10.12.2007 | Бернхард Цанд | РАЛЬФ БЕСТЕ | Кристоф Шульт

Выйдя из комы

Конференция в Аннаполисе дала начало процессу, который способен изменить облик региона. Еще никогда усилия миротворцев не опирались на столь широкий спектр международных сил. Ключевую роль играет Сирия — в Дамаске намечается неожиданная смена курса.
Штаб-квартира «Национальных сил безопасности» в Хевроне окружена баррикадами из бетонных блоков, ее охраняют палестинцы в зеленых камуфляжах с «калашниковыми» наперевес. Главный в штабе — 63-летний генерал-майор Тиаб аль-Али, в подчинении которого 8 тыс. солдат. Он рассказывает о противнике.

За его спиной — портрет основателя PLO Ясира Арафата. 30 лет Али в Ливане возглавлял борьбу PLO против Израиля. Но в эти дни он начинает осознавать: главный враг палестинцев — сами палестинцы. «Раньше мы воевали с Израилем, — говорит генерал. — А сегодня приходится действовать против соотечественников».

На позапрошлой неделе в Хевроне на улицы вышли сотни палестинцев. Они протестовали против конференции по Ближнему Востоку, начинавшейся в американском городе Аннаполисе. Али выдвинул на улицы своих подчиненных. Но демонстранты расходиться не желали. Прогремели выстрелы, было много раненых среди демонстрантов, один из них погиб.

Генерал Али знает, что это только начало. Его задача — не допустить, чтобы экстремисты движения ХАМАС, захватившие полосу Газа, расширили свое влияние и на Западный берег Иордана. «Буду делать, что в моих силах», — говорит генерал. Ему непонятно, что в переговорах президента Палестинской автономии Махмуда Аббаса с израильтянами может быть такого плохого: «Аббас знает, что делает. Он добьется, чтобы у нас было свое государство». Аннаполис — это успех, «ведь весь мир заявил, что у нас должно быть собственное государство».

Такая уверенность в прошедшие недели была в дефиците. Конференция по Ближнему Востоку, которую американцы устроили в тихом приморском городке в 50 км от Вашингтона, комментаторы во всем мире уже до ее начала объявили провалившейся. Велико было сопротивление арабских стран, не желавших участвовать в саммите, сдобренном большой долей шоу и не обещавшем ничего существенного. До самого последнего момента такие важные страны, как Египет и Саудовская Аравия, вопрос о своем участии оставляли открытым.

Среди израильских противников встречи в Аннаполисе перед конференцией в ходу был недобрый анекдот: «Вопрос: не знаете, почему еще не разосланы приглашения в Аннаполис? Ответ: на свадьбу приглашения рассылают и за неделю вперед. А когда приглашают всего за день — это на похороны». Этот юмор вполне мог звучать из уст любого лидера ХАМАС.

Но скептики поторопились объявить «проект Аннаполис» безнадежным. На самом деле мирный процесс на Ближнем Востоке после семилетнего пребывания в коме, в которую он впал после провала переговоров в Кемп-Дэвиде, в Аннаполисе как раз начал приходить в себя. Пациент слаб, но жив. Вопрос: сможет ли он восстановиться полностью?

Первые признаки жизни обнадеживают. Израильтяне и палестинцы смогли даже — в последнюю минуту — договориться о совместном коммюнике. Согласно ему, двусторонние переговоры «по всем без исключения спорным вопросам» должны начаться без промедления и до конца будущего года привести к договоренностям об основании палестинского государства. Те реальности, что возникли в результате шестидневной войны в 1967 году, «претерпят основополагающие изменения», предсказывает израильский премьер Эхуд Ольмерт. Даже всегда недовольный президент палестинцев Аббас сказал что-то о смене эпох: теперь начинается «эра после Аннаполиса».

Заявления громогласные, даже очень. И одних благих намерений явно недостаточно.

Без финансовой и политической поддержки международного сообщества мирный процесс вновь на ноги встать не сможет. На середину декабря в Париже намечена конференция спонсоров, на которой европейцы — прежде всего они — хотят договориться о серьезных финансовых вливаниях в палестинскую экономику. Намечаются сдвиги к лучшему и в области безопасности: Соединенные Штаты выделяют средства на полицейские силы партии Аббаса ФАТХ. Задача: сделать их способными противостоять организации ХАМАС и другим экстремистам. Европейцы берут на себя обучение полицейских, Израиль дал добро на ввоз оружия и бронированных транспортных средств.

Конечно, это лечение, которое может вызвать много побочных эффектов: если Аббасу не удастся в ближайшее время добиться успехов, его народ отвернется от него. Ольмерт, делая необходимые уступки, рискует разрушить правящую коалицию. Еще никогда, однако, мирный процесс на Ближнем Востоке не опирался на столь широкий спектр международных сил.

Многое зависит от воли американцев участвовать в процессе и после мероприятия в Аннаполисе. Значение саммита выходит далеко за рамки израильско-палестинского конфликта. Возможно, встреча эта стала началом новой главы в реальной политике на Ближнем Востоке и возврата к дипломатии в стиле Генри Киссинджера.

Для арабских автократов просматривается троякая выгода. На Ближнем Востоке они вполне способны поддерживать впечатление, что самоотверженно борются за дело палестинцев. От Америки они получают тыловое прикрытие против Ирана, превращающегося в новую державу Персидского залива. И наконец, в столь сложной фазе никто не донимает властителей Аравии вопросами об их демократической легитимации, как часто бывало в последнее время.

Этот расчет совершенно явно стал обоснованием участия в процессе трех суннитских режимов — Саудовской Аравии, Египта и Иордании, называющих себя «умеренными». Уже в течение продолжительного времени их интересы сближаются с устремлениями Израиля.

Сложнее ситуация с Сирией, которая на официальном уровне все еще поддерживает самые тесные контакты с Ираном. Правительство президента Башара аль-Ассада расколото на два лагеря. Правда, оба они открыто выступают за сближение с Западом и дипломатические усилия по возвращению Голанских высот. Но в то время как министр иностранных дел Валид аль-Муаллим готов ради этого пойти на разрыв отношений с Тегераном, вице-президент Фарук аль-Шараа не настроен отказываться от традиционных и гарантирующих безопасность с тыла связей с муллами.{PAGE}

Сам президент еще за два дня до Аннаполиса в интервью объяснил, почему Сирия не должна участвовать в саммите в Америке. Но в конце концов Ассад решил по-иному и вопреки сопротивлению Тегерана отправил в Америку заместителя министра иностранных дел. Якобы имел место телефонный разговор с иранским коллегой Махмудом Ахмадинежадом, приведший к «ухудшению личных отношений», сообщается из Дамаска. 

Очевидно, Сирия находится на пороге принципиальной смены внешнеполитического курса, сопоставимой разве что с совершенно неожиданными маневрами, в результате которых в 90-е годы Дамаск отказывал в помощи то Ираку, то действовавшей в Турции Курдской рабочей партии, PKK. Нечто похожее вырисовывается сейчас в отношении палестинских сил, таких как ХАМАС, лидеры которых в течение десятилетий резидируют в Дамаске: контрмероприятие саммиту в Аннаполисе режим отменил в самый последний момент. Когда же Тегеран взамен предложил себя, иранскому послу в Дамаске поступило письмо. Десять палестинских лидеров объявили момент для проведения контрмероприятия, «к сожалению, неподходящим — несмотря на соблазнительное предложение Тегерана».

Сирия, отнесенная президентом США Джорджем Бушем к странам-изгоям, — решающая фигура в крупной и опасной игре, ведущейся на Ближнем Востоке. В этом регионе проблемой давно уже является не конфликт Израиля с арабами, а все нарастающая конфронтация арабов-суннитов с шиитским Ираном. Перетянув на свою сторону Сирию, Запад лишил бы Тегеран его самого близкого партнера из арабского региона. Для антииранского альянса, в котором объединились арабы, израильтяне и Запад, это был бы весомый успех.

То обстоятельство, что Дамаск на позапрошлой неделе вышел из блока агрессивных врагов Израиля, упорнее прочих записывает себе в заслугу немецкая дипломатия. «Сейчас за одним столом собираются даже государства, не поддерживающие между собой дипломатических отношений», — отметил министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер.

Главный берлинский дипломат уже почти полтора года старается добиться начала переговоров с Дамаском — несмотря на скептический взор американцев, израильтян и собственного канцлера. Когда летом 2006 года он впервые вознамерился посетить Дамаск, госсекретарь США Кондолиза Райс оказала нажим на него, говоря: «Хочу предостеречь от этой поездки». И г-жа канцлер ясно дала понять, что не ожидает от этого визита ничего хорошего.

На немецкого министра иностранных дел это подействовало, хотя и слабо. В середине августа он сидел в самолете, находившемся уже на взлетно-посадочной полосе аэродрома в Аммане, когда ему поступило сообщение, что сирийский президент Ассад за несколько часов до этого восторженно высказался о вооруженной борьбе отрядов «Хизбаллы» против Израиля. После ряда судорожных звонков Штайнмайер прервал дальнейшее движение в направлении Дамаска, в том числе из опасения, что союзники подвергнут его «заградительному огню».

В начале декабря министр предпринял вторую попытку. Два часа он провел у сирийского президента, объясняя ему, что может дать обнищавшей и изолированной стране сближение с Западом. По завершении беседы он с облегчением отметил, что президент Ассад высказался в том духе, что «Сирия не будет более частью ближневосточной проблемы, а станет элементом ее решения».

Штайнмайер вложил много энергии в решение сирийской головоломки. За прошедший квартал он трижды направлял своего эксперта по Ближнему Востоку Андреаса Михаэлиса в Дамаск. В минувшие недели он отметил, что американцы отказались от политики изоляции Сирии. В начале ноября на конференции по Ираку в Стамбуле Штайнмайер вновь встретился с Кондолизой Райс. Американка попросила немецкого коллегу использовать свои контакты, чтобы убедить сирийцев принять участие в саммите в Аннаполисе. На это он согласился.

В вопросах мира в этом регионе Сирия играет ключевую роль. Проблема в том, чтобы привлечь к мирному процессу как можно больше арабских стран. Каждый из участвующих — такова логика — должен быть достаточно заинтересован в успехе всего проекта. Настолько, чтобы не торпедировать его отдельные составные части.

Для этого, однако, нужно, чтобы сирийцы увидели, что в ходе мирных конференций откроются реальные шансы вернуть себе Голанские высоты. И по этой причине отказались бы от того, чтобы подталкивать отряды «Хизбаллы» в южном Ливане к нанесению военных ударов по Израилю.

Израильское правительство не в восторге от такой «интернационализации ближневосточного конфликта». Ему были бы больше по душе тайные переговоры. Однако теперь и премьер-министр Ольмерт замечает, что Аннаполис привел в движение процесс, от которого сложно уклониться.

Весной Россия собирается провести конференцию — в продолжение начатого процесса. На ней сирийско-израильская проблема должна занять ведущее место. Владимир Путин завлекает Ольмерта тем, что у него с Дамаском особые связи: «Влияние на Ассада есть только у меня. Было бы расточительством не использовать этого преимущества».

В контексте сложных переговоров с палестинцами Ольмерт благодарен за то, что появился этот сирийский вариант. В прошедшие месяцы он через своих посредников неоднократно давал понять президенту Ассаду, что готов к переговорам, но всякий раз американцы его тормозили.

Это препятствие Аннаполис тоже устранил. В доверительной беседе Джордж Буш сообщил своему гостю Эхуду Ольмерту, что не будет препятствовать израильско-сирийским переговорам. Он лишь желает быть в курсе событий, подчеркнул Буш и добавил: «Только не надо сенсаций».
Новости net.finam.ru

24СМИ

новости