30.08.2017 | Алексей Афонский

Бремя бездоходности

Центробанк зафиксировал неэффективную работу негосударственных пенсионных фондов

Фото: Сергей Авдуевский/«Профиль»

Регулятор подробно изучил деятельность негосударственных пенсионных фондов и опубликовал на своем сайте статистику, согласно которой 20 из 38 работающих на рынке НПФ имеют доходность ниже ВЭБа, который управляет средствами «молчунов» и людей, сознательно доверивших свою накопительную пенсию государству. Это можно объяснить рискованной политикой большинства крупных фондов. В отличие от ВЭБа, который имеет право инвестировать только в ОФЗ, облигации российских эмитентов и ипотечные бумаги, они предпочитают акции, рынок которых в первом полугодии просел сразу на 15%.

По нынешнему закону, пенсия россиян составляет 22% от их текущей зарплаты и делится на две части: страховую (16%) и накопительную (6%). Обе части выплачиваются работодателем, но перечисляются в разные места. Страховая часть — сразу в распределительную систему Пенсионного фонда, а вот для накопительной предусмотрены варианты. Если будущий пенсионер доверяет государству, он может поручить ему управление своими деньгами. В этом случае инвестировать их будет управляющая компания ВЭБа или любая другая, на выбор гражданина. Так или иначе, ответственным за процесс будет ПФР (но он уже не сможет направить заветные 6% на выплату нынешним пенсионерам). Если же человек не хочет иметь дело с ПФР, он может перевести свои накопления в любой негосударственный пенсионный фонд (НПФ). Все они имеют форму акционерного общества и принадлежат крупным банкам и компаниям.

Однако такая схема существует лишь в теории. На практике же с 2014 года и до сих пор правительство замораживает накопительную часть пенсий — все 6% идут в страховую, а деньги поступают в Пенсионный фонд и его распределительную систему. Делать это приходится из-за дефицита бюджета ПФР: средств не хватает на выплату текущим пенсионерам. Поняв, что заморозка затянется надолго, власти с 2015 года ввели новое разделение: на «молчунов» и активных граждан. Накопительная часть первых фактически ликвидируется и присоединяется к страховой. 6% зарплаты вторых по-прежнему должны будут передаваться в управление ПФР или НПФ, но только после долгожданной разморозки.

Пока же инвестировать можно только те средства, которые будущие пенсионеры успели отчислить в ПФР или НПФ до 2014 года. Они, по правилам ЦБ, называются пенсионными накоплениями. Независимо от них существуют пенсионные резервы — деньги, которые граждане добровольно передают НПФ в рамках негосударственного пенсионного обеспечения. На них заморозка накопительной части, разумеется, никак не сказалась.

Накануне ЦБ подвел итоги деятельности НПФ за первую половину 2017 года. Регулятор отдельно подсчитал результаты по пенсионным накоплениям и резервам. Выяснилось, что далеко не все негосударственные фонды, управляющие накопительными пенсиями, могут посоперничать в доходности с ВЭБом. Согласно данным на сайте самого банка развития, она равна 8,8%. Сразу двадцать НПФ не дотянули до этого уровня. Среди них такие крупные фонды, как «Газфонд пенсионные накопления» (доходность — 2,9%), «Будущее» (3,9%), «Лукойл-Гарант» (3,3%), а также фонды «Сафмар» (3,4%) и РГС (8,5%). Всего под их управлением находится 1,67 из общих 2,3 триллиона рублей.

Лучше ВЭБа выступили только 18 негосударственных фондов. Но лишь два из них можно назвать крупными — под их управлением находится более ста миллиардов рублей. Это НПФ ВТБ (130 миллиардов рублей и 10,5%) и НПФ Сбербанка (430 миллиардов и 10,1%). Остальные тоже показали достойные результаты. Например, Национальный негосударственный пенсионный фонд обеспечил своим клиентам доходность в 12,09%, а НПФ «Социальное развитие» — и вовсе 14,72%. Однако в их распоряжении было «всего» 17 и 7 миллиардов рублей, соответственно. Таким образом, средняя доходность составила 7,97%. Суммарное количество клиентов всех НПФ составило 34,4 миллиона человек — именно столько россиян успели до 2014 года перевести свою накопительную часть пенсии в частный сектор.

Таким образом, в первые шесть месяцев года на рынке наблюдалась явная тенденция: чем крупнее фонд, тем ниже его доходность. Во многом это можно объяснить ориентированностью больших игроков на более рискованные инструменты, в частности, акции. В первом полугодии российский фондовый рынок просел на 15%, что не замедлило отразиться на показателях доходности. Вместе с тем, их мелкие коллеги предпочитали инвестировать в облигации и депозиты, а потому получили доход существенно выше инфляции, в том числе за счет стабильных купонных выплат.

Похожей стратегии придерживается ВЭБ. Постановления правительства, регулирующие его инвестиционную деятельность, предписывают вкладываться в низкорисковые инструменты. В основном, это ОФЗ, облигации российских эмитентов и ипотечные ценные бумаги, а также депозиты и наиболее устойчивая иностранная валюта.

Ситуация с пенсионными резервами еще более удручающая. Так, семь фондов, среди которых «Газфонд» (-1,12%) показали отрицательную доходность. «Лидером» среди них стал НПФ «Пенсионные сбережения» — минус 21,73%. Такой результат послужил основанием для отзыва лицензии. Лучшими оказались фонд «Поддержка» (11,73%), Национальный НПФ (11,55%) и Внешэкономфонд (11,5%). «Ингосстрах-Пенсия» показал ровно 11%, столько же у НПФ Сбербанка. У «Газфонда» — 7,91%, НПФ РГС — 9,58%, ВТБ — 10,56%, «Благосостояния» — 7,48%. Доходность «Сафмара» — всего 3,76%. Все вместе НПФ управляли деньгами 5,6 миллиона человек, решивших обеспечить себе дополнительную пенсию.

Еще одним фактором, повлиявшим на доходность, стала необходимость наращивать капитал в преддверии обязательных стресс-тестов, которые ЦБ запланировал на февраль 2018 года. По данным ЦБ, суммарный прирост капитала НПФ составил 31%. Теперь этот показатель равен 214,2 миллиарда рублей.

Аналитики считают, что избравшие рискованную политику НПФ едва ли откажутся от нее до конца года — дивиденды по акциям, находящимся у них в портфелях, могут компенсировать все недополученное в первом полугодии. Выйти из долевых бумаг в пользу долговых означает лишиться их.

В скором времени российскую пенсионную систему ждет очередная реформа. Минфин вместе с ЦБ разрабатывают проект индивидуального пенсионного капитала (ИПК). Согласно последней версии, нынешние 22% отчислений работодателей целиком отправятся в распределительную систему ПФР. Накопления, на которые смогут претендовать НПФ, будут формироваться из дополнительных взносов с работника (платить их будет он сам, а не работодатель, как сейчас), которые и составят ИПК.

Ставка взноса сможет колебаться от 0% до 6% по желанию самого работника. При этом он сможет и вовсе отказаться от уплаты, взяв пятилетние «каникулы» (их количество не ограничено, таким образом граждане смогут отказываться от дополнительных отчислений всю жизнь). Чтобы стимулировать россиян к участию в системе ИПК, им собираются предоставить налоговые льготы — налоговая база по НДФЛ сократится на ставку отчислений в ИПК. Работодателей, как ожидается, тоже ждет поощрение — их освободят от части страховых взносов.

Пока в новой системе много неясного. Непонятно, будут ли граждане автоматически регистрироваться в ней, или им предстоит делать это самостоятельно. Опять же неизвестно, что ждет уже накопленные сбережения: их могут как перевести в НПФ, так и конвертировать в пенсионные баллы, отправив в ПФР.

Перемены, очевидно, скажутся на работе НПФ. Директор лаборатории по финансовой инженерии и риск-менеджменту НИУ ВШЭ Сергей Смирнов считает, что изменения для негосударственных фондов окажутся, скорее, негативными — население вряд ли массово понесет им свои деньги и предпочтет другие инструменты инвестирования. «Безусловно, у населения есть альтернатива. Понятно, что в первую очередь это депозиты — они дают сохранность средств где-то на уровне инфляции. Но и это неплохо, ведь вы видите, что многие НПФ сейчас не могут обеспечить и этого. Плюс появился среднесрочный инструмент — облигации федерального займа для населения (ОФЗ-н). Если ты владеешь ими три года, тебе за первые шесть месяцев дадут 7,5%, а за последние — 10% годовых», — отметил Смирнов в разговоре с «Профилем».

«Но тут надо понимать, что эти инструменты подходят для тех, у кого есть свободные деньги. ИПК с этой точки зрения подходит для тех, у кого этих денег нет — туда можно откладывать средства сравнительно небольшими партиями, — говорит Смирнов. — Но что-то мне подсказывает, что реформа осуществляется не в интересах населения, а в интересах государства и его финансовых институтов. Главная ее цель — пополнить бюджет Пенсионного фонда и его распределительную систему, куда будут направляться все нынешние 22% от зарплаты. Подозреваю, что большая часть населения, может быть даже подавляющая, деньги в ИПК не понесет. По крайней мере, на первых порах. Люди пока еще не ощутили на себе результаты всех последних пенсионных реформ. Вот если те, кто понесет деньги в этот капитал, заработают благодаря ему в три-четыре раза больше, чем без него, вот тогда их пример может помочь создать некую критическую массу».

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru

24СМИ

новости