крайне велики у населения и постоянно находят подтверждение при любых более или менее масштабных стихийных бедствиях», – добавляет заместитель гендиректора «Опоры».

Антон Легчилин, заместитель генерального директора, главный андеррайтер ПАО «САК «Энергогарант»

«В текущей ситуации в России шанс на успешное развитие, стабильность и долговременное процветание для страховщика только в одном – это максимальная диверсификация страхового портфеля и активная работа по всем возможным направлениям бизнеса. Поэтому для нас интересны практически все виды страхования.
Мы традиционно очень активны и дальше собираемся развиваться и расти по всем корпоративным видам страхования, таким как ДМС, имущество, страхование грузов, ответственности и СМР. Но опыт показывает, что нельзя концентрироваться только в одном секторе – корпоративном.
Именно поэтому мы в стратегии развития на ближайшие годы прописали гармонизацию развития компании, под которой понимаем максимально возможную диверсификацию не только по видам страхования, но и по типам клиентов. В 2018 году опережающими темпами будем развивать работу с физическими лицами.
Будем развивать агентские сети, так как считаем, что электронные продажи никогда не заменят клиентам профессиональные советы, помощь и рекомендации опытных и знающих свое дело страховых агентов.
В конце концов, мы будем для хороших страховщиков, их клиентов, страховых брокеров и агентов той самой «спокойной гаванью», в которой так хочется оказаться любому успешно работающему бизнес-кораблю или частной яхте.
Мы видим среди наших клиентов и партнеров очень устойчивый спрос на гибкий подход, оперативную работу и клиентоориентированный сервис, в этом направлении мы и будем работать в 2018 году».

Антон Легчилин из «Энергогаранта» призывает не забывать о конкуренции на рынке имущественного страхования. По его словам, в последнее время она была настолько острой, что увеличение количества заключаемых договоров заведомо не могло сильно повлиять на сумму премий – в борьбе за клиентов страховщики вынуждены сильно снижать тарифы.

Про низкую базу напоминает и Евгений Дубенский из «Альянса»: «Страхование имущества физических лиц (квартиры, дома) на самом деле показывает рост. Но это действительно, скорее, эффект низкой базы и влияние роста ипотеки». Однако проблемы кроются в других сегментах: автокаско, страховании имущества предприятий, грузов, строительно-монтажных рисков. «Проблемы в экономике – как следствие стагнация и падение страховых премий», – говорит Дубенский.

Управляющий директор «Сбербанк Страхования» Александр Блайвас предлагает все же ориентироваться на страхование имущества граждан, которое по итогам первого полугодия выросло без малого на 15%. «Это выше, чем рост, который показал рынок non-life страхования в целом. Несомненно, драйвером является рост ипотеки и связанного с ним ипотечного страхования объектов залога. При этом мы наблюдаем и рост спроса на страхование имущества вне ипотечных программ,  – отмечает топ-менеджер. – Сегодня особым спросом начинают пользоваться простые и удобные продукты по страхованию имущества – коробочные решения».

Так страховщики называют готовые пакеты услуг, рассчитанные на определенный тип клиентов и объектов страхования. Стандартные условия и расценки позволяют сильно сэкономить (особенно время) обеим сторонам процесса. «Коробочное» страхование удобно в оформлении, а компании стараются постоянно улучшать свои продукты как по покрытию, так и по стоимости, говорит Блайвас. «Если раньше такие продукты содержали особые ограничения, то сейчас на рынке появляются клиентоориентированные решения. Как правило, оптимальный набор включает в себя страховку от пожара, повреждения водой, противоправных действий и стихийных бедствий».

Игорь Фатьянов из «Зетта Страхования», отдавая должное результатам на рынке страхования имущества физлиц, тоже не обходит стороной стагнацию в корпоративном секторе. «В первую очередь мы связываем это с макроэкономическими факторами. После кризиса 2014 года, который привел к девальвации рубля и удорожанию кредитов для бизнеса, экономика постепенно выздоравливает. Но часть предприятий закрылась или обанкротилась, а оставшиеся стараются минимизировать издержки. К сожалению, именно страхование зачастую является главной статьей экономии. Отсюда и проседание», – констатирует Фатьянов.

Натуральная борьба с мошенниками

В конце апреля в силу вступил важный для рынка автострахования закон – о натуральном возмещении по ОСАГО. Теперь пострадавшие в приоритетном порядке получают возмещение в виде ремонта в аккредитованной мастерской, а деньги – лишь в исключительных случаях (если сумма ущерба больше 400 тыс. руб. или автомобиль полностью уничтожен). Главными лоббистами закона были сами страховщики – они надеялись, что с введением нового порядка перестанут переплачивать автоюристам, которых обвиняли в мошенничестве, получении необоснованной прибыли и выводе денег с рынка. Даже ЦБ обещал, что поправки в закон «защитят деньги автолюбителей» (позволят им платить меньше премий благодаря снизившимся расходам компаний). Кроме того, страхователи должны были выиграть еще и в том, что избавлялись от ремонтных хлопот и вычетов за износ деталей.

На деле, однако, все оказалось не так радужно. Уже летом страховщики говорили о резко возросшей убыточности – по словам некоторых из них, на один рубль взносов приходится два рубля выплат. Расходов на автоюристов не стало меньше, к тому же недовольны и автосервисы, которые теперь должны проводить восстановительный ремонт на деньги страховщиков: закупать запчасти они вынуждены не по рыночным ценам, а по тем, которые рекомендует Российский союз автостраховщиков (РСА), а сделать это бывает непросто как раз из-за того, что они слишком занижены. Еще один момент: по закону мастерская должна находиться в радиусе 50 километров от места аварии. Обеспечить это на практике удается не всегда.

Shutterstock
Shutterstock

Проработав по новым правилам всего несколько месяцев, страховщики уже говорят о необходимости дополнений в закон. Такого же мнения придерживаются и опрошенные «Деловым еженедельником «Профиль» руководители компаний. «Пока существенного эффекта от перехода к возмещению убытков в натуре мы не ощутили. Но это однозначно один из шагов к решению проблемы с автоюристами. В целом же ее можно решить, только разрушив коррупционные мафиозные структуры в регионах», – говорит Михаил Черных из «Абсолют Страхования».

«Изменения в закон об ОСАГО де-факто почти похоронили урегулирование ущерба путем ремонта. Нельзя требовать за страховую премию по ОСАГО (которая может быть примерно в десять раз меньше страховой премии по каско) таких же выплат, как и по каско», – соглашается Антон Легчилин из «Энергогаранта». Для решения проблемы он предлагает жестче бороться с мошенниками и развивать экономику в регионах, чтобы «люди могли сами зарабатывать на жизнь, а не заниматься сутяжничеством и жульничеством».

По данным Евгения Попкова из компании МАКС, «львиная доля» убытков по-прежнему урегулируется через выплату деньгами. А Сергей Артемьев из «Группы Ренессанс Страхование» считает, что пока прошло слишком мало времени и делать выводы о целесообразности нововведений еще рано.

Игорь Фатьянов из «Зетта Страхования» не видит поводов для оптимизма по ОСАГО. «Сборы по ОСАГО падают прежде всего в связи со снижением средней премии и стагнацией парка новых автомобилей, а темпы роста средней выплаты, напротив, продолжают расти. Убыточность в сегменте возрастает из-за продолжающегося роста мошенничества и случаев зло-употребления правом со стороны так называемых автоюристов. Мы уже неоднократно обращали внимание, что повлиять на эту ситуацию можно только сообща, скоординировав действия страхового сообщества, региональных властей и правоохранительных органов», – говорит он.

При этом по ОСАГО у страховщиков хватает и других проблем. Им не нравится, что государство устанавливает коэффициенты (в основном территориальные), которые ограничивают рост тарифов. В итоге многим компаниям, особенно в не самых благополучных регионах, попросту не хватает собранных премий. Выход они видят в либерализации рынка – властям, по их мнению, стоит «отпустить» цены.

Куда лучше дела обстоят с каско. Сборы по нему в уходящем году закончили падение, длившееся несколько лет. В следующем году страховщики ожидают скромный, но все же рост. «Продукты с франшизой позволяют найти баланс интересов между ценой для клиента и убыточностью для страховщика. Развиваются новые технологии и сервисы, которые упрощают и улучшают взаимодействие сторон», – рассказывает Евгений Дубенский из «Альянса».

Рост под знаком жизни

Говоря о будущем, собеседники «Делового еженедельника «Профиль» сохраняют сдержанный оптимизм. Михаил Черных из «Абсолют Страхования» прогнозирует общий рост рынка в 2018 году в 5–10%. Лидерами в нем будут ипотечное страхование, страхование имущества и жизни. Президент AIG в России Роман Тихоненко добавляет к этому списку страхование финансовых рисков. Оно окажется востребованным благодаря падению доходности депозитов и увеличению объемов кредитования граждан.

С ним согласен Игорь Фатьянов из «Зетта Страхования». По его мнению, развитие банкострахования повлечет за собой еще и востребованность страхования от несчастных случаев и имущества физлиц. Мария Мальковская из «Уралсиб Страхования» ожидает роста в 40–45% по страхованию жизни. Общие показатели рынка при этом будут поскромнее (10–12%), в основном из-за моторных сегментов, которые ждет стагнация. Сергей Артемьев из «Группы Ренессанс Страхование» рассчитывает еще и на ДМС.

Алексей Володяев из «Опоры» считает, что 2018‑й станет годом слияний и поглощений страховщиков, которые приведут к концентрации рынка. Финансовые показатели при этом будут расти, слегка опережая инфляцию. Евгений Дубенский из «Альянса» добавляет, что дополнительный импульс страховому бизнесу может придать долгожданное принятие закона о страховании жилья. Он уже несколько лет обсуждается в Госдуме, у инициативы есть много противников и скептиков. Их не устраивает, что в законе размыто прописаны вопросы покрытия и рисков. К тому же они боятся, что страхование недвижимости будет навязываться гражданам по всей стране – премии будут включаться в платежку, и многие люди будут оплачивать их, не разобравшись.

Самый подробный прогноз дает Антон Легчилин из «Энергогаранта». Главными драйверами, по его версии, станут страхование ответственности (+10%), ДМС (+7%), имущества физлиц и каско (+5%). Чуть отстанут, но тоже вырастут страхование грузов (+4%), страхование от несчастных случаев (+3%), а также имущества юрлиц и строительно-монтажных рисков (по 2% роста). «Страхование жизни, как обычно, за счет работы страховщиков, аффилированных с банками, покажет серьезный рост, но этот вид страхования во всем мире учитывается отдельно, и поэтому сравнивать динамику развития рынка страхования «жизни» и «нежизни» некорректно», – резюмирует Легчилин.

КОНТЕКСТ

22.02.2018

Темные дни миновали?

Участники рынка страхования имущества юридических лиц – о том, как им удалось остаться на плаву в прошлом году и чего ждать от нынешнего

05.10.2017

Здоровье по страховке

Итоги первого полугодия 2017-го: стагнация экономики не дает возможностей для роста классического добровольного медицинского страхования

25.09.2017

«За клиентов идет жесткая борьба»

Председатель совета директоров ПАО «САК «Энергогарант» Андрей Зернов о тенденциях и перспективах рынка страхования

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru