24.07.2017 | Алексей Михайлов

Тайна бензинового государства

Почему цены на нефть в мире падают, а на бензин в России – растут

Фото: Shutterstock

Как курс рубля влияет на цены на бензин в нашей стране, может ли он на самом деле стоить меньше и при каких условиях, кому выгодна высокая цена на топливо в нефтедобывающей России.

Вопрос, вынесенный в подзаголовок, задал работник Оскольского электрометаллургического комбината Денис Азинов во время визита президента на Лебединский ГОК. Ответ Владимира Путина удивил. «Профиль» решил найти правильный ответ на этот вопрос.

Обогнали США

Если посмотреть на цены на бензин в разных странах мира, то мы с печалью можем констатировать, что нефтедобывающие страны проводят самую разную политику относительно внутренних цен на бензин. И чаще всего не держат каких-то специально низких цен внутри страны.

С другой стороны, низкие цены на бензин могут позволить себе только нефтяные страны. В пятерке стран самого дешевого бензина нефтеэкспортеры Венесуэла (невиданный 1 цент за литр – завоевание боливарианского «социализма»), Саудовская Аравия (тут уже 24 цента), Туркменистан, Алжир, Кувейт.

Впрочем, судя по экономической ситуации, Венесуэла явно не удержит свой 1 цент за литр, а президент Туркмении недавно объявил об отказе дотирования множества социальных льгот, в т. ч. и цен на бензин, и к концу года они, вероятно, выйдут примерно на уровень Казахстана.

Вероятно, именно Туркмению имел в виду президент России, когда рассказывал, что «в некоторых странах, допустим, держат очень низкие цены на газ, в странах – производителях газа. Но это полностью перевернутая экономика. Они уже давно понимают, что надо действовать по-другому, но не могут сделать этого шага к выравниванию экономики, потому что с этим связана сразу целая цепочка последствий, в том числе социального характера».

Что ж, нам остается только гордиться, что Россия сделала такой шаг, невзирая на социальные последствия… С 20 центов за литр в конце 90‑х бензин в России подорожал до 90 центов к середине 10‑х и затем из-за девальвации 2014–2015 годов упал ниже 60 центов (речь о самом дешевом бензине АИ‑80, данные Росстата, см. график).

С другой стороны, Норвегия – один из крупнейших нефтеэкспортеров – входит в тройку стран с самым дорогим бензином в мире. Где в топе, конечно, расположились в основном нефтеимпортеры.

Но все же большинство стран-нефтеэкспортеров идут в середине списка – от 0,6 до 1,2 доллара за литр. Здесь же находится и Россия. Ее последнее достижение – цены на бензин в нашей стране в 2017 году (70 центов/л) обогнали уровень нефтеимпортера США (67 центов). А вот по доходам мы от США пока заметно отстаем.

Впрочем, до Швейцарии, Германии или Франции нам еще далеко – мы отстаем вдвое (в этих странах бензин стоит дороже $1,4/л). На мировой шкале дороговизны бензина место России пока – нижняя часть середины списка. Не так уж и плохо.

«…поток идет»

Владимир Путин начинает отвечать Денису Азинову именно с межстрановых сравнений. Но приводит вовсе не те соображения, о которых написано выше. «У нас и так дешевле, чем во многих странах-соседях, так вывозят через границу. Знаете, там поток идет. Поэтому, если мы не хотим, чтобы у нас все тащили, надо и внутри страны держать определенный уровень», – говорит президент.

Посмотрим уровни цен на бензин у наших ближайших соседей, с которыми мы ликвидировали таможни (Таможенный союз ЕАЭС) и имеем общую границу. В Белоруссии и Казахстане бензин стоит дешевле, чем у нас (соответственно 66 и 48 центов за литр). Белоруссия просто повторяет нашу акцизную политику, чтобы бензин не был слишком дешевым и не вывозился в Россию (а нефть ей обходится, как и российским нефтепереработчикам, без вывозных пошлин). Казахстан это, видимо, не волнует: это нефтедобывающая страна, и бензина там более чем достаточно. Он совсем не против, чтобы его бензин вывозили в Россию, купив (и, значит, заплатив все налоги) в Казахстане.

С Киргизией нет общей границы, но бензин там все равно дешевле, чем в России (60 центов). Только в Армении он дороже (около $1) – получается, что именно об этой стране наш президент и говорил Денису Азинову?

Но ведь с Арменией прямой госграницы у России нет, да и с тремя другими членами ЕАЭС ситуация прямо противоположная. Это не от нас вывозят бензин за границу, а, наоборот, выгоднее оттуда везти бензин к нам. И если бы такие потоки действительно были, то они как раз сдерживали бы рост цен на бензин в России, а не разгоняли его. Кстати, вполне возможно, что и сдерживают в реальности.

На Украине бензин заметно дороже, чем в России (91 цент), как и в странах Прибалтики (около $1,2), в Китае (93 цента), а в Монголии – дешевле (63 цента). Но между нами и всеми этими странами – таможенные посты, и никакого «перетока» быть не может. В цистерне или по железной дороге без официальных бумаг не провезешь. А заправить бак легковушки – это мизерные объемы, очень далекие от понятия «поток идет».

Впрочем, есть одно место, куда реально может идти неконтролируемый поток бензина из России, – это самопровозглашенные Донецкая и Луганская республики. Может, именно о них и говорил президент Путин? Получается, что именно они устанавливают «уровень» цены на бензин в России? Смешно… там идет, конечно, поток, но в масштабах страны он незначителен.

Да если бы и был в реальности нелегальный «поток» бензина из России – разве это проблема? Представим, что автомобилист заправился в России и поехал в Литву. Это означало бы только увеличение дохода наших нефтяных компаний и бюджета – по ценам, которые платят наши водители. Конечно, при экспорте нефтепродуктов в Литву Россия собрала бы дополнительно вывозную пошлину, но даже и так российский бюджет – с доходами (НДС и акцизы), а бизнес – с прибылью. А убытки – счетные, бумажные.

Кому выгодно?

В принципе то, что большинство стран–экспортеров нефти не держат внутри страны низкие цены на бензин, при открытых границах логично. Страны с избытком нефти просто вывозят ее на экспорт, и это выравнивает цены в странах-экспортерах и странах-импортерах. Избыток нефти превращается обычно в доходы бюджета, а не в низкие цены на бензин. Ровно как и у нас в стране.

Посмотрите структуру цены на бензин. 30% – это налоги. Нормальная доля налогов в цене российских розничных продуктов 5–10% (это прежде всего НДС). Выше только у подакцизных товаров – алкоголя, табака. Тут акциз увеличивает цену до 1,5 раза. Бензин и, кстати, автомобили также попали во «вредные привычки» россиян, которые надо дестимулировать ценой – акциз в цене на бензин составляет около 15%. Без акциза цена бензина была бы сегодня примерно на 7,5 руб. с литра меньше. Автомобилисты переплачивают в пользу бюджета.

Именно бюджет, а не «нефтяные бароны» или «короли бензоколонок» – главные бенефициары завышенной цены на бензин. Компании – по крайней мере, как следует из их отчетности, – вовсе не получают особых сверхприбылей от добычи нефти или продажи бензина: доля прибыли в цене их продукта несильно отличается от других товаров. А вот доля налогов в бюджет отличается сильно.

И с этой точки зрения немного циничны рассуждения президента о том, что «нам ни в коем случае нельзя позволять производителям, продавцам и посредникам задирать цены». Ведь цены-то на бензин задирает именно государство, регулярно повышая акциз. Или о том, что «если у нас свободный рынок, то мы принципиально не можем свои цены держать по‑другому…». Можем, но не хотим. Государство хочет на этом заработать.

Более того, в правительстве сейчас рассматривается «налоговый маневр», связанный с постепенной заменой вывозной пошлины (которую платят производители-экспортеры) на повышение акциза (который платят все потребители бензина – в т. ч. и автомобилисты). Нетрудно понять, что это приведет к росту цен на бензин.

Впрочем, государство «знает меру». Бензин в стране дорожает, но примерно с темпом общей инфляции. За 16 лет нового века (к 2000 году) цены на него увеличились в 4,6 раза. Примерно так же, как и на свинину или колбасу вареную (4,5 раза), и заметно меньше, чем на говядину (6 раз). Все цены за 16 лет в среднем выросли в 4,9 раза. Так что рост цен на бензин даже слегка отставал от инфляции.

Фото: kremlin.ru
На встрече с работниками Лебединского ГОКа Владимир Путин объяснил дороговизну бензина в России необходимостью защиты отечественного рынка: «Если мы не хотим, чтобы у нас все тащили, надо и внутри страны держать определенный уровень»Фото: kremlin.ru

Правильный ответ

Первый и главный ответ на вопрос Дениса Азинова: цены на бензин у нас все время растут, потому что они в рублях, а нефть падает в долларах. Главный фактор, который отвязывает динамику цен на бензин внутри страны и на нефть на мировом рынке, – это курс рубля.

На графике хорошо видно, как в 2014–2015 годах рублевые цены на бензин в России продолжали расти, а в пересчете на доллары они упали на 40%. Но мы-то платим за бензин в рублях и поэтому условных пересчетов в доллары и центы на своем кармане просто не чувствуем.

Но вот два последних года (2016–2017) наблюдается явно неправильная динамика: курс рубля отвязался от мировых цен на нефть под действием притока в Россию мировых спекулятивных капиталов (т. н. операции carry trade). В результате цена на бензин растет и в рублях, и в долларах на фоне низких мировых цен на нефть из-за роста самого рубля.

В целом будет правильно сказать, что цена на бензин в России падает вместе с мировой ценой на нефть в пересчете в доллары. Но мы этого не замечаем, потому что падения мировых цен на нефть компенсируются падениями рубля.

Различия и задержки в динамике цен на бензин (пересчитанных в центы) и мировой цены на нефть связаны с неполной адекватностью рубля, на который влияют и другие факторы, отличные от цен на нефть.

Курс рубля – вот правильный ответ на вопрос Дениса Азинова, а вовсе не полумифические трансграничные «потоки» бензина или действие «свободного рынка», несколько искаженное налогами. Странно, что президент Путин даже не упомянул этот фактор.

Есть еще и незаданный вопрос: может ли государство снизить цены на бензин? Ответ: да. Если бы государство захотело снизить цену на бензин, то в пределах 15% оно может сделать это в любой момент, как только решит, чем будет замещать выпадающие доходы бюджета: около 400 млрд руб. в региональных бюджетах и 40 млрд – в федеральном (данные 2016 года).

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru

24СМИ

новости