22.09.2017 | Глеб Иванов

Киномеханика

Сколько стоит снять фильм в России, и на что живет отечественный кинематограф

Фото: Олег Харсеев⁄Коммерсантъ⁄Vostock Photo

Русское кино последние месяцы не сходит с лент новостей. Его обсуждают на прямых линиях с президентом и в залах Госдумы, о нем говорят на престижных международных кинофестивалях. В отечественных кинотеатрах тем временем появляется все больше высокобюджетных блокбастеров, удачных или не очень, и поток этот, кажется, не может остановить никакая кризисная буря. «Профиль» с головой окунулся в экономику отечественного синематографа, чтобы разобраться, на что живет российский кинематограф.

Фильм, фильм, фильм

1000 евро, «даже чуть меньше» – именно таков был бюджет российского триллера «23.59», который год назад был представлен на Каннском кинофестивале. Авторами фильма стали журналист «Дождя» Денис Катаев и театральный режиссер Глеб Черепанов, для которых проект стал дебютом в кино. Полнометражную ленту они сняли своими силами, без опыта и бюджета. Уложиться в скромную сумму помогли связи в кино и театральной среде. Камеру им предоставили на время знакомые, актерами стали друзья, заинтересовавшиеся идеей фильма, а большая часть средств в итоге ушла на аренду профессионального света и рельсов для камеры.

«С развитием технологий в мире упростился механизм кинопроизводства. В России продается много недорогой техники. Поэтому денег именно на съемки нужно немного», – рассказывает «Профилю» Денис Катаев. По его словам, больше всего средств сейчас уходит на постпродакшн, на монтаж видео и на звук. «Звук – это самая проблемная точка в кино. Он отнимает много усилий, потому что зачастую молодые режиссеры не задумываются об этой проблеме и во время съемок записывают со звуком голоса все фоновые шумы. Потом дополнительно фильмы приходится озвучивать в студии». Авторам «23.59» со звуком помогли друзья с канала «Дождь». По их словам, именно на него ушла львиная доля от времени создания фильма. «Мы сняли материал примерно за месяц, а на постпродакшн ушло почти полгода».

Суммой 1000 евро в большом профессиональном кино не отделаться. По дружбе актеры играют в фильмах редко, камеру никто не ссудит и с бесплатным постпродакшн никто не поможет. Оплачивать надо и работу съемочной группы, в которую на больших проектах может входить больше 200 человек.

Расходы в кино начинаются уже на стадии идеи. Далеко не все режиссеры самостоятельно пишут сценарии для своих фильмов, как это делал Алексей Балабанов или делает Квентин Тарантино. Даже если оригинальный сценарий написал сам режиссер, ему зачастую может понадобиться помощь специального человека, способного довести его до ума. Кроме того, изменить сценарий могут потребовать продюсеры, которые могут представлять интересы кинокомпании, вложившейся в проект. Если собственных идей нет, то их можно купить. В России готовые сценарии стоят несколько сотен тысяч рублей. Это не предел – в США стоимость черновых вариантов сценариев доходит до $1 млн.

В съемочной группе огромное количество специалистов, ставки которых сильно отличаются друг от друга. Наиболее важные и, следовательно, наиболее высокооплачиваемые – режиссер, оператор, звукорежиссер и композитор. Кроме того, это продюсеры, гримеры, каскадеры, специалисты по свету, ассистенты всех мастей и многие другие. Наконец, актеры, чьи ставки в России доходят до $1000 за съемочный день. По словам продюсера Александра Роднянского («Левиафан», «Дуэлянт», «Нелюбовь»), режиссер и топовые российские актеры могут получать до 20 млн рублей за проект. В результате в России на зарплату уходит до половины бюджета фильма. Схожая ситуация и в США. Там ведущие актеры могут рассчитывать даже на процент от сборов фильма.

Внушительную часть бюджета занимает съемочный реквизит и оборудование. Во‑первых, камеры. Их можно как взять в аренду, так и приобрести. Стоимость полупрофессиональных камер, например, популярной у независимых кинематографистов Sony A75–150 тысяч рублей. Профессиональное оборудование, которое используется в Голливуде и в крупнобюджетных российских проектах, стоит не меньше $100 тысяч (пленочные камеры Panavision). На комплект объективов к ним можно потратить еще $500 тысяч. Покупка камеры IMAX обойдется в $500 тысяч, а ее недельная аренда будет стоить около $15 тысяч. Отдельно приобретается оборудование для камеры вроде рельсов, кранов и т. п.

Другие статьи расходов – звукозаписывающее оборудование и свет, грим и реквизит, декорации на съемочной площадке, логистика, в случае если кино снимается не на студии, а на природе.

После окончания съемочного процесса начинается постпродакшн, во время которого делаются монтаж, звук и музыка, а также спецэффекты. Эта работа, как уже говорилось выше, может занять гораздо больше времени, чем сами съемки, и съесть около 40% бюджета. Особенно дорого стоит компьютерная графика.

Отдельная статья бюджета – «незапланированные расходы», которая съедает от 3 до 10% бюджета. К примеру, итоговый бюджет фильма Алехандро Иньярриту «Выживший», за который Леонардо ди Каприо получил долгожданный «Оскар», вырос почти на 10% из-за того, что съемки не успели завершить до схода снега в Канаде. Студии пришлось оплатить переброску съемочной группы в Аргентину, где в это время был снег.

В итоге бюджет полнометражного фильма зависит от невероятного количества факторов. «Жанр, актерский состав, съемочная группа, реквизит, декорации, компьютерная графика, выбранные локации – каждый из этих факторов может увеличить бюджет чуть ли не на порядок», – говорит Софья Квашилава, директор по контенту онлайн-кинотеатра ivi. В России фильм может стоить как 60 тысяч рублей (авторская драма «Северо-Юг» или триллер «23.59»), так и 1 миллиард 250 миллионов рублей (исторический блокбастер «Викинг»). По словам Квашилавы, говорить о некоем усредненном значении имеет смысл для конкретных жанров. «Комедии редко стоят больше 40 миллионов, драмы укладываются в 20 миллионов, а военные фильмы обходятся в зависимости от масштаба примерно в плюс-минус 100 миллионов рублей и больше. Среди самых дорогих жанров, конечно, фантастика, историческое и военное кино, стоимость съемок которых составляет сотни миллионов рублей». Самой дорогой лентой отечественного кино стал фильм Никиты Михалкова «Утомленные солнцем 2: Цитадель», который стоил $45 млн.

Новый русский кинематограф

Маленькие киностудии и самостоятельные авторы такие расходы в одиночку потянуть не могут. Как и во всем мире, отечественное кинопроизводство ложится на плечи больших кинокомпаний. В СССР такими были «Мосфильм», «Ленфильм», Киностудия им. Горького, Одесская киностудия. Однако перестройка больно ударила по возможностям всех этих объединений. Выпуск фильмов киностудий, которые некогда снимали по нескольку десятков картин в год, сократился. Сейчас большинство из них перешли на выпуск сериалов для телевидения, но активно участвуют в съемках сдачей в аренду павильонов и оборудования.

Если в Голливуде кино – это частный бизнес, целиком лежащий на плечах кинокомпаний, то в России почти все крупные проекты финансируются за счет государства. Средства на съемки могут выделить Фонд кино или Министерство культуры. Если Фонд кино оказывает поддержку фильмам с определенным прокатным потенциалом, то Минкульт в первую очередь финансирует авторское, дебютное и экспериментальное кино, прокатные перспективы которого туманны или отсутствуют вовсе.

В Фонде кино российские кинокомпании делят на лидеров и «нелидеров». Список лидеров определяют каждый год по ряду критериев: зрительский (посещаемость кинотеатров и телевизионный рейтинг), профессиональный (награды кинофестивалей и кинопремии), оценкам фильмов, продолжительности работы организации на рынке и количеству выпущенных ею фильмов с учетом тиражей. За последние пять лет лидеры почти не менялись. В этом году для включения в список лидеров оценивались прокатные, телевизионные и наградные показатели компаний в период с 2012 по 2016 г. Наиболее крупные из них – это Art Pictures Studio Федора Бондарчука («Притяжение», «Сталинград»), «Дирекция кино» Анатолия Максимова («Адмиралъ», «Высоцкий»), «ТриТэ» Никиты Михалкова («Солнечный удар», «Экипаж»), «Нон-стоп продакшн» Роднянского и Мелькумова («Нелюбовь», «Дуэлянт») – всего десять компаний. Они получили 2,5 млрд рублей, причем 2 млрд на безвозвратной основе. Еще 500 млн рублей достанутся остальным проектам. С этого года все получившие госфинансирование должны отчитываться об эффективности государственной поддержки – за каждые 100 рублей, выделенных государством, они должны привлечь одного зрителя.

До этого года в число избранных российского кино входила и студия Enjoy Movies Сарика Адреасяна, однако в июне 2017 года она начала процедуру банкротства. Начиная с 2015 года ни один проект студии, включая амбициозный «первый супергеройский российский боевик» «Защитники», не окупился. Остальные студии тоже продолжают балансировать на тонкой грани. По словам режиссера и продюсера Карена Шахназарова, гендиректора киноконцерна «Мосфильм» и члена попечительского совета Фонда кино, российское кино остается в основной своей массе убыточным. «Для того чтобы окупиться в прокате, фильму нужно собрать примерно в два раза больше, чем на него было потрачено, потому что половина прибыли уйдет кинотеатрам. Кроме того, дополнительно фильмам нужно отбить маркетинговый бюджет, который обычно не включают в цифру основных расходов», – говорит режиссер.

Если компания или творческая группа не входит в число лидеров, то для получения финансирования ей нужно пройти несколько этапов. «После проверки документов организации или авторов, в том числе на отсутствие долгов перед государством, проект отправляется на рассмотрение сценарной рабочей группы, – рассказали «Профилю» в Фонде кино. – Она рассматривает проект на первой стадии, изучает сценарий и по нему выносит резолюцию – либо отправляет его на доработку, либо одобряет. Далее проект попадает в экспертный совет, который рассматривает карту проекта – во сколько организация оценивает свои расходы, сколько собирается получить, какой съемочный период, кто участвует в съемках и многое другое. Потом проходит питчинг, на котором авторы защищают свой проект». Компании-лидеры проходят тот же путь, но без рассмотрения сценарной группой. После питчинга эксперты голосуют по проектам и отправляют результаты в форме рейтинга в Минкульт. Делается это для того, чтобы потом не оказалось, что один проект получил поддержку и у министерства, и у Фонда кино.

Фото: Базелевс Продакшн
Краудфандинговая кампания помогла «28 панфиловцам» обратить на себя внимание Министерства культуры, которое выделило фильму 150 млн рублей финансированияФото: Базелевс Продакшн

Согласованный Минкультом список приходит к попечительскому совету Фонда кино, который в итоге и решает, кому давать деньги, сколько и на каких условиях. В попечительский совет входит 16 человек, среди которых как известные режиссеры (Станислав Говорухин, Никита Михалков, Карен Шахназаров), так и чиновники (советник президента по культуре Владимир Толстой, заместитель министра экономического развития Дмитрий Пристансков, первый заместитель министра финансов Татьяна Нестеренко).

Как говорит Олег Березин, гендиректор одной из крупнейших российских кинокомпаний «Невафильм» (дубляж «Стражи галактики», «Выживший», «Звездные войны», озвучивание «28 панфиловцев», «Рай»), слабое место этой конструкции заключается в том, что молодым авторам или экспериментальным проектам получить финансирование очень трудно, поскольку система делает ставку на опытные компании. «Показатель эффективности господдержки у чиновников один – процент сбора российских фильмов с кинотеатральных показов», – говорит Березин. А Министерство культуры, которое занимается поддержкой фестивального кино, может не дать средства по государственным соображениям. Например, самый титулованный российский режиссер последних лет Андрей Звягинцев больше не получает госфинансирование на свои фильмы, потому что министр культуры Владимир Мединский счел, что его картины неправдоподобно отражают российские реалии.

Но у Звягинцева есть имя, его картины интересны как в России, так и за рубежом, и поэтому деньги на свои проекты он может получить и без государства. А вот молодым, нераскрученным авторам выдвинуться тяжело. Дополнительных сложностей им добавляет сложившаяся система. «К сожалению, в кинобизнес трудно зайти с первого раза, потому что получается замкнутый круг – автору не дают деньги, потому что у него нет опыта, но у автора не может появиться достаточно опыта без денег», – говорит Софья Квашилава.

Впрочем, по мнению Олега Березина, драматизировать ситуацию не стоит. «Мы привыкли просить денег у государства. Есть множество способов получить их, но все стоят в очереди к государственным деньгам. А если их не получают, то считают себя непризнанными художниками», – иронизирует Березин. По его уверению, для первого проекта вполне может хватить даже собственных средств. «Например, Илья Найшуллер, режиссер прогремевшего в мире боевика от первого лица «Хардкор», начал с того, что на подручные средства снял клип и выложил его на Youtube. Там его заметил Бекмамбетов, который уже помог со съемками «Хардкора», – рассказывает Березин. Техника, по его словам, сегодня самый незначительный вопрос. «Простой факт – качество записи на IPhone лучше, чем на советской кинопленке. Главное – увидеть, есть ли в молодом авторе новая мысль. Если она есть – его заметят». На собственные средства дебютные проекты снимал и режиссер Юрий Быков, который в 2014 году прогремел благодаря ленте «Дурак».

Что руки молодым авторам опускать не нужно, считает и автор «23.59» Денис Катаев. По его словам, можно попробовать заинтересовать в собственном проекте один из российских продюсерских центров или попытаться найти деньги через краудфандинговые платформы. «Есть различные краудфандинговые площадки, благодаря которым журнал «Искусство кино» собрал 2 млн рублей за несколько дней. С их помощью получить необходимые средства на кино перестает быть невыполнимой задачей», – говорит Катаев. Так раскрутился YouTube-хит «Майор Гром», а также получил бюджет фильм «28 панфиловцев». «На деньги, полученные с краудфандинга, они сняли несколько тизеров, роликов и проб», – рассказывает Олег Березин, чья компания занималась озвучиванием «Панфиловцев». «Когда стало понятно, что из этого может сложиться кино, подключилось Министерство культуры, которое дало денег из-за важности темы. Краудфандинг в данном случае помог собрать первые деньги для запуска проекта». В итоге картина собрала 150 млн рублей бюджета.

Еще один способ – частные инвесторы. По словам Катаева, ими могут выступать банки, финансовые корпорации или крупные дистрибьюторы, как, например, «Каро-премьер». К примеру, некоторые фильмы Звягинцева финансировал предприниматель Глеб Фетисов. Правда, некоторые частные инвесторы выделяют деньги на фильмы, только если в них уже вложился Минкульт или Фонд кино.

Наконец, есть скрытые инвестиции, как, например, продакт-плейсмент, когда финансирование проекту дают при условии скрытой рекламы продукта в будущем фильме. Особенно этим грешат некоторые проекты Первого канала. Например, в продолжении культового советского фильма «Ирония судьбы», одним из продюсеров которого был глава Первого канала Константин Эрнст, был показан целый рекламный ролик «Билайн».

Но даже краудфандинг и частные инвесторы не помогут авторам, не умеющим заинтересовывать в своих проектах, уверен саунд-дизайнер, продюсер Василий Филатов, художественный руководитель студии SoundDesigner.PRO. «На многих фестивалях, в которых я принимал участие, я видел, как талантливые сценаристы и режиссеры рассказывают о своих проектах и не могут добиться симпатий жюри и зрителей. Это не всегда значит, что у них плохая идея, но это точно значит, что люди не умеют представлять свой продукт».

По словам Филатова, в России мало кто владеет навыком питчинга. «Что это такое? Это когда авторы проектов, чтобы получить финансирование в кратчайший срок, должны рассказать все о своем проекте: персонажи, сюжет, что эта картина несет, кого они хотели бы видеть в качестве актеров, для какой это аудитории». На Западе к питчингу готовятся днями, неделями для одного маленького выступления на пять минут, поскольку именно от этого там зависит судьба проекта. В России серьезного отношения к этой процедуре пока не сложилось. По мнению Филатова, как только мы придем к этому формату, в индустрии многое изменится.

Борьба за место в истории

Даже после того, как фильм готов, это еще не значит, что он выйдет в широкий прокат и вообще дойдет до зрителя. Даже маститым режиссерам и продюсерам сложно договориться о широком прокате. «Прокат фильмов – это в первую очередь бизнес, который должен окупаться, и окупается он в основном благодаря громким раскрученным премьерам, приносящим большую часть выручки», – говорит Софья Квашилава. Чтобы заработать на фильме, нужно продумать все тонкости еще до производства. Нужно продумать маркетинг, определить вложения в рекламу, еще когда фильм находится на стадии идеи.

Важную роль в продвижении фильма играет маркетинг. В Голливуде существует негласное правило, что минимальная затрата на продвижение фильма – примерно $15 тысяч на экран. «То есть если фильм выходит на 3 тысячи экранов, то затраты на продвижение составят примерно $45 млн», – объясняет голливудский продюсер Саша Шапиро.

В России система маркетинга устроена по-другому. У фильмов, которые создаются при помощи государства или являются проектами телеканалов, как, например, «Викинг» или «Ирония судьбы 2», затраты на маркетинг меньше, потому что у них есть ресурс в виде рекламы на федеральных телеканалах. Первый канал, например, показывал рекламу «Викинга» даже в сводках новостей.

У авторского кино таких привилегий нет, как нет и больших маркетинговых бюджетов. «Ставить в сетку кинотеатра релиз, на который из-за недостаточной рекламной поддержки массовый зритель не пойдет, нецелесообразно», – подчеркивает Квашилава. Кроме того, по ее словам, в России люди в кино ходят не так охотно, как в США, хотя в последнее время ситуация медленно меняется в лучшую сторону. «В маленьких городах, где нет многозальных кинотеатров и большинство сеансов отдается крупным релизам, независимое авторское кино вообще не доходит до экранов». Но со временем кинотеатров в малых городах станет больше, и шансы на окупаемость у таких фильмов вырастут», – считает Квашилава.

Гендиректор кинокомпании «Невафильм» Олег Березин полагает, что проблема в другом: «Авторского кино так мало в кинотеатрах потому, что люди не хотят смотреть его там. Статистика показывает, что такие фильмы предпочитают смотреть дома. Хороший пример – фильм «Елена» Андрея Звягинцева, который в кинотеатрах посмотрели всего 100 тысяч человек, а когда он вышел на телеканале «Россия», то совокупная зрительская аудитория составила порядка 5 млн. У блокбастера «Аватар» ситуация прямо противоположная – 80% своих кассовых сборов ($2,8 млрд  – рекорд мировой киноиндустрии. – «Профиль») он собрал в кинотеатрах. Потому что на маленьком экране компьютера или телевизора всех технологических красот этого фильма просто не оценить».

По мнению Березина, в последние годы кино все больше начинает специализироваться под ту площадку, на которой его смотрят. Блокбастеры, такие как «Аватар» или «Гравитация», или ленты, которые снимают на пленку для широких экранов («Омерзительная восьмерка» Квентина Тарантино»), готовят специально для просмотра в кинотеатрах. Другие фильмы создают специально для телевидения. Они обычно значительно длиннее картин для кинотеатров. Их показывают в несколько приемов, разбив на серии. Наконец, в последние годы начинают появляться кинопроекты, снимаемые специально под планшеты и смартфоны. Это в основном короткие истории, которые человек может посмотреть, например, по пути на работу. «Поэтому режиссеры и продюсеры, запуская очередной проект, сейчас должны четко представлять, на какой платформе их фильм будут показывать, потому что от этого будет зависеть наполнение картины», – поясняет Березин.

Однако экономическая модель российского кинобизнеса предполагает, что кинотеатр – это чуть ли не единственное место, где фильмы приносят прибыль. «Онлайн-кинотеатры и телевидение у нас сегодня дают гораздо меньше денег. Получается, что если режиссер или продюсер хотят сделать кино, то они говорят, что будут выпускать его в кинотеатрах. В России это не вопрос художественного решения, это вопрос экономики», – подчеркивает Березин.

Отдельные картины, для того чтобы увеличить их монетизацию, делают в нескольких версиях – и для кинотеатров, и для телевидения. Такой, например, была историческая лента про Колчака «Адмирал». Ее телевизионная версия длилась 4 часа и была разбита на несколько серий. Для кинотеатров картину урезали до 2 часов. Таким же образом был сделан отечественный исторический блокбастер «Викинг», который вышел в прокат в кинотеатрах зимой 2017 года, а осенью он появится на ТВ.

Борьба за кинотеатры

Конец съемок и постпродакшн еще вовсе не означает, что фильм попадет в кинотеатры. По словам Карена Шахназарова, лишь треть картин в итоге добирается до кинозалов. «Для кинотеатрального проката требуется раскрутить фильм, иначе ни один кинотеатр его просто не возьмет. Это минимум еще 40 млн рекламного бюджета. У маленьких картин просто нет таких денег», – говорит режиссер.

Более того, количество сеансов фильма напрямую зависит от его первых кассовых сборов. Если на первой неделе картина показала плохие результаты, кинотеатры сократят сеансы.

Перед тем как включить фильм в свой репертуар, кинотеатры внимательно изучают его финансовые перспективы. По словам президента сети кинотеатров «КАРО» Ольги Зиняковой, существует целый ряд критериев оценки потенциальных сборов фильма. «В первую очередь мы смотрим на создателей картины, каст и студию-производителя – известные имена актеров и режиссеров, безусловно, привлекают зрителей. Если это новая часть популярной франшизы, то сборы предыдущих частей могут быть базой для прогнозов с поправкой на актуальность. Важную роль играет рекламная кампания, если она стартует заблаговременно, отличается оригинальностью и четко работает на аудиторию, а не пытается охватить всех».

Еще один важный критерий, по словам Зиняковой, конкурентное окружение. «Здесь есть два момента: с одной стороны, наличие большого проекта на дате выхода фильма в прокат может «съесть» часть бокс-офиса картины, но существует и обратный эффект – синергии, когда аудитория массово идет в кино, и проекты помогают работать друг другу».

В России премьеры иностранных фильмов переносят в прокате ради отечественных картин. Однако далеко не всегда сети кинотеатров в восторге от такого решения. Когда Минкульт решил ради фильма студии «Базилевс» Тимура Бекмамбетова «Время первых» отодвинуть в прокате голливудский «Форсаж 8», российские киносети взбунтовались. Они указали, что «Форсаж» – традиционно один из наиболее прибыльных проектов года, и перенос сроков его выхода принесет кинотеатрам убытки. В результате был достигнут компромисс – премьера «Форсажа» перенесена не была, однако кинотеатры гарантировали фильму «Время первых» 35% сеансов на первые две недели проката.

Но, несмотря на все преференции, российское кино окупается в кинотеатрах с трудом. С начала 2017 года из 20 вышедших на экраны отечественных фильмов окупились всего четыре: блокбастер Art Pictures «Притяжение», комедия Yellow Black & White «Гуляй, Вася», хоррор «Невеста» студии «10/09» и комедия Марюса Вайсберга «Бабушка легкого поведения». Причем на летний сезон, который считается традиционно прибыльным для кинотеатров, на российские фильмы пришлось всего 3,7% зрителей кинотеатров (в 2016 году – 2%). Правда, выручка за тот же период по сравнению с прошлым годом выросла на 13%.

В России во многих случаях предсказать кассу фильма бывает очень сложно. «У нас еще не настолько налажена статистика, которая позволяет прогнозировать и управлять ожиданиями аудитории. Именно поэтому мы стараемся корректировать расписание сеансов после первого уикенда на основе отзывов зрителей и посещаемости», – говорит Зинякова.

Авторское кино в силу низкого бюджета на продвижение и ограниченного проката в кинотеатрах показывают не так часто. Ему на откуп остаются либо отдельные кинотеатры, вроде московских «Пионера» и ЦДК, которые могут показать фильмы, которые им нравятся, либо онлайн-кинотеатры.

Большую роль играют независимые кинофестивали, которые могут стать большим подспорьем для молодых авторов вплоть до покупки прав у них на кинотеатральный прокат. Не стоит забывать и заграничный рынок, который приносит отечественным картинам доходы, в разы большие, чем в России. Особой популярностью на Западе пользуется российское авторское кино. Например, почти каждый фильм лауреата престижных премий и номинанта на «Оскар» Андрея Звягинцева получает больше кассовых сборов именно за рубежом, а не на родине. Последний фильм режиссера, «Нелюбовь», собрал в мире в 20 раз больше, чем в России. Популярностью за границей пользуются и многие проекты Тимура Бекмамбетова, например, спродюсированный им фильм Ильи Найшуллера «Хардкор» собрал в США $9 млн при бюджете $2 млн.

Наконец, всегда будут существовать проекты, потенциальная аудитория которых настолько мала, что шансов на окупаемость у них просто не остается. «Такому кино, – говорит Софья Квашилава, – в финансовом плане, к сожалению, ничем не помочь, однако и оно должно существовать – ради искусства».

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Новости net.finam.ru

24СМИ

новости