12.09.2017 | Алексей Михайлов

Дикий Запад мировых финансов

Что будет дальше с криптовалютами в мире и России, кому стоит в них вкладываться и каких рисков следует избегать

Фото: Shutterstock

Существующий за пределами традиционного права глобальный рынок криптовалют в 2017 году взрывообразно вырос. Государства больше не могут его игнорировать. Что такое криптовалюты? Как можно на них заработать? Какое регулирование ждет криптовалюты в России?

В 2017 году начался настоящий бум криптовалют, «золотая лихорадка» современности. Резкий рост их курсов к доллару вызвал широкий интерес уже не только компьютерных гиков, но и широкого слоя трейдеров и обычной публики. Но почти везде в мире криптовалюты являются рынком нерегулируемым или частично регулируемым государством. Ситуация вполне напоминает Дикий Запад XIX века в США, когда земля распределялась методом самозахвата, а государство потом де-факто утверждало появившихся на ней собственников. Так сегодня с криптовалютами: кто быстрее, тот и разбогатеет.

Криптомания

Биткойн был создан в 2009 году, и поначалу его курс резко колебался. В 2013–2015 годах он топтался на месте в районе $100–200 и начал заметно расти только осенью 2015 года. За 2 года он достиг $5 тыс. В 2016‑м биткойн стал лидером роста валют на мировом рынке (в 2,3 раза), и это казалось очень много. Но 2017 год принес два больших сюрприза. За 8 месяцев биткойн вырос почти в 5 раз. Но, пожалуй, еще более значимым событием явились другие криптовалюты, которые выросли за это время в десятки раз и сильно потеснили биткойн: его доля в капитализации рынка упала с 87,6% до 45,4%. Да, сегодня биткойн – не царь и бог рынка, а всего лишь его лидер с долей менее половины. И вполне вероятно, что в будущем эта доля будет и дальше сокращаться.

Если считать общую капитализацию рынка криптовалют, то после роста в 2016 году в 2,5 раза (это был в основном биткойн) она в 2017-м выросла почти на порядок – в 9,7 раза за 8 месяцев.

Конечно, такой бурный рост привлек к себе внимание всех – и профессиональных трейдеров, и инвесторов, далеких от сферы IT, и даже обычных людей. Все думают, как присоединиться к этому пиршеству.
 

Термины и сленг

Крипта – криптовалюты.
Фиат – это не автомобиль, а фиатные деньги (от лат. fiat – декрет, «да будет так»). Их номинальная стоимость устанавливается и гарантируется государством вне зависимости от стоимости материала, из которого они изготовлены, или резервов, находящихся в хранилище центробанка (= необеспеченные деньги). Все современные деньги такие.
Биток – биткойн, Bitcoin, BTC.
Сатоши – одна стомиллионная биткойна. Названа в честь создателя этой валюты мифического Сатоши Накамото.
Эфир – эфириум, Ethereum, ETH.
Альткойны – все другие криптовалюты, кроме биткойна.
ICO или ITO (Initial coin или token offering) – проекты, основанные на привлечении криптовалют и предоставлении инвесторам токенов, которые впоследствии выходят на биржу и торгуются точно так же, как и криптовалюты. В США эти два понятия практически приравняли к обычному IPO акций.
Майнинг – эмиссия большинства криптовалют путем выполнения математических вычислений (расчета криптоалгоритмов) для подтверждения транзакций.
Ферма – «железо», аппарат для майнинга криптовалют. Делится на два вида – на видеокартах (GPU) и на асиках (ASIC).
Хэшрейт – вычислительная мощность аппарата или сети. 10 Терахэшей в секунду (THs) означает, что в секунду может быть выполнено 10 триллионов вычислений.
Асик – ASIC, Application-specific integrated circuit, «интегральная схема специального назначения» – здесь ферма для майнинга, состоящая из нескольких сотен специализированных чипов и минимальной компьютерной периферии.

Что такое криптовалюты

Этого не знает никто. Исчерпывающего определения до сих пор не придумали, потому что все время выплывают новые и новые их виды, которые существенно расширяют определение. В принципе это нормально – что такое деньги, тоже не ответит ни один экономист, потому что существует несколько общепринятых определений денег, обозначаемых терминами М1, М2, М3, М4 и производными от них. В зависимости от целей используется одно из них или несколько. Так и с криптовалютами. Кроме ключевого, но формального определения – что при их создании и функционировании используются криптоалгоритмы (компьютерные просчеты шифров) и они основаны на блокчейне (цепочке блоков, распределенной в интернет-сетях).

Если ориентироваться на биткойн, то можно сказать, что главной его особенностью является децентрализация, отсутствие эмитента, все определяется заложенной 8 лет назад программой. «Отсутствие эмитента помимо прочего ведет и к тому, что банки, налоговые, судебные и иные государственные или частные органы не могут воздействовать на транзакции каких-либо участников платежной системы. Передача криптовалют необратима – никто не может отменить, заблокировать, оспорить или принудительно (без приватного ключа) совершить транзакцию», – говорит «Профилю» Роман Блинов, эксперт компании «Международный финансовый центр».

Но это определение неполно. Теперь есть множество криптовалют, имеющих эмитента. Например, входящая в топ‑10 Ripple – валюта, позиционирующая себя как способ транзакций для банков, не для простых людей. Как правило, в таких валютах эмитент заранее объявляет количество выпущенной валюты и в дальнейшем, по мере выхода ее на рынок, он постепенно теряет над ней контроль. Решения могут приниматься большинством голосов держателей валюты. В случае их расхождения криптовалюта может разделиться на две – это произошло уже с биткойном и эфиром.

Говорить о том, что криптовалюты полностью виртуальны и не имеют физического носителя, тоже невозможно, после того как появились касаскиус-монеты (Casascius Coins) – настоящее материальное воплощение биткойна, которое можно при желании «положить» в свой интернет-кошелек. Но даже если не считать их, то существуют десятки сервисов, выпускающих на ваш биткойн-кошелек обычную дебетовую карту VISA, которой вы можете расплачиваться в любых магазинах и использовать в любых банкоматах. Биткойны автоматически конвертируются в нужную валюту платежа – точно так же, как вы расплачиваетесь рублевой VISA за рубежом. В этом отношении отличие криптовалюты от обычных денег стирается до неразличимости.

В принципе биткойн – конечно, деньги. Он выполняет все основные функции денег по Марксу: измерение стоимости, средство платежа, обращения, накопления, мировых денег. Две последние функции – особенно хорошо. Три первые – реже или частично. И в этом смысле их стоит считать именно деньгами, валютой. Но особой валютой – не иностранной, так как ни одно государство пока их не эмитирует. Это частные деньги, служащие таковыми для тех, кто решил ими пользоваться. Вполне себе описанный и даже использовавшийся на практике еще в начале XX века в Европе вид денег. Теоретически переход к ним обоснован в знаменитой работе нобелевского лауреата по экономике Фридриха фон Хайека в книге 1976 года.

Говорят, что криптовалюты ничем не обеспечены. Но и обычные, фиатные деньги (выпускаемые центробанками) тоже не обеспечены ничем, только доверием к центробанку, их выпустившему. Люди верят, что ФРС не напечатает долларов больше, чем нужно для обращения, и они в цене не упадут. Точно так же и криптовалюты обеспечены доверием к ним и к алгоритму, заложенному при их создании. Биткойнов может быть выпущен только 21 млн, сегодня в обращении уже 16,5 млн, и добывать каждый биткойн со временем становится все дороже. Поэтому люди, инвестирующие в биткойн, уверены в том, что в долгосрочном периоде биткойн будет только дорожать и хранить в нем свои сбережения выгодно.

Жаркие споры об экономической природе криптовалют все еще идут, а их юридический статус в большинстве стран мира, в том числе и в России, не определен. С такими деньгами инвесторам работать трудно, и криптовалюты стали фактически уделом торговли частных лиц, но не институциональных инвесторов. А частным лицам отсутствие регулирования не помеха, это даже замечательно: ты не платишь налоги с этих доходов не потому, что ты незаконопослушный, а потому, что эти налоги не установлены, ведь так и неизвестно, что такое криптовалюта: деньги, имущество, финактив или что-то совсем другое.

Важно еще одно: в механизм криптовалют заложена дефляция, а в фиатные валюты – инфляция. Обычные валюты в мире все время падают – одни быстрее, другие медленнее, и поэтому кажется, что они растут (относительно падающих быстрее). Все центробанки мира (кто больше, кто меньше) озабочены стимулированием экономического роста, который требует денег. И денег выпускается все больше и больше. А биткойнов больше не будет. Их будет только 21 млн и ни сатоши больше. Относительно фиатных валют он должен долгосрочно расти.

Конечно, учитывая размеры рынка криптовалют, государства не желают терпеть, чтобы мимо них «проплывали» такие огромные потенциальные налоги, и принимают разные решения по их юридическому статусу, а некоторые даже полностью запрещают их.

Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock

Самые дурацкие криптовалюты

Первое место делят «именные» криптовалюты: 2 трампкойна и 2 путинкойна: TrumpCoin (TRUMP), President Trump (PRES), PutinCoin (PUT), Putin Classic (PUTIC).
Судьба основных из них – TRUMP и PUT – примерно одинакова: созданы еще в прошлом году, достигли максимума капитализации в момент инаугурации Трампа в январе 2017‑го и с тех пор упали и потеряли популярность. Две другие возникли как подражатели на волне январского успеха. Из них всех PUT показывает более уверенные результаты – его капитализация сохраняется на уровне нескольких миллионов долларов, что в сотни раз выше TRUMP. Забавный расклад? А как поведет себя PUT перед выборами президента России в 2018-м?
Из «идеологических» валют можно отметить MarxCoin (MARX) и AnarchistsPrime (ACP). Они являются представителями неких «общественных движений», следов которых в интернете найти не удалось. Может, вы слышали об Alt Marxist movement?
«Антиидеологическими» можно признать криптовалюты, пропагандирующие марихуану (легально разрешена в части штатов США). Таких целое семейство: CannabisCoin (CANN), Marijuanacoin (MAR), PotCoin (POT). Последняя с капитализацией $25 млн прямо объявляет своей миссией экономику марихуаны и позиционирует себя как средство платежа для ее потребителей.
Наверное, первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов будет счастлив узнать, что крипторубль, сторонником которого он себя объявил, уже существует, причем сразу в двух вариантах. RussiaCoin (RC) была запущена 12 июня 2017 года (в День России). Вторая – RubleBit (RUBIT). Попытка узнать подробности про эту валюту ведет на сайт порнознакомств.
Не отстают и сторонники криптодоллара – на ICO Dollarcoin (DLC) собрал $66 млн.
Любители «няшечек» имеют свои криптовалюты. Кто не любит панд? Вот вам Pandacoin (PND) с капитализацией более $1 млн или знаменитый Dogecoin (DOGE), капитализация более $200 млн, основанный на известном в 2013 году интернет-меме Doge – симпатичной собаки породы сиба-ину.
Ну и специальный приз заслуживают проекты, издевающиеся над самой сутью криптовалют и ICO. Лозунг криптовалюты InsaneCoin (INSN): «Невменяемость – это новая нормальность». Бред? Но свои $2 млн капитализации идея имеет.
Эмблемой Useless Ethereum Token (UET) является выставленный средний палец. Проект считает себя первым стопроцентно честным ICO и призывает не покупать себя, предупреждая, что вы отдаете свои деньги случайным людям в интернете, которые потратят их на всякую ерунду, возможно, даже на телевизор с большим экраном. Тем не менее проект собрал на ICO $120 тыс., и его авторы честно сообщили, что этого хватит на 100 телевизоров.

Является ли криптовалюта финансовой пирамидой?

«Есть точка зрения, что такие криптовалюты, как биткойн, – это финансовая пирамида. С этой точкой зрения спорить тяжело», – сказал замминистра финансов Алексей Моисеев. Он не одинок в таких обвинениях. Внешне действительно есть схожесть – прежде всего сверхбыстрый рост курса биткойна.

Однако если проанализировать суть явления, то биткойн – это антипирамида. В пирамиде последние оплачивают доход первых. В биткойне никаких отношений у первых с последними между собой нет. Финансовые обязательства пирамиды все время расширяются, а у биткойна, наоборот, сужаются, добывать биткойн становится все сложнее, эмиссия «монет» все уменьшается. И именно поэтому они растут в цене. В пирамиде вам обещают некий высокий уровень доходов – в биткойне никто ничего не обещает.

Надо совсем не понимать суть криптовалют, чтобы говорить, что они – пирамида. Но опасность, безусловно, есть, правда, совсем не в том, в чем подозревает биткойн г-н Моисеев. Есть опасность влететь в финансовую пирамиду, используя биткойны. Ведь биткойн – деньги. Бессмысленно считать рубль пирамидой, но финансовые пирамиды в России строили и строят в рублях. Так и здесь.

ЦБР ужесточает свое регулирование, но при этом вне его регулирования остается, например, огромный сектор хайп (высокодоходных) проектов. Да, все эти последователи МММ никуда не делись, они существуют и запускают десятки новых проектов каждый месяц с рекламой в интернете. И многие инвесторы в эти проекты «играют» и зарабатывают на них, следуя определенным правилам. Так вот, эти откровенные финансовые пирамиды тоже принимают в оплату биткойны, а многие – еще и другие криптовалюты. Для них нет разницы, какие деньги пускать «в топку». Некоторые из них обещают инвестировать в криптовалюты. Не стоит путать такие проекты с индустрией криптовалют. К криптовалютам потянулись даже соратники Сергея Мавроди: они якобы выпустили маврокойн, правда, он не попал ни на одну криптобиржу, кроме собственного сайта. Через 3 месяца маврокойн прошел через скам (прекратил выплаты), затем его обменяли 10:1 на новый, но, кажется, второй раз запуститься уже не смогли. По сути это к криптовалютам не имеет отношения.

Но, конечно, есть и на рынке криптовалют своеобразные хайп-проекты, основанные на выпуске токенов. Об этом – позже.

Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock

Мнения о биткойне

Билл Гейтс, основатель Microsoft: «Думаю, это грандиозный технический прорыв…».
Уоррен Баффетт, глава Berkshire Hathaway: «Держитесь от него подальше. По сути это мираж».
Виталик Бутерин, основатель Ethereum: «Ни в одной большой стране мира нет такого желания внедрять технологии. В России куда ни придешь – все обсуждают блокчейн, всем это интересно. От высших чиновников до мелких предпринимателей».
Дмитрий Медведев, глава правительства РФ: «Здесь вообще заканчиваются пределы права… Эта ситуация требует от всех нас напряжения творческих сил…»
Ольга Скоробогатова, зампред ЦБР: «На самом деле все регуляторы пришли к мысли, что, безусловно, национальную виртуальную валюту делать надо. Это будущее. Вопрос конкретного времени».
Игорь Шувалов, первый вице-премьер РФ: «Я являюсь сторонником криптовалют, считаю, что крипторубль должен существовать. Криптовалюты «спрятать в сундук» уже не удастся, эта тема будет развиваться».
Павел Дуров, основатель «ВКонтакте» и «Телеграма»: «Не совсем понимаю стремление российских чиновников ограничить покупку биткойнов. Впервые за 70 лет у мировой финансовой системы появился шанс выйти из-под гегемонии США… И вместо того чтобы ухватиться за шанс сделать мир более сбалансированным и вместе с Японией и другими азиатскими странами признать статус новых цифровых валют, идущих на смену доллару, из российского правительства слышны голоса: «давайте запретим и ограничим».

Россия: между подозрением и энтузиазмом

В 2013 году самая крупная в мире сеть ресторанов быстрого питания Subway начала принимать биткойны. Отличился этим и один из подмосковных ресторанов, работающих по франшизе. Он предоставил даже 10‑процентную скидку для оплачивающих в биткойнах.

И власти, до того едва замечавшие криптовалюты, забили тревогу. В январе 2014‑го ЦБР распространил информацию с предостережением граждан и юрлиц от использования виртуальных валют, в частности биткойна. Обмен биткойнов на рубли или иностранную валюту, а также на товары (работы, услуги) ЦБР «будет рассматривать как потенциальную вовлеченность в осуществление сомнительных операций». Фактически виртвалюты были приравнены к «денежному суррогату», выпуск (майнинг) которых на территории РФ запрещен. Впрочем, прямого запрета на операции с криптовалютами не было, а возможные санкции ЦБ были опасны только кредитным учреждениям.

В феврале 2014‑го Росфинмониторинг сообщил, что «использование криптовалют при совершении сделок является основанием для рассмотрения вопроса об отнесении таких сделок (операций) к сделкам (операциям), направленным на легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, и финансирование терроризма».

Маленький подмосковный «Сабвэй» не стал бороться с властью и отказался от приема биткойнов. Но властям показалось мало, и они подготовили два закона. Один, размещенный на сайте публикации проектов 1 августа 2014 года, устанавливал, что «изготовление (выпуск), приобретение или сбыт денежных суррогатов юридическим лицом влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от трех до пяти миллионов рублей либо административное приостановление деятельности на срок до 90 суток». Второй, размещенный в 2015 году, касался физлиц, он вносил изменения в УК РФ и УПК РФ и предусматривал максимальное наказание в виде уголовной ответственности до семи лет за выпуск и владение криптовалютами.

Это стало каплей, переполнившей бочку. Глава Сбербанка Герман Греф заявил, что купил себе несколько биткойнов. И что Россия с такими законами останется вне мирового прогресса. И указал Центробанку на консорциум из крупнейших мировых банков (куда Сбербанк, кстати, не приняли), разрабатывающий технологии блокчейн. Центробанк смягчил позицию: «Мы не запрещаем криптовалюты, мы их изучаем», – заявила Эльвира Набиуллина в 2015‑м, оговорившись, что денежные суррогаты в РФ все же под запретом. Второй репрессивный закон был просто отозван (исчез) из базы, будто его и не было.

А затем состоялся Санкт-Петербургский международный экономический форум 2017 года, на котором первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил, что наш президент Владимир Путин «заболел» цифровой экономикой. Что доказывает и его встреча с Виталиком Бутериным, основателем второй по капитализации на сегодня криптовалюты – эфира.

Пока не отменены заявления ЦБР и Росфинмониторинга 2014 года. Поправки в УК отозваны, но закон об административной ответственности юрлиц вот уже 3 года висит в базе с положительным заключением, хотя в правительство он так и не внесен. В результате считается, что в России юрлицам работать с криптовалютами запрещено (как и в Китае). Хотя формально это не так: по существу, речь лишь о том, что это привлечет проверяющие органы. Тем же, кто занимается бизнесом, вряд ли нужно их пристальное внимание…

Но смельчаки нашлись. Это ж какая реклама на всю страну! Стали пробовать. Новосибирский паб в 2017‑м стал принимать биткойны в оплату пива. Получил предостережение прокуратуры и свернул прием. А вот фермерский кооператив LavkaLavka не испугался и прошел прокурорскую проверку. Нарушений найдено не было. Теперь он гордится тем, что официально работает с биткойном, и собирается выпустить собственную криптовалюту. И правда это настоящий прорыв. Оказывается, Россия – не Китай, и юрлицам все-таки можно работать с криптовалютами. Есть некоторые рестораны и даже салоны эротического массажа, принимающие биткойны. А в Подмосковье появился особняк, продающийся за 3000 биткойнов. УАЗ готовится продавать машины за криптовалюту, а UBER – разрешить оплачивать поездки в такси биткойнами. Навальный собирает взносы на президентскую кампанию 2018 года в том числе и в биткойнах.

Впрочем, от греха подальше, профессиональные трейдеры все-таки создают не юрлица, а клубы для своих криптопроектов и/или заводят их на физлица или индивидуальных предпринимателей. Например, Герман Стерлигов открыл в августе в Москве свою криптовалютную биржу именно в форме клуба – «КриптоСтерлингКлуб «Алиса» (пусть это, по сути, и не биржа, а лишь обменник). И не зря.

4 сентября 2017 года ЦБР решил «притушить» энтузиазм торговли и опубликовал информацию, что подтверждает свою позицию, высказанную в январе 2014 года. «Банк России считает преждевременным допуск криптовалют, а также любых финансовых инструментов, номинированных или связанных с криптовалютами, к обращению и использованию на организованных торгах и в расчетно-клиринговой инфраструктуре на территории Российской Федерации». Фактически ЦБР выступил против обращения криптовалют на Московской бирже, которая уже объявила, что вовсю к этому готовится. Но прямых запретов ни для граждан, ни для юрлиц ЦБР так и не ввел.

Забавно, что при таких подозрениях на саммите БРИКС‑2017 заявлено, что страны собираются переходить во взаиморасчетах на национальные и криптовалюты. При том, что в Китае обращение криптовалют для юрлиц запрещено. И более того, введенный сразу после саммита запрет на проведение в стране ICO привел к обвалу криптовалют во всем мире в начале сентября 2017‑го.
 

Как покупать за биткойны?

Операция проста: на своем смартфоне/планшете продавец показывает вам QR-код, который вы считываете вашим смартфоном, проверяете и нажимаете кнопку «Отправить». В LavkaLavka это предполагает, что продавец при этом сам вносит рубли в свою кассу и выдает вам чек. Но есть одна засада.
Биткойн – не самая удачная валюта для торговых сделок. Подтверждение каждой транзакции занимает от нескольких секунд до 90 минут, в среднем 10–15 минут. Каждый пользователь свободен в выборе того, на каком этапе считать транзакцию подтвержденной, но 6 подтверждений обычно признаются столь же безопасными, как и 6 месяцев срока для транзакции по кредитной карте. Представьте, зашли выпить пивка, а потом задержались на час-полтора для подтверждения расчетов. Для интернет-расчетов это непринципиально, а вот для магазинов или ресторанов… Многие другие криптовалюты значительно выигрывают у биткойна по времени подтверждения транзакции.
У криптовалюты NEM на это нужно около 20 сек.

Россия: как легализовать, но при этом не «задушить»

От запрета биткойна Россия ушла (хотя и недалеко), но чтобы действительно развивать криптопроекты, надо все-таки определить их юридический статус и систему налогообложения. Мировой опыт тут не слишком помогает: есть примеры любого регулирования – от полного запрета до признания крипты настоящими деньгами. И любые градации между этими крайностями. Какие у российских властей варианты?

1. Признать криптовалюты цифровым товаром или имуществом (июньский вариант позиции ЦБР и Минфина). Но тут сразу возникает вопрос обложения их НДФЛ и даже НДС (при том, что входящего НДС не будет). Сверхобложение.

2. Признать их финансовым активом (августовский проект Минфина), по существу, ценной бумагой. По этому пути двинулись США, Канада, Сингапур. Им не важно, что такое криптовалюта, их интересуют только токены, финансовые размещения – ICO, которые они приравнивают к обычным IPO акций. Но это вводит ICO под очень жесткое регулирование (лицензирования, регистрации проспектов эмиссии и т. п.), и в России они точно производиться не будут никогда. А еще тут же операции с криптовалютами могут попасть под ограничение «только для квалифицированных инвесторов», что фактически запрещает обычным людям эти сделки. Сверхрегулирование.

3. Признать криптовалюты валютой, как бы тавтологично это ни звучало. Это сделали, например, Япония и Швейцария. Говорят, что в Госдуме есть такие идеи. Но тут возникают особенности российского валютного регулирования – например, предъявление паспорта для всех сделок свыше 40 тыс. руб. Сверхидентификация.

Складывается ощущение, что ни один из этих вариантов «вчистую» не подходит, надо вносить изменения во многие другие законы, чтобы «нечаянно» не поставить рынок под фактический запрет.

Фото: Shutterstock
Герман Греф: «Блокчейн, на мой взгляд, – это новый интернет… Это идея такого же уровня, как интернет… В случае запрета криптовалют весь прогресс уйдет за пределы Российской Федерации»Фото: Shutterstock

Последнее на момент написания статьи сообщение пришло от Минкомсвязи. Министр Николай Никифоров заявил, что готовит правила обращения криптовалют. Он предполагает облагать операции с ними не НДС и налогом на прибыль, а НДФЛ. Но тогда непонятно, как могут платить налоги на эти операции юрлица, да и что будет объектом налогообложения для НДФЛ – тоже не очень понятно: доходы или доходы за вычетом затрат? Какие затраты будут приняты во внимание? Никифоров также заявил, что биткойн вряд ли будет легализован в стране, а к обращению допущены только те криптоинструменты, которые основаны на российской криптографии (российские криптовалюты). «Удушение» криптовалют в чистом виде.

«Признание правового статуса в любом виде уже стало бы позитивным и назревшим шагом. Это позволит ввести в правовое поле и в реальные открытые сделки часть оборота криптовалют, легализовать операции с ними. Защитить участников операций существующим законодательством, – говорит «Профилю» Марк Гойхман, ведущий аналитик ГК TeleTrade. И тут же добавляет: – Но этот шаг вперед, конечно, не должен сопровождаться двумя шагами назад. А именно – ограничениями на продажу только через (Московскую) биржу и запретом осуществлять операции обычным людям».

«В любом случае существующий правовой вакуум гораздо опаснее, – считает Роман Алексеев, руководитель юридического департамента Castle Family Office Moscow/CIS. – Конечно, с собираемостью налогов по такому имуществу, как криптовалюты, могут возникнуть объективные проблемы как внутреннего, так и внешнего характера, потому что у российских налоговиков пока не такие длинные руки, как, например, у их американских коллег». Впрочем, и он прогнозирует, что на практике излишнее налогообложение может привести к еще большему росту теневого рынка по данному инструменту и лишит стимула некоторых трейдеров полностью легализоваться, так как они не захотят терять своих «розничных клиентов».

Михаил Мащенко, аналитик социальной сети для инвесторов eToro в России и СНГ, оценивает еще жестче: «Регулировать новый рынок путем запретов и закручиванием гаек – это неверный подход, все равно как запрет VPN: закон принять можно, а проконтролировать его выполнение – нет. – И мечтает: Если регулятор пойдет другим путем и создаст площадку, а лучше несколько и негосударственных во избежание монополии, предоставит гарантии инвесторам, что их не обманут и, самое главное, предоставит простой и доступный сервис, то многие пользователи сами откажутся от непрозрачных криптобирж. Конечно же, определенный процент так называемых криптоанархистов, которые продолжат пользоваться анонимными площадками из идеологических соображений, останется, но деньги обычных людей будут в большей сохранности».

Вопрос регулирования криптовалют в России остается открытым, окончательной позиции еще не заняли ни Центробанк, ни Минфин.
 

Претензии властей к криптовалютам

Анонимность.
Она препятствует валютному контролю, налогообложению и т. п. Впрочем, анонимность криптовалют несколько преувеличена, как правило, для надежности пользователю надо применить несколько дополнительных действий и иногда немного дополнительных затрат. А есть и полностью открытые криптовалюты – например, NEM.
Использование криптовалют преступным миром.
Но преступники пользуются и наличными деньгами, расчеты в которых анонимны… Наличные тоже запретить?
Неформулируемая претензия – непонимание природы криптовалют, как их регулировать, облагать налогами и т. п. Ну так надо дать себе труд разобраться.

Как заработать: трейдинг

В принципе криптовалюты или основанные на них активы в торговле на биржах ничем не отличаются от любых других финансовых инструментов. К ним также применимы концепции и индикаторы технического анализа. Более того, уже существует биржа, торгующая деривативами (опционами) на криптовалюты, рассматривает этот вопрос и Московская биржа, собирающаяся запустить криптоторговлю. Не исключено, что она запустит торговлю фьючерсами и опционами на криптовалюты одновременно с торговлей самими валютами.

Но вот с фундаментальным анализом криптовалют все сложнее: ведь, в отличие от акций и облигаций, за ними не стоит какой-то реальный актив, а в отличие от фиатных валют – сила и доверие к государствам. Именно поэтому их считают необеспеченными, в отличие от обычных валют, на Форексе. Но это не совсем так.

За биткойном и прочими децентрализованными криптовалютами стоит математический аппарат, вызывающий доверие даже больше, чем экономическая политика государств, и процесс майнинга (о чем чуть позже). Именно поэтому энтузиасты откровенно соревнуются в том, кто даст более сильный прогноз по курсу биткойна – $20 тыс. или $50 тыс. в ближайшие 2–3 года, этим уже никого не удивишь. Есть прогнозы о $100 тыс. и даже $500 тыс. за один биткойн.

Логика энтузиастов проста: биткойнов производится все меньше и меньше, а спрос на них растет все больше и больше. Криптовалюты, которые силовые органы разных государств когда-то считали инструментом для «отмывания» денег преступниками, сегодня стали эффективным способом обхода валютных ограничений. За примерами далеко ходить не надо – усиление валютных ограничений в Китае вызвало резко выросший интерес к биткойну, а в Госдуме некоторые депутаты заговорили о том, что их использование поможет обойти введенные в отношении России санкции, что крымские банки могут осуществлять с их помощью международные операции. Чем больше государства упражняются в валютных ограничениях, тем больше интерес у людей и компаний к криптовалютам.

С учетом бешеного роста курсов криптовалют и оптимистического взгляда на их будущее лучшей стратегией сегодня признается самая простая: «Купи и держи». Попытки обогнать так быстро растущий рынок могут привести к провалам. Суеты не надо, концепция проста: в долгосрочном аспекте стоимость криптовалют будет только расти. Поэтому лучше этой стратегии только ее радикальный вариант: «Купи, а при падении – еще раз купи». Совершенно безумная для акций, именно здесь эта стратегия может оказаться уместной – если вы верите в будущее криптовалют.

Но стоит отметить и некоторые дополнительные риски при торговле криптовалютами. Прежде всего их повышенная волатильность. Надо быть готовым к сильным «просадкам» счета и не поддаваться панике. Тут точно нельзя следовать за толпой – это верный путь к проигрышу.

Не менее важной особенностью является повышенный риск инфраструктуры торговли. Биржи и обменники частные, владельцы их, как правило, неизвестны. Даже если исходить из добросовестности владельцев, биржи уязвимы как для хакерских атак, так и для атак правоохранительных органов – тому есть множество примеров. Способы защиты от этих уязвимостей просты: не храните деньги на биржах, поменяли – и сразу уводите их в кошельки. И криптокошелек надо иметь не один, а несколько на разных сайтах.
 

Предупреждение о рисках

– Повышенная волатильность криптовалют.
– Неопределенность статуса в РФ. Неопределенность налогов. Вопрос не в том, что не хочется платить налоги, а в том, что непонятно, какие налоги надо платить и как их рассчитывать.
– Риски инфраструктуры: программные сбои, хакерские атаки, атаки правоохранительных органов и т. д.
– Потерянные кошельки. Если вы забыли/потеряли пароль к своему криптокошельку – вы потеряли все деньги, в нем хранящиеся.
– Воровство. Храните криптовалюты в нескольких кошельках, пользуйтесь «холодными» кошельками – когда все пароли находятся не на сайте (хотя это очень удобно), а у вас на компьютере или, лучше, на внешнем носителе (который не надо терять, и его тоже могут украсть).
– Не перепутайте криптовалюты и ICO с хайп-проектами. Внимательно изучайте все доступные материалы по ICO перед инвестированием в них. Не поддавайтесь порыву или движению толпы, включайте логику.

Как заработать: майнинг

Майнинг – это использование компьютерных расчетов шифров для подтверждения транзакций. Когда появился биткойн (2009‑й), для майнинга использовались мощности центрального процессора компьютера. Тогда появились и вирусы, которые заставляли компьютеры сети работать на чей-то кошелек. Но скоро эта возможность исчерпала себя.

Вторым этапом майнинга стало использование видеокарт. И, наконец, в прошлом году он получил новую базу – специализированные чиповые агрегаты ASIC. В одном асике обычно 2–3 сотни чипов (процессоров), пригодных только для одной работы – вычисления заданных криптоалгоритмов и больше ни для чего. Они намного более эффективны, чем фермы видеокарт, но, в отличие от них, узкоспециализированы на обсчет только одного шифроалгоритма – впрочем, на каждом из таких алгоритмов могут «сидеть» десятки криптовалют, так что некоторая гибкость сохраняется.

С переходом к асикам сложность вычислений резко выросла. Отчасти именно поэтому биткойнов стало добываться меньше, и их курс с прошлого года стал стремительно расти. Асики быстро захватывают рынок. Ничего более производительного, чем асики, для майнинга на сегодня нет.

Что может прийти на смену асикам? Угрозой является производство более производительных чипов, но рынок пока не слишком верит в такие продукты, не видя их в реальности. Но в перспективе 3–5 лет на смену асикам могут прийти квантовые компьютеры. Это уже серьезно.

В России тема майнинга развивалась почти подпольно до этого года, но после ПМЭФ-2017 она попала в мейнстрим. Теперь советники президента России планируют майнинг-бизнес. Уже найден регион с избыточной и потому самой дешевой в стране электроэнергией – Иркутская область, где и собираются запускать фермы для майнинга в промышленных масштабах. А приближенные к власти эксперты рассуждают о том, что криптовалюты – это новая российская нефть, что майнинг криптовалют – это просто «глубокая переработка» электроэнергии и что Россия должна захватить мировое лидерство в этой области. Мешает только одно – оборудование для майнинга мы сами пока еще не производим. А то, что производим, гораздо дороже импортного, в основном китайского и американского.

И у частных майнеров есть подозрение, что китайские производители специально задерживают выход на рынок более эффективных асиков – «снимают сливки» сами, эксплуатируя их по 3–6 месяцев первыми, а только потом «отдавая» рынку. Насколько это справедливо, неизвестно, но факт, что тот, кто производит самое эффективное оборудование для майнинга, первым получает от него эффект. Это Китай и США. И России тут похвастаться пока нечем.
 

Самые успешные ICO

2 ICO на базе Ethereum – OmiseGO (OMG) и Qtum (QTUM) – стали в этом году «единорогами», т. е. проектами, капитализация которых стремительно выросла до $1 млрд. Общая капитализация 237 криптоактивов (токенов) на 8 сентября составила $8,4 млрд, 148 активов имели капитализацию свыше $1 млн и 23 – свыше $100 млн.
Данные: coinmarketcap.com

Как заработать: ICO

ICO – это продажа токенов за криптовалюту. Токены также выходят на биржу, и их дальнейшая судьба не отличается от любых криптовалют – легко спутать. Например, вторая криптовалюта в мире – эфир – также начиналась как ICO. Законодательное регулирование обращения токенов, как и криптовалют, в большинстве стран отсутствует. Однако в ряде стран, например в США, они приравнены к IPO акций.

Индустрия ICO стала быстро развиваться в прошлом году с ростом популярности эфира, который стал главной площадкой для них благодаря своим смарт-контрактам. И именно удобство ICO стало дополнительным фактором роста самого эфира. На 8 сентября из топ‑50 криптоактивов, обращающихся на биржах, 44 были созданы именно на платформе эфира. Включая и два самых популярных – OmiseGO и Qtum.

Почему люди покупают токены? Практически по той же причине, что и криптовалюты, – в расчете на будущий рост их стоимости, а отчасти из-за некоторых дополнительных преимуществ, даваемых только токенами. В отличие от криптовалют, токены обычно наделяют владельца разными правами, заранее объявленными компанией или разработчиком. Есть токены-акции (дают право на долю в будущей компании), токены-облигации (дают фиксированный доход), токены-сертификаты (могут быть обменены на определенный материальный актив), смешанные или ничем не обеспеченные токены.

Это огромная индустрия – общая капитализация токенов на криптобиржах составила на 8 сентября $8,4 млрд. Но это включает в себя как начальную капитализацию на ICO, так и последующий рост курсов токенов. Например, OmiseGO за год с небольшим после выхода на биржу подорожала в 16 раз. Но не со всеми это происходит. Бывает, что проекты так и не имеют успеха. Поэтому надо тщательно изучать опыт команды проекта, его Whitepaper (где простым языком изложены цели и этапы реализации проекта) и другие доступные материалы. Считается, что главные критерии успеха ICO прежде всего – команда и проблема, которую проект решает.

Много в этой сфере и мошенничеств. Американская Chainalysis подсчитала, что около 10% эфира, вложенного в ICO, было украдено. Причем минимум случаев недобросовестности разработчиков и инициаторов ICO. В основном это фишинг – инвесторы сами по ошибке отправляют деньги не по тому интернет-адресу (который может отличаться от правильного, например, только регистром пары букв). Второй популярный способ – хакинг. Благодаря хакерской атаке было украдено $50 млн из эфириум-проекта The DAO (из-за чего валюта и разделилась на 2 ветки – эфир и эфир классик).

Фото: Андрей Никеричев⁄АГН «Москва»
Фото: Андрей Никеричев⁄АГН «Москва»

«Железный закон»

Он же эффект Алчиана–Аллена, или третий закон спроса – разные названия, а суть в том, что если для двух товаров‑заменителей цены на фиксированное количество товара одновременно увеличиваются, то спрос сдвигается в пользу более качественного товара (его относительная цена снижается). Частный случай закона: чем строже запреты, тем забористее марихуана и крепче виски. Совершенно применимо и к случаю конкуренции крипторубля и криптовалют.

Крипторубль vs криптовалют

Российские власти, вполне вероятно, могут ускоренно провести через Госдуму закон о регулировании криптовалют в стране – еще до конца 2017 года. Это будет их легализация, но, вполне возможно, такая легализация, которая станет аналогом запрета и загонит криптовалюты в «тень».

Судя по информационной волне, в «верхах» побеждает та точка зрения, что нужна российская криптовалюта (или криптовалюты), основанная на российской криптографии. И вот их стоит легализовать. А чтобы дать заработать их инициаторам, все остальные криптовалюты надо фактически запретить, не запрещая формально. Тут прекрасно подойдет сверхобложение налогами или сверхрегулирование (только для квалифицированных инвесторов) и, конечно, сверхидентификация с исключениями для крипторубля (ему же мы будем доверять). Какой именно способ будет избран, пока не знает никто. Но то, что приближенные к власти интернет-деятели явно задумали операцию по собственному обогащению под видом легализации криптовалют, вряд ли может вызывать сомнения. Что у них из этого получится, непонятно, но наверняка им удастся изуродовать рынок криптовалют в стране в большей или меньшей степени.

Это тем легче сделать, что наши высшие чиновники плохо или совсем не понимают существа криптовалют и их обращения, но при этом испытывают малообъяснимый энтузиазм по отношению к ним. Их «цифровая болезнь», вероятно, началась с головы. А нечистые на руку интернет-деятели этим легко пользуются. Удастся ли им заморочить руководству голову болтовней про импортозамещение, контрсанкции, цифровое лидерство России или борьбу с наркомафией и терроризмом, покажет ближайшее будущее.

В худшем случае обращение криптовалют просто уйдет в «тень», как ушли в «тень» от сверхрегулирования ЦБР форекс-компании, незарегистрированные МФО, хайп-проекты. ЦБ их не видит – и их как бы и нет.

А ведь можно сделать и по-другому. Легализация криптовалют в Японии как обычных денег привела к резкому росту оборотов этих валют в стране, операции с биткойном сместились из Китая в Японию. Начинают создаваться вполне легальные инвестфонды, основанные на криптовалютах и т. п. Такой же скачок могла бы показать и Россия. Но покажет ли? Или такой скачок будет погублен жадностью приближенных к власти интернет-экспертов?

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru

24СМИ

новости