27.07.2017 | Екатерина Буторина

Кто не спрятался, тот и виноват

Попытки властей поставить на учет самозанятых граждан принуждают их к уходу в тень

Фото: Максим Коротченко⁄ТАСС

Почти половина россиян трудоспособного возраста официально нигде не работает и не платит налогов – и не собирается что-либо менять. Все попытки властей заставить так называемых самозанятых легализовать свои заработки пока провалились – люди просто не понимают, зачем им заявлять о себе государству, которое постоянно так и норовит что-то отнять и обмануть.

Няни и гувернантки, водители и переводчики, ремонтники и репетиторы, сиделки и сезонные рабочие – миллионы россиян, именуемых «самозанятыми», обрели легальный статус. Совет Федерации 19 июля одобрил принятый Госдумой закон, которым вносятся изменения в Гражданский кодекс и провозглашается, что предпринимательской деятельностью можно заниматься, не создавая юридическое лицо и не регистрируясь в качестве индивидуального предпринимателя. Таким образом, считают депутаты, они выполнили поручение президента Владимира Путина от сентября прошлого года о том, чтобы «исключить любые возможности признания деятельности самозанятых граждан незаконным предпринимательством».

Однако поправки в Гражданский кодекс (ГК) выглядят не просто непонятно, но сильно смахивают на отписку. Законодательного определения самозанятые так и не получили, как их отличать от предпринимателей, не очень ясно. Какую именно деятельность можно осуществлять без регистрации ИП, определяет закон, но какой именно закон, из внесенных поправок в ГК не следует. Легализация самозанятых – это не только возможность для них избежать административных и уголовных наказаний за незаконную предпринимательскую деятельность. Это позволило бы им заработать себе на достойную пенсию, а государству – пополнить казну. Однако, говорят эксперты, в том виде, в котором эту задачу исполнили депутаты, последствия могут быть обратными: коррупция значительно возрастет, а самозанятые из неформального сектора экономики пере-кочуют в теневой, откуда их уже не вернуть.

Кто все эти люди?

Из 86 млн граждан трудоспособного возраста в России лишь 48 млн работают в секторах, которые государству видны и понятны. Об этом вице-премьер Ольга Голодец сообщила на февральском заседании Центра стратегических разработок (ЦСР), где тогда обсуждали условия легализации самозанятых. «Где и чем заняты все остальные, мы не понимаем», – призналась вице-премьер. Свое видение проблемы легализации самозанятых ЦСР, возглавляемый Алексеем Кудриным, обещал изложить в программе стратегического развития страны на 2018–2024 годы, но содержание ее – пока тайна для общественности.

Точное число самозанятых, конечно, не назовет никто. Председатель комитета Совфеда по бюджету и финансовым рынкам Сергей Рябухин в мае этого года дал оценку с большим разбросом – от 15 млн до 22 млн. Речь идет не о безработных, отмечает руководитель Экспертного центра при уполномоченном при президенте РФ по защите прав предпринимателей Анастасия Алехнович: «По оценкам экспертов, это экономически активное население, реально работающее, составляет примерно 6,5 млн».

В Налоговом кодексе эту категорию обозначили в ноябре прошлого года, их стали именовать физическими лицами, не являющимися ИП и оказывающими без привлечения наемных работников услуги другим физлицам «для личных, домашних и (или) иных подобных нужд» (п. 7.3 ст. 83 НК). Такие граждане должны подавать уведомление о себе в налоговые органы по месту жительства. Но на 1 апреля этого года из десятков миллионов «непонятно чем занятых», по данным ФНС, официально зарегистрировалось всего 40 человек.

Проблема с пониманием того, как регулировать самозанятых, заключается еще и в том, что власти слабо себе представляют, чем они отличаются от предпринимателей, чем неформальный сектор экономики (к которому относятся 90% самозанятых) отличается от теневого, говорит руководитель Национального института системных исследований предпринимательства ВШЭ, декан факультета социологии Александр Чепуренко. «С точки зрения чиновников все, что неформально, – это вредно, страшно и нужно запретить, – рассуждает эксперт. – А запретить это невозможно, потому что это реальная жизнь и источник существования нескольких миллионов человек». Главное отличие самозанятых от предпринимателей в том, что первые не ставят себе целью заниматься чем-либо, из чего можно извлечь прибыль, они просто ищут для себя источник дохода для существования, работают, чтобы элементарно прокормить себя. Чаще всего речь идет о неквалифицированном и достаточно тяжелом труде, отмечает Чепуренко. «Часто это сезонные работы – сборы урожаев в южных регионах, сборы грибов и ягод в Томской области, услуги экскурсовода, например, – добавляет Алехнович. – Народ выживает и подрабатывает, как может».

Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock

Фото: Shutterstock
Компьютерные мастера, няни и прочие работники неформального сектора пока не поняли, зачем им нужно иметь дело с государствомФото: Shutterstock

Зачем человеку каникулы?

Есть три причины, которые теоретически могли бы побудить самозанятых легализоваться. Вкратце их можно обозначить так: налоги, пенсии, ответственность.

На упомянутом выше заседании ЦСР приводились данные Счетной палаты, согласно которым, бюджет мог бы дополнительно получить 40 млрд рублей, если хотя бы половина самозанятых легализуется и начнет платить налоги. В духе общей запретительной тенденции сенаторы этой весной предлагали запретить выезжать за границу самозанятым, которые не платят налоги и соцвзносы. Но потом от этой идеи отказались.

При этом до конца 2018 года действуют налоговые каникулы, освобождающие от любых платежей, включая страховые, некоторые категории самозанятых – репетиторов, тех, кто занимается уходом за детьми и стариками, и тех, кто занимается уборкой и помощью по домашнему хозяйству.

Налоговые каникулы для самозанятых Алехнович назвала «псевдорешением», которое никак не поможет решить проблему легализации. И не только потому, что оно не стало массовым, а потому, что у людей нет понимания того, как изменится их жизнь, когда каникулы закончатся. Это проблема тотального недоверия к государству, говорит Чепуренко. Такое уже было с индивидуальными предпринимателями, напоминает он: «Им что-то обещали, обещаний этих не сдержали, взяли и подняли социальный налог в 2014 году». И в данном случае, отмечает эксперт, люди могут не знать всех деталей, но понимают, что если сейчас их не бьют, то это не значит, что спустя два года не прищучат. «Через один электоральный цикл сменится Дума, сменится состав правительства, и кому-нибудь опять захочется что-нибудь подрегулировать, – объясняет Чепуренко. – Этого-то люди и боятся. Боятся даже не высоты тех финансовых расходов, которые им придется понести, а того, что через какое-то время эти расходы могут измениться. А как показывает практика, меняются они всегда не в лучшую для налогоплательщика сторону».

Налоги самозанятые платить не должны, считают в аппарате уполномоченного по защите прав предпринимателей Бориса Титова, которому президентом было также поручено разработать план легализации этой категории населения. Такой план у бизнес-омбудсмена есть. Как пояснила Алехнович, учет самозанятых можно регулировать через специальную патентную систему, и таким образом они смогут рассчитывать на такую же пенсию, какую получают легальные работающие граждане. А сейчас именно последние вынуждены нести дополнительную нагрузку по выплатам в соцфонды как для самозанятых, так и для безработных. Подобная патентная система с 2013 года действует и для индивидуальных предпринимателей. Но в данном случае стоимость патента будет равняться сумме уплаты взносов в социальные фонды на срок действия такого патента (от месяца до года) и не превысит 10 тыс. рублей.

Патент, кроме того, решит проблему регистрации. Его можно будет получить либо через электронные госуслуги, либо в «личном кабинете» на сайте ФНС, где есть полный реестр ИНН всех физических лиц, уточняет Алехнович. При этом патент по истечении указанного в нем срока прекратит свое действие автоматически, и никаких отчетностей о своей деятельности составлять не нужно. Звучит привлекательно, но Чепуренко скептичен по той же причине: никакой гарантии у самозанятых, что стоимость патента с 10 тыс. рублей не возрастет вскоре до 50 тыс., нет, и перспектива достойной пенсии к регистрации не соблазнит. Да, если нет регистрации, то пенсия будет минимальной. Так ведь и сейчас эти люди, хотя ничего не платят в соцфонды, ничего и не просят у государства, сами себя обеспечивают. «Как бы цинично это ни прозвучало, учитывая среднюю продолжительность жизни в России, у них есть несколько лет по достижении пенсионного возраста, которые они еще проживут и которые не стоят таких гонений и мучений со стороны государства», – считает Чепуренко.

Кодекс не пугает

Ответственность за незаконную предпринимательскую деятельность, которая предусмотрена как Уголовным (ст. 171 УК), так и административным (ст. 14.1 КоАП) кодексами, может стать реальной угрозой для оказавшихся вне правового поля самозанятых. Это как раз отмечал в своем поручении президент Путин. Легальный бизнес в регионах то и дело призывает ужесточить ответственность за незаконную предпринимательскую деятельность именно из-за конкуренции с «теневыми» самозанятыми, говорит Алехнович. «Но мы это всячески стараемся остановить, потому что сначала нужно предоставить людям реальный режим, в рамках которого они смогут реализоваться, а потом уже ужесточать ответственность для тех, кто его сознательно нарушает», – рассказывает она.

Отсутствие законодательного регулирования при этом порождает коррупцию. «Муниципалитеты и участковые, особенно в малых городах, хорошо осведомлены о том, кто чем занимается, – говорит Алехнович. – И тут вся коррупционная история всплывает в полном объеме. Средний штраф за незаконное предпринимательство  500 рублей. Легализоваться гораздо дороже. В результате самозанятый или штраф заплатит, или отдаст эту сумму недобросовестным служащим.  А государству, казалось бы, выгодно было бы стимулировать легальный труд. Но на федеральном уровне мы никак не можем решить этот вопрос, и теневая экономика не сокращается».

Легализация самозанятых в том виде, в котором это исполнено сейчас в НК, а теперь и в ГК, не решает и проблемы с различными административными проверками многочисленных контрольно-надзорных ведомств. «Видимо, кому-то греет душу то, что можно будет что-то еще контролировать, над чем-то надзирать, устраивать сплошные или выборочные проверки. То есть кто-то из низовой бюрократии рассчитывает на этом поживиться», – предполагает Чепуренко. Освободить самозанятых от таких проверок – самый важный момент в регулировании их деятельности, уверена Алехнович. «Если бабушка пирожки печет на продажу, к ней Роспотребнадзор и Роструд будут домой приходить? – рассуждает она. – Проблема с чрезмерным административным надзором, отягощающая весь российский бизнес, и самозанятых удерживает от добровольной регистрации, им лучше оставаться в тени, чем платить штрафы за выполнение неисполнимых требований».

Государство – не президент

«В отношении отдельных видов предпринимательской деятельности законом могут быть предусмотрены условия осуществления гражданами такой деятельности без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимательства» – вот и все, что дописали депутаты в ГК и что теперь так громогласно объявили исполнением поручения президента Путина по самозанятым. Каким законом будут предусматривать эти условия и каково их содержание, совершенно непонятно. Кстати, теперь очередь президента подписать эти поправки в ГК, и они вступят в силу после опубликования, ибо специальных сроков и каких-либо переходных периодов на стадии рассмотрения законопроект не предусматривал. Глава комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников (он возглавил и группу инициаторов этой «содержательной» поправки) заявил, что «точный перечень видов деятельности будет определяться правительством».

«Данная депутатская инициатива создает видимость активности, но она не сможет быть реализована правительством, так как предполагает масштабное изменение всего законодательства, – говорит Алехнович. – Таким образом разводится волокита, а ведь этого решения ждут миллионы». Подробный перечень видов предпринимательской деятельности, осуществляемой на основании патента, содержится в Налоговом кодексе (ст. 346.43). Всего таких видов 63 – от пошива швейных меховых и кожаных изделий до ремонта компьютеров и коммуникационного оборудования. Бизнес-омбудсмен предлагает 45 из них отдать и под самозанятых, при этом в одном патенте могло бы одновременно содержаться до трех видов различных услуг. Но это предложение также не удалось пока реализовать. Причина в том, объясняет Алехнович, что власти пошли по пути определения самозанятого, а это означает, что менять придется еще пять кодексов и 25 законов. Ведь такого определения в законодательстве нет, есть только наемные сотрудники и предприниматели.

Крашенинников пока анонсировал три: закон о занятости, закон о госрегистрации юрлиц и Налоговый кодекс. «А ведь проблему можно было решить совсем другим путем, без множественных законодательных правок», – считает Алехнович. А именно: создавать новый статус ИП – самозанятого без права найма сотрудников.

Но, возможно, лучшим вариантом было бы не делать вообще ничего. На сегодняшний день получить какие-то услуги от российского государства, которые могли бы компенсировать понесенные ими затраты, самозанятые совершенно точно не рассчитывают, говорит Чепуренко. «Государству в значительной степени они не верят, потому что для них государство – не президент, а налоговый инспектор и участковый, – объясняет он. – И они понимают, что если сегодня их статус урегулируют, то завтра жди в гости этих ребят, а от них просто так не отделаешься. Поэтому если мы хотим бороться с теневой экономикой, то я бы с этим законом ничего не делал, положил бы его куда-нибудь подальше и дал бы отлежаться несколько лет – может быть, о нем забудут».

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru

24СМИ

новости