04.12.2016 | Сергей Лилькин

Как Абрамович стал Папой

Российские власти готовы легализовать продажу «красивых» автомобильных номеров

Фото: Виктор Погонцев ⁄ТАСС

Российские автовладельцы скоро смогут сами выбирать понравившееся сочетание цифр и букв для регистрационных знаков. Правда, за это придется заплатить и посоревноваться с другими желающими на аукционе. А свобода выбора, в отличие от правил многих других стран, будет ограничена жесткими рамками.

Уже весной в России могут принять закон, разрешающий продажу «красивых» государственных регистрационных знаков транспортных средств, или попросту автомобильных номеров. Перенять опыт зарубежных стран, во многих из которых подобная торговля поставлена на поток, предложил еще в 2011 году бывший руководитель ГАИ-ГИБДД Владимир Федоров, после ухода из МВД пересевший в кресло сенатора. Внесенный им законопроект «О государственной регистрации транспортных средств РФ» предусматривал возможность выбора «буквенно-цифрового обозначения» владельцем. Документ был принят Госдумой в первом чтении, но затем забуксовал, поскольку депутаты не договорились с ГИБДД о механизмах реализации – первые предложили ввести специальную госпошлину за их выдачу, а милиционеры – аукционы.

Участники развернувшихся дискуссий указывали, что в обеих схемах была коррупционная составляющая. Кроме того, очевидно, что в первом случае поступления в бюджет были бы куда меньше, поскольку цену на «красивые» номера определял бы не рынок, а чиновники, получавшие возможность распределять номера по своему усмотрению. В результате на фоне других важных дел о законопроекте забыли. Теперь же в поисках новых способов пополнения бюджета власти решили, что в условиях кризиса и такой экзотический вариант будет не лишним. Решено, что стоимость «красивых» номеров будут определять участники аукционов, а после принятия закона одному из ведомств поручат разработать процедуру – частоту проведения торгов, правила, варианты оплаты и т. д. Хотя насколько он окажется востребованным и доходным в нынешних российских реалиях, пока сказать сложно.

Запрос на блат

В России автовладельцам всегда были нужны не просто номера с легкой комбинацией цифр и букв, то есть «красивые», а конкретные сочетания, облегчающие жизнь и перемещение по дороге, проще говоря, «блатные». Еще несколько лет назад самым желанным, но недостижимым был номер с буквами АМР, особенно с регионом 97. Первые два десятка цифр (по порядку) отводились в этом сочетании под служебные машины первых лиц правительства, третий десяток – руководства администрации президента. Эти номера пришли на смену регистрационным знакам, где на месте сегмента с индексом региона был нарисован триколор, символизирующий российский флаг. «Семисотая» серия буквенного сочетания АМР закреплялась за ФСБ, однако не менее притягательными считались знаки, выданные в московском регионе с буквами ЕКХ. Официально они принадлежали Федеральной службе охраны и в народе получили расшифровку «еду как хочу» – ни одному постовому и в голову не могло прийти остановить такой автомобиль.

Часто страждущие находили способы получать «блатные» номера в аренду, но если уж выпадала удача купить, за ценой не стояли. И $50 тыс. за «блатной» номер, и вдвое больше – не предел. «Красивые» номера обходились дешевле в несколько раз. Спрос на «блат» пошел на убыль в связи с широким распространением систем видеофиксации: штрафы за лихую езду начали получать все участники движения, невзирая на чины и звания. «Договориться» с радаром и видеокамерой невозможно.

Кстати, с введением нынешних правил регистрации транспортных средств законодатели устранили весьма привлекательную лазейку, которая была популярна у владельцев дорогих автомобилей. Как известно, в РФ владелец автомобиля платит ежегодный налог, исходя из мощности двигателя, при этом каждый регион может как уменьшить федеральную ставку налога, так и увеличить. По этой причине жители Москвы старались поставить на учет свои машины в Московской области, чтобы платить за «лошадь» меньше. Наиболее пронырливые ехали регистрировать свой «пятисотый мерседес», скажем, в Орловскую область, где одна единица мощности стоила в 10 раз меньше, чем в столице. Однако теперь информация о регистрации направляется в налоговую службу по месту жительства, указанному в паспорте, и фактор «региона» на номерном знаке утратил значимость. Правда, не везде. К примеру, в Южном федеральном округе полицейские все еще стараются не останавливать легковые автомобили с регионами 20 и 95 (Чечня) и 05 (Дагестан).

Между тем цифры региона на номерном знаке по новому закону не могут быть выбраны автовладельцем, как и прежде, они будут определяться местом регистрации. Такая же история с буквами, многие сочетания которых уже закреплены за конкретными организациями, и вряд ли какой-нибудь отдельно взятый гражданин, скажем, Ромашкин Михаил Рейнгольдович, получит к юбилею номер с буквами РМР, поскольку он отдан Министерству юстиции, МОО – Управлению делами президента и т. д.

И миллионов не жалко

В некоторых постсоветских республиках уже давно и успешно пополняют казну продажей номеров, как с использованием аукционов, так и без оных. Так, на улицах Тбилиси разъезжает огромное количество авто с номерами самых фантастических сочетаний. Практика совершенно легальной раздачи их, причем без всяких аукционов, была введена в Грузии еще в президентство Михаила Саакашвили. Согласно правилам, при регистрации там можно получить не просто красивый номер (у стойки администратора выставлены готовые варианты на продажу), но и создать свой, в произвольном порядке набрав не более семи символов – хоть цифр, хоть букв! При этом требование только одно – такого номера еще не должно существовать, а буквенные символы должны быть латинскими.

Еще дальше пошли в Великобритании. Самый дорогой номер страны, «F1», принадлежит владельцу тюнинг-ателье Kahn Design Афзалу Кану – в свое время он выложил за него 440 тыс. фунтов стерлингов. Знаменитый тюнингер сразу по приобретении повесил его на Bugatti Veyron. В интервью Кан подчеркивал, что для него это не более чем инвестиция, хотя через несколько лет он отказался продать номер и за 5 млн фунтов! Не смог устоять перед заветной единицей и Роман Абрамович – за регистрационный знак «VIP 1» российский олигарх отвалил «скромные» 285 тыс. фунтов стерлингов, притом, что главная его ценность отнюдь не в наборе символов. В 1979 году этот номер изготовили для автомобиля предстоятеля Римско-католической церкви Иоанна Павла II, на котором он перемещался во время визита в Ирландию.

Самые же «заоблачные» по цене номера – в нефтяных монархиях Персидского залива. В 2008 году бизнесмен из Абу-Даби Саид Абдул Гафер аль Хури выиграл аукцион за регистрационный знак «1», заплатив $14 млн. Примечательно, что за год до того был продан номер «5», который обошелся владельцу вдвое дешевле.

Интересно, что подобные аукционы проводятся и во многих небогатых странах, например, в Таджикистане. Такая практика там работает с 2010 года, правда, особых прибылей не приносит по причине ограниченности «красивых» вариантов. Таджикский номер состоит из четырех цифр, сопровождаемых серией из двух букв и двух цифр. Так, на первом аукционе номер «0100» принес казне $9 тыс., а, скажем, «0202» – только $800. Более того, из 144 запланированных лотов было реализовано только 35. Однако правительство продолжило устраивать розыгрыши и добилось некоторых успехов – самый удачный на сегодняшний день лот принес $11,3 тыс., но такие случаи единичны.

Не прихоти ради

Между тем отнюдь не везде покупка автомобильного номера является прихотью богачей или пижонов. В Китае, например, это дело вынужденное. В 1986 году автомобильной промышленности там практически не существовало, самой крупной была государственная компания FAW с принадлежащим ей брендом Hongqi («Красное знамя») – на этих лимузинах ездили первые лица компартии страны, а на каждую тысячу жителей страны приходилось менее одного автомобиля. Однако именно тогда в Шанхае, самом крупном городе КНР, уже ввели аукционы по продаже регистрационных знаков.

Примерно 20 лет назад рынок легковых автомобилей стал бурно развиваться, совместные китайские предприятия с ведущими зарубежными концернами начали возникать как грибы после дождя. В 2009 году Китай обогнал США по продажам легковых автомобилей и с тех пор остается лидером с объемом 21,5 млн шт. на 2015 год. Между тем уровень автомобилизации в Китае по-прежнему один из самых низких в мире и составляет менее 80 машин на тысячу жителей (в России – 280, в Германии – около 600, в США – 800), стало быть, автопарк будет и дальше стремительно расти, и без ограничительных мер не обойтись. В результате по шанхайской схеме начали распространять вообще все, вне зависимости от «красоты», номера в некоторых крупных городах. В Гуанчжоу, к примеру, в отличие от Шанхая, время от времени проводятся и лотереи, где получить номер можно бесплатно. При этом гражданин КНР сначала должен получить номер, а уж потом идти к дилеру за автомобилем.

Разброс цен на автомобильные номера в Китае велик в зависимости от региона. К примеру, средняя стоимость лота в Гуанчжоу – около $5 тыс., в Шанхае счастливчикам удается порой ухватить заветный знак за $8–9 тыс. На таком фоне остается порадоваться, что России с ее падающим который год рынком новых легковых автомобилей такие цены на самые обычные номера пока не грозят.

 

Новости net.finam.ru

24СМИ

новости