30.01.2012

Романский тандем

Сопротивление планам Германии по спасению евро усиливается. Рим настаивает на удвоении средств для "спасательного зонтика" - и ищет поддержки у Парижа. Канцлер Ангела Меркель оказалась в изоляции.

Сопротивление планам Германии по спасению евро усиливается. Рим настаивает на удвоении средств для "спасательного зонтика" - и ищет поддержки у Парижа. Канцлер Ангела Меркель оказалась в изоляции.

   Бойко Борисов - статный мужчина. Премьер-министр Болгарии в прошлом тренировал национальную сборную страны по карате. Когда он вышагивает по ведомству канцлера бок о бок с Ангелой Меркель, то возвышается на фоне главы федерального правительства.
   И потому 18 января, когда во время его берлинского визита речь зашла о спасении евро, Борисов кому-то вполне мог показаться телохранителем канцлера. Вот уже который день все, как мантру, повторяют тезис итальянского премьера Марио Монти, что официальный Берлин должен больше делать для спасения общеевропейской валюты.
   Борисов, напротив, заявил: от имени многих стран Европейского союза ему бы "хотелось поблагодарить Германию". Дескать, сегодня необходимо приводить в порядок государственные финансы, тратить ровно столько денег, сколько поступило в бюджет, - и экономить, экономить, экономить.
   "Все должны трудиться так же усердно, как немцы", - отметил болгарс-кий политик.
   Меркель довольно кивала: наконец нашелся человек, который проявил понимание. Когда Борисов закончил, она сняла наушник и прокомментировала постоянные призывы Монти к большей активности: "Пока что я еще пытаюсь выяснить, что именно нам следует предпринять". Как только ответ на этот вопрос будет найден, она активизируется, заверила Меркель.
   Впрочем, сам итальянец не испытывает ни малейших сомнений, чего именно недостает Европе. От немцев он хочет дополнительных - и существенных - финансовых вливаний. И в этом Монти не одинок.
   Широкий альянс из министров финансов, глав правительств и эмиссионных банков чуть ли не всех стран еврозоны настойчиво призывает существенно "пополнить" европейский механизм финансовой стабильности (ESM) - так, чтобы его объем составил не 500 млрд евро, как планировалось ранее, а триллион, сообщили итальянские правительственные чиновники своим берлинским коллегам.
   Вместе с тем в Брюсселе сформировалось широкое протестное движение против планов Германии по установлению нового европейского финансового порядка. Инициативы Меркель о законодательном ограничении уровня задолженности - "долговом тормозе" - были сорваны, равно как и идея предоставить Еврокомиссии право подавать иски против злостных наруши-телей бюджетной дисциплины в Европейский суд.
   Сегодня политики пытаются "в ответ на важные для Европы вопросы провозглашать лозунги", сокрушается глава бельгийского правительства Элио ди Рупо: "Однако никакую проблему невозможно решить за счет одной меры".
   За неделю до очередного европейского саммита канцлеру предстоит новая проба сил. Она обещала немцам, что на спасение евро Германия сверх согласованных сумм не потратит ни цента. Тем временем в остальной Европе усиливается ропот по поводу немецкого диктата в области экономической и финансовой политики.
   "Раскол достиг критических разме-ров, - посетовал премьер-министр Да-нии Хелле Торнинг-Шмидт на позапрошлой неделе в Страсбурге, в узком кругу. - В Берлине этот момент осно-вательно недооценивают".
   Соотношение сил в Европе измени-лось. Пока Италией правил такой политический клоун, как Сильвио Берлускони, страна не особо могла участ-вовать в дискуссии о спасении евро. Но после того как его место занял авторитетный финансист Монти, фронт противников Меркель беспрецедент-но усилился, учитывая, что с главой итальянского правительства согласны и многие эксперты.
   В конце концов, Монти ведь предлагает не просто взять и потратить энную сумму, а направить ее на усиление ESM, что послужит успокоительным сигналом для финансовых рынков. У него и в мыслях нет обращаться за помощью - просто такая мера обеспечит доверие. А это, в свою очередь, приведет к снижению надбавок за риск по займам, которые платит Италия. То же самое произойдет и с процентами для других стран, предсказывает он. И всем станет легче.
   Похожим образом ситуацию видят и в правительствах Испании и Португалии. На внутренних антикризисных заседаниях политики в Мадриде и Лиссабоне неизменно высказываются в пользу более активного участия со стороны платежеспособных партнеров по ЕС. В частности, это можно было наблюдать на заседании Евросовета, прошедшем 9 декабря в Брюсселе, и с того времени их точка зрения не из-менилась.
   У южноевропейцев есть и другой заступник, прежде считавшийся союзником федерального канцлера. Президент Франции снова и снова взывает к большей щедрости: немцы должны пустить в ход свою экономическую и финансовую мощь на благо евро, убеждает Саркози. Ведь в противном случае на них ляжет ответственность за фиаско валютного союза, предупреждает он.
   Убежденность Саркози разделяют и авторитетные специалисты по глобальным финансам. Кристин Лагард, возглавляющая Международный валютный фонд, тоже требует усилить ESM. Похожие заявления делает и президент ЕЦБ Марио Драги, оживленно обменивающийся репликами со своим соотечественником и тезкой Марио Монти.
   Драги предлагает решение, которое могло бы стать компромиссом: не зачитывать неиспользованные средства его предшественника, Европейского фонда финансовой стабильности при создании ESM, а усилить ими новый, постоянный "спасательный зонтик". В результате это позволило бы повы-сить потенциал ESM с 500 млрд евро до почти 750 млрд евро.
   Давление нарастает. Но Меркель, равно как и министр финансов Вольфганг Шойбле, непреклонна. Они ссылаются на договоренность, достигнутую на последнем саммите ЕС: дожить до марта и только после этого возвращаться к вопросу о достаточности средств ESM.
   Нет причин отступать от намеченного графика, отмечают они. К тому же ситуация на рынках заимствований в последнее время разрядилась, и проценты по итальянским и испанским гособлигациям, несмотря на понижение рейтинга этих стран агентством Standard & Poor's, заметно снизились. Таким образом, правительства южан уже получили доступ к более выгодным кредитам.
   Однако Монти не может просто надеяться на то, что положение не изменится в худшую сторону. Процесс реформ в Италии проходит тяжело, пожаловался он канцлеру Меркель во время своего визита в Берлин 11 января: дескать, угрозы для будущего связаны не только с экономикой, появляются и политические риски. Что именно он имеет в виду, Монти не рассказал, но это ни для кого не секрет: его предшественник Сильвио Берлускони, ответственный за продолжавшийся долгие годы застой, готовит свое возвращение.
   Поскольку в Европе такому повороту никто не обрадуется, Монти ощущает поддержку. Германия "больше других" выигрывает от евро, говорит он. И потому "в интересах Германии" сделать так, чтобы расходы Италии и всех других государств-должников на рефинансирование их колоссальных кредитов сократились. И потому недовольство в ведомстве канцлера усиливается.
   И все же Монти считает, что шансы смягчить позицию несгибаемой Меркель у него есть, и неплохие, если действовать на пару с Францией. До сих пор канцлеру всякий раз удавалось блокировать французские призывы к сме-не курса. Но теперь "фрау Меркель дол-жна понимать, что мы объединили усилия", цитирует одного из советников Монти итальянская ежедневная газе-та La Repubblica после его визита в Париж, состоявшегося в начале января.
   Насколько успешно может функционировать романский тандем, немцы узнали на переговорах о бюджетном соглашении на позапрошлой неделе. Ни на одном из своих ключевых требований Берлину настоять не удалось.
   О сопротивление других стран разбилась прежде всего попытка включить положение о "долговом тормозе" в национальные конституции стран еврозоны. На предшествующих раундах переговоров представители Берлина упирали на то, что прописать в конституциях максимальный размер допустимой задолженности совершенно необходимо, но 19 января они сдались.
   Дублин заявил, что в таком случае Ирландии придется проводить референдум. А это всеми участниками было воспринято, как ультиматум. Ведь однажды всенародное волеизъявление населения островной страны уже сорвало подписание другого европейского договора.
   И потому последний проект договора вышел мягким: согласно нынешней редакции, максимальный уровень государственной задолженности должен быть закреплен в национальном законодательстве "в обязательном порядке и на постоянной основе", но это лишь "рекомендуется сделать в рамках конституционного права". Государства-члены еврозоны должны не более чем "гарантировать", что положение об ог-раничении новых заимствований будет "учитываться" при составлении национальных бюджетов.
   Кроме того, Берлину пришлось отказаться и от требования предоставить Еврокомиссии возможность подавать в Европейский суд на отдельных нарушителей бюджетной дисциплины. Оно противоречит европейскому праву, поскольку простой договор между отдельными государствами не может определять роль общеевропейского института. Вообще говоря, соответствующий договор де-факто никак бы не повлиял на бюджетную политику, убежден один европейский дипломат, знакомый с ходом переговоров.
   В Германии тоже усиливается разочарование. "Краеугольный камень для реального бюджетного союза до сих пор так и не был заложен, - констатировал глава Бундесбанка Йенс Вайдманн 19 января в Берлине на встрече депутатов от ХДС/ХСС, представляющих интересы малого и среднего бизнеса. - Ведь реальных прав на вмешательство в национальное законодательство на настоящий момент как не было, так и нет - в том числе и в случаях хронического нарушения бюджетной дисциплины".
   Немецкая манера ведения переговоров вызывает серьезное недовольство не только в Берлине, но и прежде всего в кругах брюссельских европолитиков. Все понимают, что немцы не желают расставаться с деньгами. Но вряд ли найдется человек, который может сказать, зачем Меркель настаивает на тех пунктах договора, которые являются либо сомнительными с правовой точки зрения, либо незначительными - с финансово-политической.
   Вместе с тем все гадают, почему сами немцы противятся предложениям, направленным на оживление конъюнк-туры, которые не связаны ни с каки-ми затратами. Не так давно Монти призвал в масштабах ЕС открыть консервативные рынки труда в сфере услуг - Берлин отреагировал резким отказом.
   Важность экономического роста для урегулирования долгового кризиса не вызывает сомнений - и экономисты Кильского института мировой экономики это смогли доказать. Команда ученых во главе с Хеннингом Клодтом не верит, что кризис евро окончательно разрешен. Результаты их аналитических исследований говорят об обратном: ситуация станет по-настоящему драматичной, как только начнется конъюнктурный спад.
   Кроме того, кильские служители науки просчитали, на какую сумму доходные статьи в бюджете каждой из стран еврозоны должны превышать расходы, чтобы министры финансов смогли обслуживать набранные долги на долгосрочной основе. Большинство государств, в том числе даже Францию, рейтинг которой недавно был понижен агентством Standard & Poor's, выводы Клодта не могут не порадовать. "Та оценка, которую дают рынки, намного хуже реальной бюджетной ситуации, - отмечает Клодт. - Но если проценты больше не будут повышаться и восстановится рост, то страны уже в скором времени вернут себе контроль над своими долгами".
   Правда, расчеты Клодта показывают и то, что усилия реформаторов в некоторых из тех стран, которые накопили непомерные долги, могут оказаться тщетными. И если, например, в Италии не произойдет существенного ускорения темпов роста, то в долгосрочной перспективе стране будет очень и очень непросто обслуживать свои обязательства.
   Тогда правительству в Риме придется либо повышать налоги, либо сокращать расходы казны - в практически беспрецедентных масштабах. В таком случае ежегодные расходы на санацию должны будут составить почти 6% ВВП. "При всем желании это утопия", - считает Клодт.
   Действительно мрачным ему видится положение в Португалии: если ощутимого подъема не будет, Лиссабону тоже не обойтись без списания части долга. Как показывают расчеты, при таком сценарии инвесторам придется простить Португалии больше половины долгов, общая сумма которых превышает 170 млрд евро. Только тогда у страны появится шанс вернуть себе контроль над государственными финансами.
   У Греции такой возможности нет, причем давно. И даже намерение частных кредиторов поступиться большой частью своих требований едва ли поможет стране. Если проценты на рынке заимствований останутся на нынешнем уровне, то Афинам потребуется "облегчить" свои долги более чем на 80%. А это будет означать большие потери, в том числе и для ЕЦБ, и для стран еврозоны.
   Премьер-министр Италии Монти - дипломированный экономист, учившийся, в частности, у нобелевского лауреата Джеймса Тобина, - видит один выход. "В Европе появится инициатива роста", - говорит он, имея в виду страну, которая в экономическом плане сильнее других своих партнеров по Евросоюзу, то есть Германию.
   "Чем ты больше, - говорит он, - тем большая ответственность ложится на твои плечи".

Новости net.finam.ru