01.08.2017 | Алексей Афонский

Новая родина отпускает долги

Россия разберется с кредитами крымчан в украинских банках, как в известной шутке: всем, кому должен, прощаю

Фото: EPA/Vostock Photo

Подобный закон уже приняла Госдума. Решать вопрос планируется на республиканском уровне через Фонд защиты вкладчиков (ФЗВ). Ранее он взял на себя все долги украинских банков перед крымчанами (т. е. их депозиты), выплатил их новоиспеченным россиянам и теперь пытается взыскать с банков Украины. Дошла очередь и до долгов крымчан. Собеседники «Профиля» называют схему прощения их долгов нереализуемой и говорят, что главными пострадавшими в России окажутся отечественные коллекторы, выкупившие ранее права требования у украинских банков. А на Украине – банки, которые теперь уже легально, на уровне закона, не получат ничего.

Вклады без присмотра

Весной 2014 года крымские клиенты украинских банков столкнулись с проблемой. После присоединения полуострова к России они фактически оказались в правовом вакууме. Кредитные организации, не зная, что делать, и ожидая указаний от Нацбанка Украины, отказывались обслуживать и возвращать вклады нью-россиян. На этом фоне подсуетились российские законодатели – уже 2 апреля Владимир Путин подписал два закона: о функционировании финансовой системы Крыма и Севастополя на переходный период и о защите интересов местных вкладчиков украинских банков.

В первом документе было прописано, что все украинские банки, работавшие в Крыму до референдума, могли либо закрыть филиал, либо зарегистрировать его в российском ЦБ по российским же правилам. На принятие решения давалось несколько месяцев – до 1 января 2015 года. Однако до этого срока все неопределившиеся обязаны были строго исполнять обязательства перед клиентами. В противном случае ЦБ получал право принудительно прекращать деятельность нарушителей при просрочке выплат по депозитам больше чем на день.

Уже в середине апреля регулятор начал пользоваться этой опцией и ликвидировать крымские филиалы украинских банков (первым стал Приватбанк Игоря Коломойского, крупнейший розничный банк Украины). Впрочем, кредитные организации тоже не горели желанием работать по российским законам и самостоятельно закрывали подразделения. А 6 мая украинский Нацбанк и вовсе отозвал все лицензии на проведение банковских операций на полуострове. Два банка, изначально зарегистрированных на полуострове – Черноморский банк развития регионов и Севастопольский морской банк, – вынуждены были свернуть любую деятельность.

Но едва ли не более важным оказался второй закон. В нем говорилось об учреждении в республике специального Фонда защиты вкладчиков как автономной некоммерческой организации, но под эгидой российского Агентства по страхованию вкладов (юридически он действует в качестве агента АСВ и за его счет). О близости двух структур говорит даже похожий дизайн их сайтов. Главная задача фонда – приобретать у крымских вкладчиков права требования по их депозитам (выплаты по которым задерживались банками на три дня и более) и сразу же выплачивать компенсацию (но только по вкладам в пределах 700 тысяч рублей). Планировалось, что эти деньги фонд в дальнейшем будет взыскивать с украинских банков через суды.

По вкладам свыше 700 тысяч рублей крымчанам предлагалось два варианта: самостоятельно решать вопрос со своими банками или поручить это ФЗВ. Во втором случае на фонд оформляется доверенность, с которой тот идет в суд. Одновременно он разы-скивает имущество банка-должника в Крыму и добивается наложения на него обеспечительного ареста. Всего к нынешнему июню ФЗВ подал 7251 иск. Параллельно республиканские власти начали самостоятельно выплачивать компенсации держателям крупных депозитов. Деньги на это нашли за счет продажи активов Игоря Коломойского – в его Приватбанке застряло больше всего вкладов. На торги выставили 22 национализированных объекта, ранее принадлежавших олигарху, – суммарно их оценили в 3,5 млрд руб.

Гора родила мышь

Рассчитаться с крымскими вкладчиками ФЗВ удалось за три года работы. На компенсации для около 220 тыс. человек потрачено 28,7 млрд руб. Средний размер выплат – 125 тыс. руб. Выплаты осуществлялись через банки Крыма или санкционные, которые работают там: РНКБ, Генбанк и Банк ЧБРР. Оплатило этот «банкет» АСВ, предоставив ФЗВ 27 млрд руб. «целевого финансирования». Крымчане получили свое.

А ФЗВ по итогам 2016 года остался с доверенностями от 223,4 тыс.человек на общую сумму 36,4 млрд руб. к 45 украинским банкам. По которым на 24,3 млрд руб. приняты судебные решения в пользу ФЗВ (на настоящий момент, согласно комментариям ФЗВ «Профилю», эта сумма составляет 24,7 млрд руб.) и на 21 млрд руб. возбуждены исполнительные производства. Выглядит монументально. Но вот только одна проблема – реально получено ФЗВ лишь 1,1 млрд руб. в судебном порядке и еще 0,2 млрд руб. во внесудебном. Менее 5%.

Кроме того, на сайте фонда есть статистика по искам, в рамках которых он представляет интересы вкладчиков и пытается вместе с ними отсудить депозиты свыше 700 тыс. руб. По 6 283 искам (из 7 251 по состоянию на 1 июня 2017 года) уже принято решение в пользу фонда. Однако исполнять их украинские банки ожидаемо не спешат – в 5585 случаях приставам пришлось начинать исполнительное производство, причем и в России.

Иски к украинским банкам от имени ФЗВ (который выступал собственником прав требований) подавались в арбитражные суды Крыма и Севастополя. Понятно, что ФЗВ выиграл множество судов, но… Юристы указывают на явную политизированность ситуации – такие судебные постановления, скорее всего, не будут признаваться на Украине, а значит, добиться реальных выплат будет практически невозможно. «Я вообще не понимаю, как они это делают, – отметил в разговоре с «Профилем» руководитель юридического департамента Ланта-Банка Дмитрий Шевченко. – На мой взгляд, это какое-то недоразумение».

Полученный ФЗВ миллиард рублей пришел не с Украины, а от продажи крымского имущества этих банков. После их спешного ухода из Крыма осталась собственность на полуострове (в том числе в виде недвижимости и наличных денег в кассах). А вот пришло ли что из Украины – таких данных на сайте ФЗВ найти не удалось. «У них пока это очень плохо получается, просто очень плохо», – говорит Шевченко. Например, на сайте фонда размещено предложение арендовать четыре здания, принадлежавших Ощадбанку, – симферопольский суд передал их в распоряжение ФЗВ еще в 2014 году.

Обратная сторона медали

Банковские депозиты – это долг украинских банков перед крымчанами. Его фактически полностью взяло на себя российское государство. Но есть и обратная сторона – долг крымчан перед украинскими банками. Что происходит с ним?
В первые месяцы после «крымской весны» все действия касались только защиты интересов вкладчиков полуострова. Без ответа оставались претензии украинских банков, выдавших кредиты клиентам, которые внезапно оказались гражданами (или в юрисдикции) другого государства. В самом конце 2015 года Госдума приняла еще один закон – об урегулировании задолженности крымчан (422ФЗ). Москва фактически признала, что долги перед теперь уже иностранными банками нужно возвращать, но не им самим, а коллекторам, которые (подобно самому ФЗВ в случае с крымскими вкладчиками) выкупят у них права требования.

Коллекторская компания должна быть зарегистрирована в России и аккредитована при ФЗВ. Сама эта процедура довольно сложна и включает в себя, например, проверку деловой репутации (что в случае с коллекторским бизнесом может вызвать некоторые сложности). На деле же принимать заявки от компаний-кандидатов начали только через год после принятия закона – власти боялись взрыва социальной напряженности и держали паузу в преддверии осенних думских выборов.

На данный момент аккредитоваться удалось только четырем фирмам, их список опубликован на сайте фонда:
– краснодарские «Правовые инициативы»,
 – московские «Фондовый Конверс-центр» и «Лед Технологии Групп», 
– DG Finance из Санкт-Петербурга.

Собственный сайт есть только у DG Finance и «Фондового Конверс-центра». Они же скупили долгов больше остальных. Совокупно четыре компании владеют правами требования на сумму более миллиарда рублей. При этом только DG Finance присутствует в специальном реестре Федеральной службы судебных приставов, которая с 2017 года регулирует работу коллекторов, а тем, кто не входит в реестр и не является первоначальным кредитором, взыскивать долги запрещает закон.

«Целью нашей деятельности является предоставление жителям полуострова прозрачного, удобного и законного механизма погашения задолженности по кредитам украинских банков, дать возможность крымчанам исполнить свои кредитные обязательства с наименьшими для них потерями и начать свою кредитную историю в российских БКИ в качестве надежных заемщиков», – говорится на сайте «Фондового Конверс-центра». Там же указано, что в декабре 2014 года компания выкупила кредитный портфель местных филиалов Сбербанка и Альфа-банка.

Коллеги «крымских» коллекторов скептически относятся к их деятельности и говорят, что не стали бы ввязываться в такую авантюру. «Я думаю, что такая деятельность имеет минимальную доходность. Это больше социальный проект, нежели какой-то интересный бизнес, который можно было бы осуществлять, – рассказал «Профилю» гендиректор коллекторского агентства EOS Антон Дмитраков. – Вот, например, для нас ключевыми регионами для сбора являются топ20 субъектов РФ по уровню жизни. У крымчан в этом плане сейчас не самое лучшее время. Не отлажены информационные потоки – нужно слишком много вкладывать, чтобы поднимать контактную базу. Оно того не стоит. И я не вижу большого смысла ввязываться во все это тем, кто не находится на территории Крыма, кто не работал там еще в те годы, когда это была Украина, и не имеет первичной информации».

«Два года назад далеко не все были готовы этим заниматься. Просто в силу того, что был не совсем понятен статус самих сборщиков, – соглашается с Дмитраковым вице-президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Елена Докучаева. – Компания «Секвойя Кредит Консолидейшн», в которой я тогда работала, размышляла о том, нужно ли это, но в итоге решила, что риск выше предполагаемого дохода».

Фото: EPA/Vostock Photo
Крымчанам в полном объеме вернули депозиты из украинских банков, но разрешили не возвращать им долгиФото: EPA/Vostock Photo

Осенью 2016 года власти Крыма обратили внимание на эту проблему. Российские коллекторы дошли до полуострова. Российские приставы по решению российских же судов арестовывали залоговое имущество граждан и компаний в обеспечительных целях.

Делалось это по устаревшим данным нотариусов – украинские банки отказывались предоставить актуальную информацию или просто не имели ее. Как следствие, возникало много ошибок, и едва ли не большая часть арестованного имущества принадлежала уже бывшим должникам, которые полностью рассчитались с банками. В Общественную палату Крыма поступало много жалоб. ФЗВ даже вынужден был опубликовать на своем сайте подробную инструкцию, как доказывать неправомерность ареста.

Право на списание

Взыскание долгов и аресты имущества должников коллекторами выглядели для крымчан как нарушение некоего негласного общественного договора: мы за Россию, а долги украинским банкам можно не отдавать. Во многом так же эта ситуация была воспринята крымскими и московскими властями.

Глава Крыма Сергей Аксенов еще два года назад активно выступал против любого взыскания с жителей и обещал не допустить деятельности коллекторов на полуострове. В феврале 2017го на совещании у вице-премьера РФ Дмитрия Козака было решено отменить все обеспечительные меры в пределах пяти миллионов рублей. Тогда эта цифра прозвучала впервые. А юридические основания такого решения еще только предстояло выработать. И сделано это было стремительно – и невразумительно.

Уже в июле 2017 г. Госдума рассмотрела и приняла сразу во втором и третьем чтениях поправки ко всем трем законам, касающимся отношений крымчан с украинскими банками. Все они оформлены в один общий законопроект. В нем прописано право ФЗВ списывать долги физических и юридических лиц в пределах все тех же пяти миллионов рублей.

Авторы закона подчеркивают, что крымские власти получат только право, но не обязанность списывать некоторые долги. Если так, то кому и по какому принципу их спишут? Ответ должны дать региональные законы, то есть крымский и севастопольский. Ожидается, что они будут приняты уже осенью. По некоторым данным, в уже готовящемся республиканском законе Крыма будут предусмотрены серьезные льготы для тех, чья задолженность превышает указанную сумму. Им будут списывать 20% долга при внесении 5% и весь кредит целиком – при выплате 20%.

«Прощение долга происходит тогда, когда его легче и дешевле простить, чем взыскивать. Если ситуация очевидна и заемщик не в состоянии погасить долг, то тут два выхода: либо прощать его, либо делать банкротом, – говорит член общественного совета по взаимодействию с кредиторами финансовых организаций при АСВ Ольга Плешанова. – В нормальной ситуации банк добивается признания заемщика банкротом и списывает задолженность как безнадежную. Собственно, для этого банки и лоббировали закон о банкротстве физлиц, чтобы проще было расчищать баланс. Но тут, видимо, массовых банкротств хотят избежать».

«Крым действительно не самый богатый российский регион. Взыскивать с граждан и компаний дополнительные деньги, судя по всему, было признано нецелесообразным. Я думаю, что это чисто экономическое решение по поддержке региона», – подтверждает партнер юридической фирмы ЮСТ Александр Боломатов.

Поддерживать республику планируется за счет средств АСВ. В бюджет фонда, который перейдет в распоряжение региональных властей, агентство перечислит дополнительные 1,5 миллиарда рублей (при том, что последние годы АСВ само живет на транши от ЦБ общим объемом 1,7 триллиона рублей). «Насколько я понимаю, эти деньги пойдут на то, чтобы восполнить Фонду защиты вкладчиков все расходы, которые он не смог взыскать с банков в виде их имущества на территории Крыма», – отметил в разговоре с «Профилем» исполнительный директор консалтинговой компании Heads Consulting Никита Куликов.

При этом само списание долгов он называет неосуществимым на практике. «Я даже не могу вообразить схему, по которой все это будет происходить. Ведь украинские банки, ушедшие из Крыма, не оставили себе правопреемников. Юрлиц, которые выдавали кредит, уже нет. Получается, что кредитные договоры хоть и продолжают действовать, добиться их исполнения практически невозможно, особенно учитывая тяжелые отношения между странами. С коллекторами ситуация другая – они выкупили долги непосредственно у украинских банков. А местные крымские филиалы этих самых банков требовать уже ничего не могут – их просто не существует. Соответственно, и ФЗВ тоже взыскивать ничего не сможет – нет документации, официально подтвержденных кредитов нет. Вариант только один – если сам заемщик придет в фонд и скажет: «Я брал кредит в банке, теперь я должен вам». Но понятно, что такого не будет», – говорит юрист.

«Получается, что и списывать ничего невозможно, раз долга как такового нет. И тут не важно, превышает размер взятого когда-то кредита пять миллионов или нет. Перекладывание ответственности на крымские власти – хороший ход. Но они, скорее всего, окажутся в юридической коллизии. Если только в ближайшее время не будет придумана какая-то принципиально новая юридическая схема», – заключает Куликов.

Тем не менее в законе, который уже приняла Госдума и которому теперь предстоит пройти одобрение в Совете Федерации, четко прописано, что ФЗВ получит права кредиторов по займам юридических лиц свыше пяти миллионов рублей. Возвращать деньги или залоговое имущество по этим кредитам фонд по-прежнему сможет через крымские суды.

Не забота государства

Неясна и судьба коллекторов, аккредитованных при АСВ. Большая часть выкупленных ими долгов относилась к мелким кредитам физлиц. Кто будет возмещать затраты на их приобретение у украинских банков, в законе не указано.

«Ну не получат коллекторы вознаграждения от украинских банков. Защищать коллекторов – вряд ли государственная политика. То, что они вступили в договорные отношения с украинскими банками, – это их проблемы, по мнению государства», – отмечает член общественного совета при АСВ Ольга Плешанова. «Нынешнее решение по прощению задолженности показало, что ее приобретение в свое время было преждевременным и, может быть, чрезмерно оптимистичным», – констатирует вице-президент НАПКА Елена Докучаева. 

КОНТЕКСТ

10.08.2017

Ипотекой по сусекам

Сбербанк рекордно снизил ставки жилищного кредитования, а Герман Греф предрек возврат рынка к докризисным показателям

09.08.2017

Кино на манеже

В Чечне и Дагестане намерены отказаться от проката фильма «Матильда» у себя в республиках

07.08.2017

Заявка на благонадежность

Евгений Давыдович снова попробует поуправлять банком, и на этот раз он возглавит Бинбанк

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru

24СМИ

новости