25.07.2017 | Олег Леонов

Гонка двух минимумов

Подтянуть МРОТ до прожиточного минимума – движение в правильном направлении, но в нынешних бюджетных реалиях может привести к угнетению, а не стимулированию экономики

Фото: Алексей Филиппов⁄РИА Новости

Как повышение минимальной зарплаты может ввести в ступор бюджетную систему страны – на примере Костромской области. Что надо менять в налоговой системе, чтобы безопасно повысить МРОТ.

Правительство России объявило о намерении довести минимальный размер оплаты труда (МРОТ), составляющий ныне 7800 рублей, до уровня прожиточного минимума (в I квартале 2017 года для работающего населения – 10 701 рубль на человека в среднем по стране с дифференциацией по регионам). Идея уравнять оба этих минимума вполне разумная, учитывая, что не может работающий человек получать заработную плату меньше той, которая позволяет обеспечить насущные нужды. То, что около 20 млн человек в нашей стране имеют доходы (а это не только заработная плата работающего населения) ниже прожиточного минимума, является тревожным сигналом, требующим какого-то вмешательства.

Другое дело, что существующий уровень прожиточного минимума имеет весьма условное отношение к реальности, и на него весьма сложно, если вообще возможно, прожить – прожиточный минимум также необходимо корректировать. Без приведения величины прожиточного минимума к объективно обоснованной величине правительственные планы довести МРОТ до прожиточного минимума – это задача, которую начали решать не с того конца. Хотя направление выбрано верное, поскольку увеличивать МРОТ в любом случае необходимо.

Правительство вообще не спешит устранять явное «противоречие двух минимумов», поскольку это повлечет дополнительные расходы бюджетной системы. МРОТ применяется не только для регулирования оплаты труда, но и для определения размеров пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, а также для иных целей обязательного социального страхования. Но медленное движение в решении этой проблемы лучше, чем никакое.

С другой стороны, в экспертной среде обсуждаются и более радикальные предложения, например, увеличить минимальную оплату труда до 25 тыс. Обосновывается это тем, что такая мера стимулирует потребительский спрос, оживит экономику, приведет к снижению теневого сектора, побудит власти перераспределить неэффективные бюджетные затраты в пользу общественно полезных и т. д.

Здесь сразу возникают три главных вопроса: 1) за счет каких источников произойдет увеличение заработной платы? 2) будет ли реальный эффект от повышения МРОТ соответствовать ожидаемому? 3) каковы побочные последствия предлагаемых мер?

Дискуссия в блогах об этом ведется, но за ее рамками остаются многие важные аспекты.

Деньги из ничего не возникают, и еще М. В.  Ломоносов говорил, что «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому». Директивное увеличение заработной платы означает столь же неизбежное принудительное изъятие средств из других источников. Это отягощается тем, что перераспределение произойдет неравномерно и окажет разное влияние на экономических субъектов.

Попробуем рассмотреть это чуть более подробно.

Реакция бюджетной системы

Федеральный бюджет и бюджеты «богатых» регионов обладают определенными внутренними резервами для доведения зарплат своих бюджетников до более высокой планки, тем более что общий уровень оплаты труда там и так относительно высокий и не потребует значительных трат.

Другое положение – с дотационными бюджетами. Для более предметного обсуждения попробуем оценить, как на решение довести МРОТ до 25 тыс. рублей отреагирует бюджет, например, Костромской области. В этом регионе средняя заработная плата в настоящее время как раз около искомых 25 тыс. При этом средняя зарплата учителей составляет примерно 20–21 тыс. рублей, младшего и среднего медицинского персонала – от 10 тыс.до 20 тыс. рублей.

Бюджет Костромской области на 2017 год сверстан с дефицитом в размере 2,4 млрд рублей при объеме собственных доходов 15,4 млрд рублей и федеральной помощи в объеме 7,2 млрд рублей. Основным источником финансирования дефицита служит размещение ценных бумаг (в текущем году эмитируется на 8,0 млрд рублей). Государственный долг региона к концу года должен составить 22,5 млрд рублей. В такой ситуации понятно, что собственных источников для повышения зарплат у бюджета нет. Кроме того, рост фонда оплаты труда в коммерческом секторе может привести к падению поступлений от налога на прибыль организаций, которое частично компенсируется ростом НДФЛ.

Однако выпадающих доходов может оказаться больше. Так, исходя из данных о численности работающего в Костромской области населения и статистики по численности работников с разными размерами заработных плат, для доведения размера МРОТ до 25 тыс. рублей фонд оплаты труда (ФОТ) должен быть увеличен примерно на 17 млрд рублей (если считать только по плательщикам прибыли и НДС). На эту сумму нужно начислить 30% страховых взносов, а на все это – еще 18% НДС. Ожидается, что налоговая база прибыли сократится сильнее (дополнительные издержки на ФОТ х 30% х 18%), чем вырастет база по НДФЛ (ФОТ, включая всех плательщиков и бюджетников). Ставки по прибыли и НДФЛ также не в пользу бюджета – 17% идут в минус и только 13% – в плюс. Точный расчет произвести невозможно из-за нехватки данных, но по очень приблизительным оценкам выпадающие доходы в итоге составят порядка 1 млрд рублей, т. е. рост дефицита бюджета субъекта Федерации на 40%. Помимо падения доходов возрастут и расходы бюджета на зарплаты бюджетников.

Если говорить в целом по стране, то суммарный дефицит консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации в 2017 году составит 52,9 млрд рублей, а в 2018-м достигнет 129,7 млрд рублей. В основных направлениях бюджетной политики до 2020 года правительство России предлагает регионам сокращать дефицит и уровень долговой нагрузки посредством увеличения поступлений налоговых и неналоговых доходов и «оптимизации» (читай: сокращения) расходов. О сколь-либо значимой передаче доходных источников речи не идет.

Очевидно, что источника для компенсации выпадающих доходов и роста расходов у бюджета нет, поэтому следует ожидать, что таким источником станет сокращение работников бюджетной сферы, «оптимизация бюджетной сети», включая закрытие объектов и отказ от их ремонта.

Если для наглядности сильно сгустить краски, то «оптимизацию» можно представить в виде школьников и пациентов больниц, которые должны «заплатить» за повышение минимальных зарплат собственным комфортом: ездить на дальние расстояния, чтобы получить государственные услуги в ветхих помещениях без центрального отопления и с туалетом на улице. Часть школьников будет обучаться во вторую смену, а пациенты больниц из-за сокращенных медсестер – платить коммерческим сиделкам. Средства на новые здания и ремонт существующих потрачены на рост зарплаты оставшегося персонала, нагрузка на который существенно возрастает. Причем описанный сценарий лишь отчасти фантазия – подобным образом бюджетная сфера реально отреагировала на майские указы 2012 года, которые также предписывали увеличить заработную плату. Нет никаких оснований считать, что теперь она отреагирует иначе.

Реакция малого бизнеса

Для индивидуальных предпринимателей (ИП) на упрощенной системе налогообложения, не привлекающих наемных работников, с повышением МРОТ кратно возрастут страховые взносы. В этом году ИП с годовым доходом до 300 тыс. рублей должны уплатить исходя из МРОТ (неиндексированного) сумму страховых взносов в размере 27 990 рублей (7500 рублей х 31,1% х 12 мес.). Увеличение МРОТ до 25 тыс. потребует уплаты уже 93 300 рублей. Причем для тех, кто получит доходы менее 1,8 млн рублей, страховые взносы лягут дополнительным фискальным бременем, и чем меньше доходы, тем больше «эффективная ставка», т. е. доля отчислений в бюджет. Сегодня порог доходов, когда начинается «обратная прогрессия», составляет 500 тыс. рублей (рост в 3,6 раза). Очевидно, что обеспечить для восстановления прежнего баланса многократный рост выручки нет никаких шансов.

Прогнозируется, что рост МРОТ приведет к закрытию примерно 500 тыс. ИП. Так уже случалось в 2013 году, когда приняли решение использовать двойной МРОТ для расчета страховых взносов. И вряд ли бизнес в этот раз поведет себя иначе.

Предприниматели с доходами более 1,8 млн рублей сократят отчисления в региональные бюджеты (у регионов и здесь возникают выпадающие доходы) за счет роста платежей во внебюджетные фонды. По сути, произойдет межбюджетное перераспределение доходов. А доходы этой категории предпринимателей либо не изменятся, либо изменения будут не столь значительными.

Фото: Shutterstock
Рост МРОТ может привести к закрытию примерно полумиллиона ИП. Подобное уже было в 2013 году, когда ввели двойной МРОТ для расчета страховых взносовФото: Shutterstock

Реакция коммерческого сектора

Существует большая вероятность, что коммерческие предприятия предпримут все усилия, чтобы не поднимать минимальную заработную плату.

В настоящее время предприятия легко обходят установленный минимум в виде МРОТ. Здесь может использоваться оформление неполной занятости, заключение не трудовых, а гражданско-правовых договоров, оформление работников в качестве ИП, сокращение штата и т. д. В противном случае организации, применяющей общую систему налогообложения, на каждый рубль дополнительной заработной платы нужно уплатить 30 копеек страховых взносов и 23 копейки НДС в федеральный бюджет, которые ложатся на себестоимость. В базах вакансий рабочих мест Костромской области примерно половина предложений с заработной платой ниже 25 тыс. рублей, т. е. предприятия не имеют ресурсов для оплаты более дорогого персонала, а также источников инвестиций для модернизации производства и роста производительности труда.

Косвенно это подтверждается тем, что, по данным Костромастата, в январе – мае 2017 года 42,4% организаций с численностью более 15 работников были убыточными.

По данным Росстата, в Костромской области (край сыра, льна и родина Ивана Сусанина) рентабельность производства сыра составляла в 2014 году 6,0%, в 2015 году – 5,2%; текстильного и швейного производства (в целом) в 2014 году – 5,1%, в 2015 году – 3,2%; навигаторы – не производятся.

Подводя итог

При резком росте МРОТ в бюджетной сфере прогнозируется снижение качества услуг для граждан и рост трудовой нагрузки на работников. Доходные источники, за счет которых могли бы финансироваться дополнительные расходы на оплату труда, концентрируются в федеральном бюджете и бюджетах «богатых» регионов. Там же сосредоточена и часть потенциальных резервов для сокращения избыточных или неэффективных государственных расходов. В то же время ресурсы для повышения МРОТ нужны в первую очередь в регионах-реципиентах.

Проводимая в настоящее время бюджетная политика предполагает целенаправленную концентрацию доходов на федеральном уровне, от этого принципа федеральная власть отказываться не планирует, и нет того, кто мог бы побудить ее к этому. Такая конструкция позволяет оплачивать «расходы на величие» (Олимпиада, чемпионат мира по футболу, строительство крупных объектов, наращивание выпуска вооружений и проведение военных операций), а также повышает управляемость регионов, которые поставлены в зависимость от федеральной помощи. В данной бюджетной концепции не предусмотрено ресурсов для роста региональных расходов, включая увеличение минимальной оплаты.

У индивидуальных предпринимателей с небольшими доходами при повышении МРОТ возрастет фискальная нагрузка, реальные доходы этой категории граждан снизятся, а они не защищены никакими даже формальными минимумами. В части налогообложения малого бизнеса имеются серьезные хронические перекосы. Для их устранения необходимо «отвязать» расчет страховых взносов от МРОТ, а также ввести не облагаемый налогами и взносами минимум доходов, который защитит предпринимателей с небольшими оборотами от избыточного фискального бремени и станет для налогоплательщиков, использующих специальные налоговые режимы, своеобразным аналогом МРОТ.

Источников для увеличения заработной платы нет и у коммерческих предприятий, тем более что эти источники нужно изыскивать в основном организациям, где низкий уровень зарплат, что косвенно свидетельствует о невысоких финансовых показателях таких организаций. Также существует риск роста инфляции, увеличения безработицы, снижения уровня правовой защищенности работников.

Избыточная эскалация МРОТ (сверх прожиточного минимума) с большой вероятностью окажет не стимулирующее, а угнетающее воздействие на экономику. Причем некоторые из приведенных здесь тезисов уже проверены на практике.

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru

24СМИ

новости